Youtube Twitter Вконтакте

8-495-6450707

Телецентр "Останкино"
ул. Академика Королева, д.12
E-mail: 6450707@bk.ru

music box 2

Вакурова Н.В., Московкин Л.И. "Типология жанров экранной продукции"

 

Н. В. ВАКУРОВА, Л. И. МОСКОВКИН

 

ТИПОЛОГИЯ ЖАНРОВ

СОВРЕМЕННОЙ

ЭКРАННОЙ ПРОДУКЦИИ

 

Учебное пособие

Москва, 1997

Рецензент — доктор филологических наук,

профессор Рудольф Андреевич БОРЕЦКИЙ

Ó Н. Вакурова, Л. Московкин 1997

 

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

* ВВЕДЕНИЕ

 

* ПРЕДСТАВЛЕНИЕ о ЖАНРОВОЙ СТРУКТУРЕ и ТИПОЛОГИИ: исторический, аксиологический и гносеологический аспекты

 

* ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТРАДИЦИОННОГО ЖАНРОВОГО ДЕЛЕНИЯ ИСКУССТВА, включая телевидение (понятия и определения)

 

* ЖАНРОВАЯ СТРУКТУРА СОВРЕМЕННОЙ ЭКРАННОЙ ПРОДУКЦИИ

 

* СТИЛИ, НАПРАВЛЕНИЯ и ЖАНРОВЫЕ РАЗНОВИДНОСТИ

 

* КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ с ТОЧКИ ЗРЕНИЯ его ЖАНРОВО–ТЕМАТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ и ЗРИТЕЛЬСКОГО ВОСПРИЯТИЯ (для исследователей экранной продукции)

 

* ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

* РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

 


 

Введение

«Вложи свою голову в телевизор и думай, что стал умней»

  (Борис Гребенщиков)

 

Настоящее пособие предназначено как для практических работников творческих телевизионных профессий, так и для исследователей, ведущих научные изыскания в сфере телевидения, включая самые широкие аспекты взаимодействия электронных СМИ и аудитории.

Необходимость и своевременность пособия обусловлена четырьмя причинами. Во-первых, все возрастающие возможности ТВ уже настолько велики, что обеспечивают чрезвычайно широкую аудиторию с разнообразными формами восприятия — телевизор смотрят все, в том числе и те, чей коэффициент интеллекта настолько невысок, что другие формы массовой коммуникации им просто недоступны. Соответственно, эфирную продукцию ТВ можно интерпретировать через множество различных жанровых структур (в отличие, например, от литературы), поэтому даже профессионалу сложно разобраться, какая схема конструктивна и утилитарно необходима, чтобы понять, к какому жанру относится собственное произведение. Во-вторых, быстрое изменение жизни с глубокими переменами самой структуры человеческих потребностей вызывает неожиданные изменения жанровой структуры ТВ как наиболее мобильного, доступного и массового СМИ. К сожалению, наука консервативна и отстает от предмета исследования как раз именно тогда, когда ее теоретические схемы и прогностические возможности оказываются наиболее востребованными. В-третьих, работники творческих профессий остро нуждаются в подтверждении востребованности обществом продукта своей деятельности, чего трудно достичь при занятости в сфере СМК — фактически приходится работать на меньшую активную часть аудитории с ее негативными установками, одновременно преодолевая конкурентные устремлениями коллег и изыскивая особенно изощренные способы мониторинга реальной аудитории. Поэтому теорию надо знать: даже если она не докажет собственную правоту, то по крайней мере подскажет аргументы в дискуссии — не всегда же удается отделываться афоризмом «Все жанры хороши кроме скучного». В-четвертых, массовое проникновение на отечественное ТВ новых и часто случайных людей с несоразмеримо более широкими возможностями, чем это определяется узостью круга профессионалов, естественно влечет ощущение отсутствия теоретической базы того, что на ТВ делают люди творческих профессий. Ощущение непрофессионализма усугубляется отсутствием верстки и специализации каналов.

При создании пособия авторы использовали возможность совмещения трех теоретических источников. Во-первых, это разработки отечественных классиков теории телевидения — Э.Багирова, Р.Борецкого, Ю.Буданцева, Г.Кузнецова, С.Муратова и А.Юровского. Во-вторых, умозрительные схемы теории искусства вообще и различных его конкретных направлений в работах М.Бахтина, В.Библера, М.Кагана, Д.Лихачева, Б.Успенского, В.Шкловского и др. В-третьих, знания о том, как в принципе могут решаться задачи классификации, типологии и таксономической диагностики, из области смежных и отдаленных наук, предметом которых аналогично является эволюция систем. Впрочем, в настоящем тексте слово «система» применяется (кроме специально оговоренных случаев) в таком смысле, что сочетание «эволюция систем» вполне тавтологично.

Написание пособия существенно облегчило то, что диссертационная работа одного из авторов включала объективную типологию жанров на основе контент–анализа и до сих пор является практически единственной, решающей задачу классификации ТВ–жанров путем формальной процедуры с объективным доказательным вычислимым результатом (обычно идентификация жанров производится эвристически и, естественно, субъективно).

Построение пособия по рубрикам и разделам обеспечивает возможность пользователю, не читая всю книгу целиком, непосредственно извлечь необходимый аспект — исторический, аксиологический или содержательный, а также описание конкретного жанра или стиля, включая определения всех связанных с ними понятий. Для простоты обращения крупные разделы построены по алфавиту (пособием фактически можно пользоваться как словарем).

Некоторые приведенные положения текста инвариантны на всем пространстве интерпретации системы СМИ или эволюции искусств и применимы шире, чем для классификации экранной продукции. Соответственно читатель может встретить слова, обобщающие и дополняющие описываемую область человеческой деятельности — например, «читатель» в скобках после «зритель». Затрагивая близкие темы (авторства, аксиологии, теории систем и кластеризации), авторы пособия по жанрам экранной продукции не претендовали на полноту охвата всего, для этого есть специальная литература по конкретным названным темам. Однако в рассуждениях могут присутствовать оригинальные мысли, которые необходимы в данном тексте для аргументации жанрообразования и классификации экранных продуктов, ради чего они здесь и приведены.

в начало

 


ПРЕДСТАВЛЕНИЕ о ЖАНРОВОЙ СТРУКТУРЕ и ТИПОЛОГИИ:

исторический, аксиологический и гносеологический аспекты

 

Каждое конкретное произведение идентифицируется в пределах сплошного непрерывного экранного текста не менее чем по шести характеристикам, которые с необходимостью связывают общим содержательным смыслом произведение в его критическом анализе с типологией жанров.

 1. Авторская завершенность.

 2. Адресность.

 3. Востребованность.

 4Изобразительно–выразительные средства и стили, использованные автором.

 5Жанр.

 6. Тип хронотопа, или пространственно–временная структура художественного образа.

Характерно, что ни сюжет с фабулой, ни длительность произведения, ни тем более физический носитель текста не являются достаточными его характеристиками. Существуют, например, бессюжетные произведения; кроме того, с помощью компьютерных inter–media возможна композиция гипертекста, где длительность художественного времени раскладывается на пространственные составляющие, а сюжет как единственная последовательность произведения утрачивает смысл — читатель (зритель) может влиять на развитие событий в интерактивном режиме.

Ключевым является понятие жанра, аналогично понятию вида для биологии как классификационной единицы с наибольшим содержательным смыслом, но не столь четко применяемого. Основа та же — генетическая и типологическая одновременно (они совпадают, как физические массы — инерционная и тяготеющая), но экологическая специализация выражается иначе. Так, широко используемое название конкретного жанра с рекреативной функцией без драматургической композиции «зарисовка» на телеэкране обозначает генетически сборную группу, происхождением как от фотографии, так и от древнего восточного литературного направления так называемой «пейзажной лирики», нашедшего свое место в России, но недоступного западной ментальности. Термин «жанр» используется достаточно свободно, подобно, например, слову «профессор» — для обозначения как должности, так и звания. Кстати, понятие «вид» тоже используется, но для обозначения групп жанров.

 Жанровая структура имеет для телевидения настолько существенное практическое значение, что неоднократно предпринимались попытки ее стандартизации и задача приобрела сугубо теоретическую окраску. Однако отнесение телевизионной передачи к тому или иному жанру имеет прежде всего конкретный практический смысл. Например, новостная информация в чистом виде не защищена авторским правом, в отличие от ее подачи с комментарием, что зависит от использованного жанра. В свою очередь, от того, к какому жанру — информационному, публицистическому или художественному (постановочному, игровому) — относится творческое произведение конкретного автора, зависят, с одной стороны, форма выражения и степень творческих усилий создателя произведения, с другой — зрительское восприятие и, конечно же, уровень оплаты труда — было бы непростительно в наше время забыть об этом. При значительном увеличении разнообразия передач, числа каналов и времени вещания приобретает существенную значимость адекватное аннотирование передач с указанием жанра для привлечения (или наоборот отторжения) части аудитории. Практическое значение жанра будущей передачи или фильма сказывается уже на уровне сценарной заявки и связано с выбором соответствующих технических средств (например, репортаж требует транспорта или специфических средств связи, а беседа — студийного оборудования).

Характерно, что ТВ, как до того и кино, фактически начиналось с одного всеохватывающего жанра, и лишь затем новорожденная теле–почка раскрылась и разрослась в богатый куст многочисленных побегов, из которых сама жизнь отбирает и выбирает адресно востребованные жанры. Причем жанры (как, впрочем, и все остальное) поддерживает востребованность трех родов. Аудиторная (потребительская) и авторская (творческая) не всегда находят друг у друга поддержки или взаимопонимания. Существует еще и такой сложный вариант востребованности как результата кооперативных эффектов психики в обществе, когда тиражируются никому конкретно не нужные произведения и истины, иногда эпатирующие эстетическое восприятие. Что происходит как раз в то же самое острое время, когда возникают и развиваются социальные многоролевые игры типа телевидения. С увеличением эфирного времени, числа каналов вещания и, главное, притока людей расширялось тематическое пространство и складывалась жанровая структура ТВ, то есть не просто вычленялись конкретные жанры, но и определялось место каждого на экране (доля экранного времени, канал и время суток).

Разумеется, многие жанры возникли задолго до изобретения телевидения — например, эссе или драма. Некоторые являются общими для журналистики, как репортаж или интервью. Другие — общие для искусства, вроде упомянутой драмы, ранг которой от ординарного жанра повысился до рода. Не напрасно современное ТВ считается составной частью и того, и другого. Однако, если быть точным, проблема вовсе не в том, что жанры были созданы и идентифицированы до возникновения ТВ, и будто бы по этой причине чисто телевизионных жанров мало (пока?). Здесь скорее проявляется консервативность науки, не желающей отойти от хорошо разработанного литературоведения. Например, на наших глазах сейчас формы подачи новостей и рекламы в электронных СМИ фактически превращаются в специфические жанры, не имеющие себе аналогов — скороговоркой с поставленной дикцией модератор, как хороший спринтер, выдает блок новостей буквально за считанные минуты, ухитряясь вставить кусок прямой речи участника события, собственный эмоционально–окрашенный комментарий и даже ссылку на спонсора (что должно быть запрещено). Заметим, что солидные компании типа «BBC World» дает новостную информацию в определенном и достаточно стандартном отработанном режиме, что исключает столь художественное ее варьирование вплоть до жанровых скачков, что стало привычным на отечественных РВ и ТВ.

Процессы дифференциации интересно проиллюстрировать на двух примерах, которые нам потребуются далее по смыслу изложения.

Как кино, так и телевидение в своих истоках следовало бы считать документалистикой. Будущая группа художественных жанров отделилась в форме игрового или, точнее, постановочного кино (инсценировка). В настоящее время отличия документального от художественного не были бы столь спорны, если бы жанровая квалификация и специализация не были бы столь сложны. В частности, для таких жанров, как эссе и зарисовка (см. ниже), следовало бы придумать нечто третье. По крайней мере во избежание неразрешимых противоречий. Также можно оспаривать принадлежность к любому из видов любого произведения без фабулы с чисто рекреационной функцией.

Много споров всегда вызывала необходимость различать теле– и кинофильм. Однако именно здесь все обосновывается двумя конкретными причинами. Во-первых, человек перед экраном ТВ воспринимает иначе, чем в кинозале, ему труднее следить за особенностями сложно выстроенной драматургии сюжета, иногда за шумом детей и лаем собаки вообще не слышно, что говорят актеры. Наоборот, чтобы «заякорить» домашнего зрителя перед экраном, требуются смысловые повторы экранного текста (пусть лучше будет больше серий) и контрасты в виде исключительных внешних данных актеров — но и только. Естественно, сказанное конкретизирует и значительно упрощает задачу режиссера в смысле творческого поиска, снижает требования к качеству актерской игры и вообще удешевляет телефильм. Что и составляет вторую причину — иногда в телефильм записывают то, что «не тянет» на кинопоказ. Зритель просто не дойдет ради этого до кинотеатра. Впрочем, то же самое можно сказать и в отношении отличий документального кино от художественного (см. ниже «новости», «сериал»).

Факт, что сегодня жанровая структура склонна к быстрым и кардинальным переменам, уже не вызывает сомнений. Жанры легко возникают, но трудно идентифицируются, тем более новейшие современные — академическая наука консервативна и нелегко расстается со схемами и установками, дистанцируясь от быстротекущей реальности. Тем временем возникает много так называемых авторских жанров, фактически создаваемых, даже как бы инспирируемых, под конкретную личность и маркируемых конкретным именем. Телевизионный модератор, ведущий радиопрограмм, аналитик газеты по значимости затмевают политических ньюсмейкеров с хорошим рейтингом. Косный зритель продолжает упрекать ТВ в пустоте, выискивая на экране привычное, но исчезающее, и не обращает внимания на обильную информацию о новациях компьютерного мира и масс–медиа, выставках и культурных событиях, поданную в красочной, игровой и постановочной форме, с обилием компьютерной графики и заставок, но со стертыми переходами между передачами и программами. Как определить жанр этой рекламной кампании? Вполне возможно, что через год–два на экране ТВ будут преобладать ныне неизвестные жанры, да и система их диагностических признаков может измениться. Однако это не означает, что новые формы будет невозможно классифицировать по старым литературоведческим схемам. Как впрочем и то, что их появление обязательно. Тем не менее, пока исследователи ищут все новые применения заимствованной литературоведческой системе жанров, развитие современных изобразительно-выразительных средств и усложнение многоролевой игры авторства явно творит принципиально новые жанры в том числе и в привычных формах, например, прожективный фильм о том, как в экстраординарных ситуациях поведет себя тип героини в изображении Роми Шнайдер — в произведении действуют все, кроме казалось бы ее самое. То есть «литературная традиция» тоже не стоит на месте и не следует забывать, что многие или даже все пути будущей эволюции виртуального мира на в электронных сетях впервые апробированы в литературной форме, включая, разумеется, гипертексты интерактивного прочтения.

Существует много схем (систем классификации) жанрового деления, и два принципиально различных подхода к их изучению, подчеркиваем — одинаково объективных.

С одной стороны, можно изучать обширную литературу по жанрам и морфологии искусства и классифицировать субъективные схемы, предлагаемые и отстаиваемые различными авторами в зависимости от их личных особенностей и пристрастия к тому или иному методу. В пределах того же метода изучения «отраженного отражения» реальности или в дополнение к нему в качестве предмета изучения допустимо использовать анонсы телепередач (короткие рекламно–критические заметки в прессе) с указанием жанра в качестве способа задания адресности — триллер, романтическая комедия, эротика, вестерн и т.п.

С другой стороны, можно, удобно расположившись перед экраном с карандашом и секундомером в руках, изучать собственно содержание телеэфира, — то есть то, что адресуют зрителю различные телекомпании в связи с конкретными рубриками, каналами, передачами и авторами передач. Такой способ эмпирического исследования с использованием методики контент–анализа позволяет количественно зафиксировать и аналитически интерпретировать особенности различных телевизионных текстов. Однако полный контент–анализ стоит дорого, так как приходится фиксировать множество разнообразных показателей несколькими наблюдателями при просмотре видеозаписи, Если же измерять фиксированные показатели, трудно ожидать, что контент–анализ выявит принципиальную новизну сверх того, что заложено в схему.

Кроме указанных двух, можно также использовать описательный метод, широко распространенный в типологии иных областей и почему-то редко применяемый в исследованиях ТВ (чаще киноискусства), когда владеющий словом и ассоциативностью наблюдатель отражает свое эмоциональное восприятие объекта классификации. Затем сравниваются описания различных объектов. В данном случае используется биологический механизм активного эстетизма. Как ни странно, результат получается все же менее субъективно–зависимым, чем при анализе авторских материалов по типологии. Характерно, и это отражает глобальную тенденцию вне связи с ТВ, что даже в работе под названием «Типология телевизионных жанров» может начисто отсутствовать что-либо содержательное как о жанрах, так и о типологии.

Формальная процедура идентификации жанров (кластеризация, типологическое описание) в ее научном понимании производится редко, обычно на нее только ссылаются. Именно поэтому исследователям ТВ проще пользоваться литературоведческой схемой. Если же кто-то отважится на производство самостоятельных исследований, в любом случае следует начинать с общей оценки, применяя полный контент–анализ на основании разработанных ключей и строго там, где это даст значимый результат (см. главу «Критерии оценки произведения...»).

Информационный повод — журналистский термин, означающий необходимую текущую информацию, позволяющую опубликовать определенный материал и привлечь к нему как к событию внимание аудитории: факт, непосредственно имевший место сегодня, вчера или в течение месяца (в зависимости от периодичности органа); юбилей или памятная дата; вновь открывшаяся неожиданная информация о хорошо известном; возврат популярности на время забытого события прошлого или ньюсмейкера.

Информация — 1. в журналистском жаргоне синоним информационной заметки; 2. формальная мера объема сообщения для передачи по каналу связи или при хранении на физическом носителе (только положительная величина); 3. содержательная информация сообщения, определяемая изменением вероятности достижения цели или хода управляемого процесса после получения сообщения, иногда определяется как количественная мера устранения неопределенности (может быть отрицательной, то есть дезинформацией); 4. смысловая информация символа в тексте определяется по частоте его угадывания; 5. то, что передается в информационных средствах в процессе коммуникации (см.) людей друг с другом или с социальными институтами или органами, от источника с помощью коммуникатора (эммитента) по определенному каналу посредством передачи сообщения коммуниканту (адресату, реципиенту); 6. Абраам Моль описывает также эстетическую информацию, которую противопоставляет указанным формам определения информации (по Молю, семантической). Интуитивно понятие эстетической информации кажется понятным и необходимым, но строгость его определения остается за автором.

Теория информации формализована лишь для технических целей, связанных именно с хранением и передачей линейной записанной и доступной перекодированию (переписыванию) информации. Научный фольклор по мотивам технических моделей противопоставляет информации энтропию как шум, что для описания систем с самоорганизацией лишено содержательного смысла. Однако в семидесятые годы в теории информации появились и содержательные модели, например поляризация множества приемников относительно восприятия сообщения при взаимном наложении избыточности передачи и помех — именно эта закономерность структурирует общество относительно тиражируемой абсолютной истины (стереотипа). Информация может быть объектом охраны согласно разрабатываемому Закону РФ о приватизации и защите информации (различается персональная, конфиденциальная и служебная информация). Закон предусматривает ответственность за несанкционированный доступ в базы данных и необходимость лицензирования сбора персональных данных.

С другой стороны, существует устойчивое, хотя и не очень распространенное мнение, основанное на концепции так называемого «Открытого общества» Карла Поппера, трактующее угрозу обществу и государству как следствие нарушения прав граждан на информацию.

Информация оперативная — сведения, которые не поддаются срочному подтверждению достоверности, пока не устареет возможность использовать факт для подачи события.

Исторический аспект. Впервые типология жанров была представлена в форме их классификации Р.А.Борецким четверть века назад.[1][1] В дальнейшем типологическая структура жанрового континуума на телевидении в наиболее исчерпывающей и конструктивной форме представлена в работах Э.Г.Багирова.[2][2] Согласно Багирову, основными классификационными (диагностическими, систематик сказал бы — таксономическими) признаками жанровой типологии могут служить три дискриминатора: тематика (содержательность), функциональная направленность и степень условности. То есть иными словами: что показывается на экране, зачем показывается (для чего) и как. Важным моментом для характеристики телевизионных передач является их подразделение на документальные и художественные (точнее, игровые), ведь одно и то же можно показать по-разному, в форме демонстрации документа или при помощи творческого создания художественного образа. Одним из существенных критериев отличия документального от художественного на телевидении является пространственно–временная структура передачи. Темп и ритм монтажа формирует пространственно–временную структуру видеоматериала в форме игрового фильма, где событие–прототип может быть отражено в виде транспонированного художественного образа. В документалистике вообще в ТВ–передачах в частности отражаемое событие собственным ритмом предопределяет пространственно–временную структуру материала, хотя в этом случае не исключено ее субъективное авторской построение.

Развитие телевизионных жанров, детализация их структуры и дивергенция вариантов позволяет наглядно продемонстрировать, насколько эклектично–богатым конгломератом изобразительных средств владеет телевидение, включающее чисто журналистскую деятельность, сближающую его с прессой и тем породившее понятие «электронные СМИ», и художественно–творческую деятельность, сближающую его с театром и кино. Разумеется, одновременно телевидение использует и семиотическую систему в любой форме эволюционно–творческого текста — знак и символ, сочетаясь в ненавязчивых последовательностях, путем ассоциативной игры параллелизмов и контраста создают мощные, эмоционально активные в зрительском восприятии инвариантные относительно времени и места стереотипические мифы и символы. Каждый конкретный символ в высокой степени условен в зависимости от индивидуального опыта личности зрителя и лишь суперпозиция образов от многих использованных знаков создает в восприятии зрителя богатый содержательный образ.

Отсюда следует, что возможны и иные системы классификации жанров, основанные на отличных от перечисленных диагностических признаках. Например, по преобладанию той или иной знаковой структуры (одной из трех семиотических систем экранного текста): изображения, речи или звука. В результате, согласно исследованию Л.Г.Прохоровой[3][3], получается всего шесть типов. И еще следует то, что не только систем классификации, но и схем иерархического подчинения телевизионных жанров можно вполне обоснованно выделить несколько. Иными словами, система жанров есть эволюционирующая структура, как и сами жанры вовсе не являются чем-то навечно застывшим — они эволюционируют, химеризуются в системе, контаминируют в конкретном выражении, исчезают и появляются. Разумеется, наиболее лабильна жанровая структура в целом. С другой стороны, некоторые формы выражения меняются настолько медленно, что их популярность охватывает несколько поколений и даже может повторяться в различных эпохах. Например, негативные жанры существуют несоразмеримо дольше истории телевидения, но это вовсе не факт в пользу их перманентной или вечной популярности — трагедия, порнография и триллер есть спутники острого времени, которое по счастью тоже не вечно.

Специфика телевизионных жанров заключается в пространственно–временной организации, которая связана с возможностью одновременности показа события и его восприятия, то есть то, что называется сиюминутностью и вне телевидения невозможно в форме жанровой атрибутики всеобъемлющих изобразительных средств. Например, прямой репортаж возможен и на радио, но там он идет без изображения (видеоряда). В этом понятие телевизионного жанра непосредственно соотносится с понятием хронотопа. Типология хронотопа разработана в литературоведении[4][4], но применима к любому виду искусства с текстовой формой творческого продукта, в чем прослеживается прямая связь телевизионной драматургии с филологическими закономерностями.

В связи с классификацией жанров необходимо упомянуть основополагающую монографию М.Кагана «Морфология искусства»[5][5], где для различных видов драматургии (от театра до телевидения), используя системность любой формы искусства вкупе с общими закономерностями морфологии эволюционирующей системы и вытекающей из морфологии типологической структурой, дается классификация жанров в форме структуры искусства на основании его изобразительно–выразительных возможностей. Например, если первоосновой театральной драматургии является мизансцена, то для кино это кадр. Соответственно далее, если для театрального искусства структурообразующим фактором, доминантой являются законы драматургии (действие изображают актеры), то для кинематографа это монтаж и его законы (действие имитируется кадром). Поскольку, согласно Кагану, телевидение объединяет изобразительные возможности как театра, так и кино, то и в структуре телевидения можно выделить как драматургические, так и кинематографические формы — например, соответственно, телеспектакль и телефильм.

В подавляющем большинстве жанровая классификация и соответственно типология строятся эвристически и, естественно, по этой причине носят субъективный, бездоказательный характер, что тоже является общим признаком описания любой системы со сменой режимов эволюции. Отдельные авторы (предпочитающие возможность практического действия логическому анализу) оперируют откровенно искусственными классификационными системами, например, ограничивая себя символом пентады (триады, тетрады и т.д. — в зависимости от личных особенностей), что, разумеется, лишено теоретической содержательности и практического смысла. Мало кто знает, что была предпринята попытка объективного подхода к решению настоящей проблемы путем применения досконально разработанного для естественных наук кластерного анализа. Согласно Н.В.Вакуровой[6][6], любому телевизионному произведению (сюжету) как изучаемому объекту независимо от умозрительно приписываемого ему жанра или иных субъективно навязанных факторов можно поставить в соответствие набор эмпирических параметров (измеряемых величин): информационная насыщенность, степень условности, темп и ритм монтажа, тип хронотопа, тип пространственной организации (интерьер–экстерьер), виды монтажа (междукадровый–внутрикадровый), виды внутрикадрового движения (переход с плана на план — «отъезд», «наезд» и панорама). В результате стандартной математической процедуры полученный массив данных свертывается в множество групп объектов («дерево»), или кластеров, согласно критерию наибольшего сходства, которые в целом не противоречат эвристически полученному делению, но существенно дополняют и доказательно подтверждают его. Например, был аргументирован содержательный смысл перехода с плана на план как фактор акцентирования зрительского внимания с целью повышения эмоциональной активности сюжета: то, что на профессиональном жаргоне называется наездом, концентрирует внимание, соответственно отъездом — усиливает ощущение масштабности, и т.д. Далее, темп сюжета может быть задан монтажем, особенно междукадровым, причем наиболее высокий он в репортаже. С другой стороны, внутрикадровый монтаж наиболее естественен для спокойного восприятия, так как он уподобляется движению глаза при рассматривании изображения.

Таким образом, использование тех или иных изобразительно–выразительных средств связано с используемым жанром и является одним из его диагностических признаков. В следующем разделе рассмотрены содержательные понятия, необходимые для вычленения и описания характеристики жанра в соответствии с общепринятыми принципами классификации искусства и ТВ как одного из его видов.

в начало

 


 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

ТРАДИЦИОННОГО ЖАНРОВОГО ДЕЛЕНИЯ ИСКУССТВА,

включая телевидение (понятия и определения)

 

Для унификации понимания в этой главе приведены общие необходимые определения, связанные с традициями жанрового деления (по алфавиту). Перечисление современных телевизионных жанров дается в следующей главе.

Адресность — свойство большинства творческих произведений в текстовой форме, обладающих внутренней или явной диалогичностью в связи с реактивной потребностью ответа в качестве побудительного мотива творчества; так многие художественные произведения мировой известности являются скрытыми пародиями или версиями («Повелитель мух» В.Голдинга, «Дама с собачкой» А.Чехова, «Маленький лорд» Юхана Боргена, «Трехгрошовая опера» Бертольда Брехта, «Фауст» Гете). На телевидении адресность возникает в связи с переходом от стадии технического эксперимента, когда «все для всех», к форме рутинного регулярного вещания, с целью привлечь к экрану предметным интересом различные социально–демографические группы аудитории. По критерию адресности на телевидении, так же, как и в редакции прессы, возникают творческие структуры — редакции, рубрики, передачи (молодежные, детские, сельские, женские, для учителей или врачей, для военных и т.п.). В связи со сложными вариантами востребованности возникает виртуальная адресность, когда как эфир, так и InterNet может забивать «информация», никому в отдельности конкретно не нужная. Не следует забывать и о том, что иногда уже давно привычный в большинстве семей телевизор не выключают именно потому, что привычен и не мешает, в вовсе не потому, что передача интересна.

Авторское творчество — фигурально выражаясь, глубоко интимный процесс стабилизации работы мозга, сопряженный с созданием некоего авторского продукта в форме допускающего копирование и тиражирование произведения. Из-за высокой конкурентной агрессивности творческой личности авторство не может быть групповым за исключением участия в многоролевой социальной игре типа телевидения с устоявшимся распределением ролей актера, корреспондента, модератора, оператора, режиссера, сценариста и т.д. Особенность творческой личности такова, что возникающие в процессе релаксации мозга в качестве вторичного продукта идеи вкупе с формой их выражения могут оказаться неповторимы, но при возможности их фиксации и документирования, например, в виде экранного или литературного текста, могут вызывать аналогичный эффект «успокоения» тревожного сознания уже при восприятии в качестве произведения искусства и не только у самого автора. Сложная логическая конструкция сворачивается в сверхкраткое выражение Федора Достоевского «Красота спасет мир», так как альтернативный путь личного успокоения негативен, деструктивен для общества. Заметим, что форма выражения идеи более склонна к неповторимости и ценнее самой идеи в завершенном произведении (идеи эволюционируют параллельно и легко заимствуются), поэтому человеку творческого настроя рекомендуется записывать все и сразу, даже то, что он сам не в состоянии оценить. С другой стороны, попытка творить на заказ может вызвать негативную эмоциональную реакцию отторжения у автора в отношении своего произведения, поэтому и необходим институт продюсерства. Необходим не единственный продюсер в роли этакого плантатора на съемочной площадке или в роли диктатора литературной поденщины, а именно высококонкурентный институт с механизмом рейтингообразования.

Многоролевую игру создала человеческая конкурентность, стремление к самовыражению — расчета или целенаправленности в использовании непредсказуемой творческой агрессивности не было. Престиж авторства подняло все то же авторское начало и в результате некоторая технологичность снизила уровень стихийности творчества. Так же, как это произошло с типологией ТВ–жанров, типология авторства отражает усложнение и разнообразие его типов. Причем типологию авторства можно допустимо строить по «эволюционному происхождению» произведения как авторского продукта. Можно выделить тип произведения собственно авторский, компилятивный и версификацию. Что м.б. оценено и в критике, но в любом случае окончательным ответом на вопрос о типе произведения является его судьба после публикаций и отчуждения от авторского начала. Наиболее непредсказуема судьба первого типа, такие произведения чаще могут оказаться преждевременными, несвоевременными или вообще вневременными, оказаться вне моды, и для кассового успеха требуют менеджерской коммерческой «раскрутки» — это прежде всего продукт некогерентного поиска, разработка проблемного поля и тематического пространства. Интересно, что в собственно авторском типе авторства можно выделить своеобразные аналоги двух половых типов (что похоже на разницу в пороках развития, описанных для мальчиков и девочек) — совершенно непредсказуемые формы и вариации, подсказанные эволюционным прошлым. Другие указанные формы авторства более технологичны и скорее позволяют творить на заказ, иногда представимы как перенесение сюжета на иные носители текста или как переписывание с использованием иных изобразительно-выразительных средств. Версификация (экранизация, перевод кино- в телеверсию) и компиляция всегда «найдет своих читателей», расширит аудиторию, но и мир скорее всего не перевернет. Успех компиляций может быть обусловлен новой свободной нишей, как популярность Эрнста Хемингуэя в СССР — массовый советский читатель не был знаком с классиками заимствованных им жанров, здесь читали произведения Джона Дос Пасоса и Френсиса Скотта Фитцджеральда только специалисты и немногочисленная элитарная прослойка, которым могли быть доступны либо литературный американизированный английский или ранние раритетный переводы. Варианты версификации — пародия, например, комедийная на трагическое или наоборот, также использование как фабулы биографии известной личности, когда сюжет наполняется согласно фантазии автора. Встречается как бы обратный вариант, когда автор вставляет в произведение отображение конкретных жизненных эпизодов, исключая из них привязку к конкретности времени и места. Зрительское восприятие освобождается от кабалы первичности использованных автором образов, но если они имели определенный смысл, то именно наличие смысла и сохраняется, именно так происходит любая адаптивная эволюция. На экране же получается то, что называется «элитарное кино» или «кино не для всех». Жизнь советского периода в восприятии из другого времени кажется столь гротескной, что прекрасный «фантастический» фильм можно составить целиком из конкретных жизненных ситуаций, отображая их со всей возможной точностью и ничего не выдумывая, как это сделал Михаил Калик в последней своей работе «И возвращается ветер». Однако автор может пользоваться указанными приемами, как и вообще любыми другими, затрудняющими зрительское восприятие, для искусственного повышения интереса к своему творчеству — известная теорема из области теории информации утверждает, что наличие помех (затруднения восприятия) вкупе с избыточностью (повторами) приводит к резкой поляризации множества приемников (зрителей). То есть аудитория как бы разваливается на захлебывающихся от восторга и плюющихся в сторону экрана, причем ажиотаж по поводу произведения может составлять единственную цель его автора. Существует почти противоположный механизм создания труднодоступного для интерпретации экранного продукта, что теперь модно обозначать неологизмом «виртуальное». Способ впрочем вполне старый — попытка отображения внутреннего образного языка человеческого мозга минуя реальность. Реальные образы могут быть использованы и служат либо для создания своеобразного потустороннего эффекта, либо буквально как некое обрамление не всем доступного содержания. Так, например, сделан фильм «Парад планет», причем подобные произведения, пусть они далеко не всем интересны и с трудом поддаются объективной критической оценке, но в отображении внутреннего образного человеческого мира с их помощью искусство достигает гораздо больших успехов и точности, чем строгие лабораторные исследования и научные теоретические построения. При одном существенном условии — если произведение не искусственно, но действительно является произведением искусства. То есть несет хоть искру авторского таланта, чье наличие или отсутствие не имеет прямой зависимости от типа авторского творчества или используемого автором жанра.

К сказанному об авторстве необходимо добавить, что избранный человеком личный путь самовыражения может быть удачным или наоборот, сделать его в одночасье знаменитым или запереть во тьме забвения исключительно по причине занятия не своим делом, но сравнительная оценка авторских продуктов в искусствоведческой критике или научном исследовании, а еще лучше зрительское восприятие показывают — плохое и хорошее, талантливое и гнусное, яркое и скучное можно обнаружить в произведениях буквально всех существующих жанров, во всех ветвях любой типологической схемы.

Аксиология — наука о (или философия) ценности. Поскольку ценность в изначальном смысле ограничивается эстетической категорией (как частная собственность — м.б. только на землю), все остальные виртуальные и реальные ценности человечества либо вторичны, либо инструментальны относительно эстетической. Фактически же сам человек, его поведение и его творческие произведения являют собой ценность в эмоциональном восприятии, т.е. тоже субъективированы. Разумеется, в аспекте аксиологии проще всего говорить о ценности именно произведения, например, литературного или экранного, причем как меры эмоциональной инстинктивной эстетической реакции. Реальная ценность создается институтом продюсерства (в других отраслях — менеджерства), организующим потребительский рынок как промежуточное недостающее звено между автором и потребителем в составе аудитории. Творец в рынке существовать не может и аксиология также не касается материальной ценности.

Алармичность — характерная особенность современных СМИ, определяемая возможностью привлечения внимания аудитории и увеличения рейтинга инсертированием негативной информации или использованием негативной формы подачи. Фактически эксплуатирует ту или иную распространенную ксенофобию, заменяет в т.н. метапрессе журналистскую информацию и не несет прогностической информации о реальной судьбе общества, но может быть востребована в фазе катастрофического перехода нарастающим в обществе ощущением надвигающегося «конца света». Подобные разлитые настроения в обществе — не более чем сугубо временные ощущения, но они способны выполнять в эволюции человека ту же функцию, что стихийные бедствия для природных популяций, при одном условии — если ощущения масс будут оформлены в продуктах журналистской деятельности. Алармизм (апокалиптичность) — концепция опасности некоей скрытой, секретной информации, носящая характер призыва или пророчества (антоним «Открытого общества» Карла Поппера как менее популярной, но конструктивной альтернативы).

Версия — авторское отображение исторического события или жизни известного человека в художественном произведении; также продукт творческой переработки одной формы текста в другую, например, романа в фильм (экранизация) или популярного кинофильма в сериал для показа на ТВ. Существуют несколько причин изменения текста первоисточника: так, например, американский фильм «Ангар–18» использовал в качестве центральной теософскую идею (имеющую, кстати, корни в русской гуманистической философии), защита общества от пришельцев была на втором плане; но телеверсия была сокращена именно за счет кадров с пришельцами и зрелищной кульминацией фильма стала диффамация института президентства в США. Телесериал «Зимняя вишня» наоборот, был увеличен и включил в себя, кроме двух кинофильмов, дополнительные съемки (в основном диалоги в интерьере), которые изменили смысл фильма и его адресность — как часто бывает, имела место эксплуатация зрительского успеха произведения–прототипа. В обоих приведенных примерах телеверсия меняла фабулу произведения, как при его сокращении, так и увеличении (лат. versio поворот).

Версификация — разработка фабулы в сюжет, текста в гипертекст (композиция текстов), экранизация литературного или сценического произведения, также и наоборот, создание упрощенной литературной версии популярного фильма (сериала). Версификация (также компиляция) при создании вторичных произведений эффективно расширяют аудиторию.

Верстка — термин заимствован из прессы (на ТВ нет пространственной верстки) и означает построение программы во времени, что осуществляет программная дирекция — специальная служба на РВ и ТВ, определяющая время выхода материалов в эфир, их продолжительность и последовательность. Причем в прошлом требовалось еще и несовпадение популярных и новостных программ по времени на разных каналах. Как и в газетах, на ТВ существуют рубрики, циклы, временные блоки, соответствующие газетным полосе или колонке. Существует также более узкое понятие — верстка вещательного дня: последовательность передач фактически строится по законам драматургической композиции с кульминацией, приходящейся примерно на primetime, и релаксацией в позднее ночное время. Однако в настоящее время по пяти каналам одновременно могут идти программы, востребованные в общей адресности (выступления трех политических деятелей и два импортных сериала), что у элитарной части аудитории оставляет ощущение экранного вакуума и, соответственно, общего низкого уровня вещания вопреки его некоторому повышению. Что лишний раз подтверждает важность верстки для восприятия.

Виды телевизионных жанров — группы жанров, подразделяемых либо на две — публицистику и информацию, либо на три группы — информационную, аналитическую и художественную публицистику (см. иерархия...).

Востребованность (жанра, темы, рубрики, произведения, образа, имиджа, общественного движения, словесного выражения истины) — совокупность причин и механизмов, обеспечивающих тиражируемость, например, проявление эффекта необходимой истины. Возможна не менее чем в трех вариантах. 1. АВТОРСКАЯ, когда яркая личность самовыражается в отчуждаемом произведении или собственном образе (поступке), не представляя наперед, кому это может быть нужно, как создатели многих талантливых или просто необычных передач на отечественном ТВ. Основана на сочетании стремлений личности к самовыражению и необычности, оригинальности. Так, фильм «Великий диктатор» эклектичного по форме жанра позволил Чарльзу Чаплину высказать и тиражировать отвергнутую миром в глобальном безумии истину, для чего в популярный постановочный жанр была инсертирована публицистика — шесть минут монолога! Впрочем, востребованная роль клоуна, шута или трикстера говорить людям то, чего в устах обличенной властью фигуры они не потерпели бы. 2. АУДИТОРНАЯ, почти всегда выражающая явление необходимой истины (прежде это называли «социальным заказом»). Например, пишущие в газету или звонящие на радио часто просят негативных материалов (вопреки очевидному улучшению среднего уровня жизни). Напротив, интервьюируемые «на раскрытие личности» работники творческих профессий РВ и ТВ (то есть реализованные профессионально) еще чаще выказывают самоубеждаемость в личном благополучии вопреки выявляемому душевному дискомфорту. Аудиторная востребованность детализируется согласно скрытой или открытой популярности (см.) и т.д. 3. Востребованность на основе СОЦИАЛЬНОГО СИНЕРГИЗМА без заданного наперед адреса в аудитории (например, обильное распространение в острое время пророков и проповедников), обеспечивает существование абсолютной истины (см.) в системе идеологии как бы «навязанной» аудитории благодаря конформности последней, ксенофобиям, расхождению публично высказываемого с собственными мыслями и потребностями человека, а также другим причинам на уровне кооперативных эффектов психики. Вне этого явления невозможно понять продленное и многообразное влияние на российскую действительность произведений, очевидно отстающих от эстетического и интеллектуального уровня аудитории. Совмещение востребованностей различного рода случается достаточно редко и приводит к синергизму, экстенсивно повышая тиражируемость.

Существование указанного третьего варианта востребованности объясняет зависимость гражданина общества от системы СМИ и возможность превращения прессы в мощный механизм власти. Человек в своем состоянии зависим от собственной потребности в информации определенного типа и формы ее подачи. Было бы ошибкой считать, что его потребность сводится именно к тем предлагаемым конкретным сведениям, которыми заполняется информационное пространство. Личностное информационное ожидание сводится к набору сведений, начиная от состояния здоровья главы государства до прогноза погоды на завтра. Журналистская конкуренция использует зависимость гражданина от СМИ, даже если он относится к не-аудитории вообще или данного конкретного источника (канала, органа СМИ) в частности. Любопытно, что заведомо зависимые потребители навязываемого публичного текста, эфирного или прессы, часто искренне полагают, что достаточно нажать на соответствующую кнопку приемника или не покупать газету, чтобы чувствовать себя свободным в стране с мощной государственной машиной. Навязываемость «информации, которая стряпается для народа» в горизонтальном слое различных ветвей власти есть результат востребованности информации определенного типа, которая успешно тиражируется при условии биологической своевременности подачи и адекватности ее формы текущему состоянию общества. Пример «события без факта» с арестом 15 августа 1997 года группы ОРТ под руководством спецкора Анатолия Адамчука иллюстрирует механизм виртуальной политической реальности: для демонстрации зрителю «прозрачности» фактически отсутствующих границ достаточно современной съемочной техники и вовсе не требуется присутствия съемочной группы в районе границы, чего было бы недостаточно без утечки информации о готовящейся акции, поскольку там видимо отсутствует постоянная охрана — незримые «пограничники» приехали вслед за журналистами и возможно по прямому указанию президента страны. Чисто виртуальное событие привело в действие различные политические силы и фигуры–ньюсмейкеры нескольких стран, в том числе двух президентов и спикера Думы. Причем активность экранировала личный интерес в сохранении российско-белорусского канала. Впрочем, для переключения внимания аудитории можно показывать все что угодно, что сохраняет у зрителя ощущение череды событий. Так получается, что эфир и страницы заполнены тем, что ни одному человеку конкретно не требуется и отчуждается от автора еще до получения им гонорара, но почему-то востребовано обществом в целом. И в этом смысле нелишне опять вспомнить, что именно в советской России был создан эффективный государственный аппарат эмиссии викарирующей необходимой истины — собственно, пресловутая Лубянка великолепно владела практикой public relations, занималась «утечкой информации» вкупе с фабрикацией «преступлений» (что доказывается, например, историей текста «Устав нрава», судьбой его автора и распространителей) и тем влияла на ход истории в большей степени, чем сбором неких секретных сведений или даже кровавым террором. Поэтому не стоит удивляться методам борьбы президента Белоруссии с ОРТ — их происхождение очевидно.

Таким образом, вследствие сложных кооперативных эффектов самоорганизации в катастрофической фазе преобразования общества население страны интенсивно поглощает информацию, которой люди чураются в личной беседе.

Союзником журналиста в личной борьбе за внимание рядового потребителя его продукции служит широкое распространение базовой тревожности. Можно сказать что потребности человека возрастают лавинообразно и экстенсивно (не просто интенсивно усиливаются, то есть современный человек просто не знает, чем может быть компенсирована его тревожность и потребность в общении). Фактически тревожность такова, что малейшая угроза ущемления личного «права на информацию» воспринимается как эмоциональная депривация вплоть до развития изоляционного синдрома. Иными словами, пока будет существовать форма «человека современного» с его тревожностью и ростом неосознанных потребностей, зависимости от журналистики ему не избежать — каковой бы она ни была. Журналистика со своей стороны будет генерировать потоки бумажного и экранного текста, обрушивая лавину «истин», логотипов и образов, потребляемых исключительно вследствие полного отсутствия конкурентного исключения. Говорить о журналистике острого времени с применением категорий объективности — фактически завести проблему генерации нового в тупик узкопрофессиональной этики (пример истины без персонифицированной адресности, за исключением может быть преподавателя курса журналистики — любые ограничения деятельности журналиста так или иначе ограничивают источники и экранируют потребителя). С другой стороны, правда не в журналистской информации, а в том, что каждый конкретный телезритель может думать одно и тоже — если этим экран заполняют, значит это кому-нибудь нужно. Что и означает третий тип востребованности.

Третий вариант востребованности, тиражирующий то, что никому в отдельности не нужно, показывает в ином ракурсе, насколько наши сограждане склонны буквально каждую проблему считать глубоко личной, даже если именно эта проблема так или иначе затрагивается интересы каждого. Отсюда рождается иллюзия о достаточности выключения кнопки, чтобы чувствовать себя свободным. Напомним, что сказанное не является перманентным атрибутом человеческого существования, а имманентно времени повышения базовой тревожности, и все вместе приводит к мощному синергизму всплеска общественной активности: нагруженные нерешенными проблемами, люди еще более зависимы от возможности выхода на уровень общественной жизни.

Третий вариант востребованости как форма зависимости человека от СМИ не интерпретируется как потребление внешней информации, лучше — как вхождение в виртуальный надличностный мир. Для человека, самоидентифицирующегося на уровне рядового члена общества, пассивная некритичная востребованность в предлагаемой журналистской продукции есть одна из форм потребности в высшем авторитете для оформления и ограничения социальных амбиций в личном общении. В принципе неопределенная неограниченность социальных амбиций и ее нарастание характерны для времени, но особенно выражено данное явление для нашего общества. Без внешнего авторитета человек способен потерять круг личного общения и оказаться в изоляции. Иными словами данное явление может быть интерпретировано как продленная инфантильность, личностная социальная незрелость, в общем-то поддерживаемая отечественными властными структурами вообще и журналистикой в том числе. В указанном ключе макросоциальная сфера, в которой рядовой гражданин общества пребывает пассивно да и то фактически в ее виртуальном имижде журналистского творчества, не замещает живое общение, а возвращает человека в него и даже лечит. Однако зависимость от СМИ усиливает. Далее можно рассматривать услышанное, увиденное и прочитанное как эстетическую информацию относительно которой происходит поляризация и структурирование аудитории. Как и по восприятию культуры вообще, люди вступают в общение по принципу общих книг, фильмов статей и их оценки, позитивно или негативно.

Зависимость потребителя информации от ее производителя усиливается отсутствием в открытой публикации ключевой информации, создающим эффект отчуждения «приобщенных» к общественной игре от «живущих на общих основаниях». Стремление передавать некую управляющую информацию в настоящее время даже не маскируется — она внедряется в такое заполнение эфира, которое даже на престижной, с высокой оплатой журналистского труда радиостанции «Эхо Москвы» может напоминать радиоузел пионерского лагеря. Явление зависимости личности от навязываемой информации не может быть оценено однозначно. Можно сказать, что система СМИ, творя некую виртуальную «общественную жизнь» в процессе личного конкурентного самоутверждения составляющих ее многоролевую игру журналистов, создает для общества некое описанное будущее и тем приводит в действие механизмы развития цивилизации. Первичной причиной перемен является нарастание базовой тревожности общества, которая сама по себе не находит естественного выхода кроме очевидной деструктивности. В исторической действительности есть и примеры, когда как пресса, так и само государство выполняли деструктивную функцию, обеспечивая незадержанность и эффективность катастрофического перехода. Однако эта самостоятельная тема выходит за рамки настоящей работы (см. также «типологическая структура»).

Герменевтика — теория интерпретации текста, наука о понимании смысла (букв. толкование, объяснение). Этимология термина восходит к имени бога Гермеса, который передавал повеления богов людям и был обязан их объяснять и истолковывать. Предметом герменевтики является интерпретация и понимание текста, причем интерпретация рассматривается как производная от восприятия произведения. Герменевтическая интерпретация может быть противопоставлена естественнонаучному пониманию, "рассудочному проникновению в сущность явлений", в роли постижения "внутренней реальности". При этом герменевтика может обращаться с искусственными произведениями человека, как обычная точная наука с естественными явлениями, например, в части их систематики. Хотя искусствоведы и философы духа прилагают все возможные усилия для аргументации неистощимой глубины, неповторимости и обособленности гуманитарного направления, проблема остается открытой и достижения современного искусства (метаискусства), раскрывающие через отображение реальности внутренний мир человека эффективнее консервативной академической науки, скорее проблему расширяют, чем приближает ее завершение. Целью герменевтики является некое универсальное знание, развивающееся вокруг преимущественно письменных памятников человеческого духа посредством языка, замыкая тем самым герменевтический круг понимания.

Диффузия жанров — явление эволюционного преобразования жанров, сопряженное с интерференцией и химеризацией, особенно ярко проявляющееся в остром временном периоде в связи с переменой необходимых истин и перестройкой парадигмы (что, например, привело к замене диктора как «говорящей головы» на ведущего–комментатора, иначе — модератора, а информационной программы на аналитическую). Жанры могут исчезать и появляться, причем за счет химеризации и интерференции уже существующих, происходящих из одного или разных корней. Но переплетение жанров не обязательно конструктивно в смысле результата и может носить характер контаминации — в прошлом мы не могли себе представить, с каким упоением можно смотреть интервью с дракой или репортаж с тяжелым незатейливым матом (что это — триллер как ТВ–жанр или основа современной российской действительности?). Заметим, что часто применяемое слово «диффузия» менее удачно. И все же, как было указано выше, наиболее выражена эволюция жанров в изменениях жанровой структуры, прежде всего — места и времени жанра на экране. Существуют даже сезонные колебания — например, летом увеличивается относительная доля экстерьерных съемок. Наиболее стабильной во времени является функция каждого конкретного жанра, часто рождающаяся и умирающая вместе с ним.

Жанр (фр. genre)— формально–содержательная категория, разработанная в литературоведении с целью классификации творческих продуктов текстового характера (произведений) по их типу. Здесь нет противоречия — формальная как единица классификации, т.е. продукт соответствующей формализованной процедуры, и одновременно типологически содержательная. В основе понятия жанра лежит классификация по типологии или конкретно по диагностическим характеристикам, которая, как и любая классификация, достаточно условна: так, репортаж может включать интервью, как документальное произведение — использовать элементы игрового (постановочного, художественного) искусства. Равновозможно жанр может быть определен как исторически сложившийся тип произведения, имеющий общие характеристики и закономерности. Каждому жанру можно приписать как минимум четыре характеризующих признака: 1. функциональную направленность, 2. степень обобщенности повествования (глубина анализа в интерпретации фактов и связей данного события с другими), 3. оценка события, или эмоционально–аксиологическая направленность, 4. характер использования тех или иных изобразительно–выразительных средств в различной степени и соотношении. В восприятии произведения зрителем большую роль играет форма «заявленного жанра», определяемая коммерческим названием экранного продукта или анонсом. Заявленный жанр может повысить кассовый зрительский успех через влияние на адресность и психологическую установку.

Жанровая структура вещания (канала, станции) состоит из трех показателей: 1. перечисление используемых жанров; 2. доля экранного времени, занимаемого каждым из указанных жанров; 3. экранное место каждого жанра — время суток, канал и иногда местность вещания.

Жанрово–тематическая фактура вещания — соотношение каналов, рубрик, компаний с различной жанровой ориентацией, тематикой или специализацией (новостной, развлекательной, для детей, для сельских жителей и т.п.).

Иерархия типологической структуры (системы) жанров — практически любая система жанров обычно включает несколько уровней. Например, согласно одному уровню классификации жанры делятся на публицистические и информационные, соответственно критерию, какими вопросами задается автор: как, почему и с какой целью, или что, где, когда. Согласно другому варианту, идентифицируются три вида публицистики: информационная (заметка, отчет, выступление, интервью, репортаж), аналитическая (комментированная информация с внесением авторской субъективности — комментарий, обозрение, дискуссия, пресс–конференция, корреспонденция) и художественная (очерк, зарисовка, эссе, сатира). В свою очередь, каждый конкретный жанр может иметь несколько разновидностей, как, например, репортаж — прямой о событии (синхронный или немой), постановочный («спровоцированная ситуация») и тематический (проблемный).

В принципе, иерархия может строиться бесконечно с самого верха до низовых частностей. Разумеется, искусственное расширение иерархической системы неизбежно приводит к подмене понятий с переходом акцента с жанра произведения на его стиль и далее — на само произведение, форму его передачи, авторскую программу, канал связи, орган СМК и т.д. СМК делятся на СМИ и частные интерактивные или односторонние сети. СМИ, в свою очередь, делятся на роды и т.д., вплоть до детализации ответвлений и разновидностей отдельных жанров, в частности, в форме стилей их применения для всевозможных целей.

Так, фильм–притча в восприятии зрителя элитарной аудитории (кому он, собственно, и адресован) вызовет ощущение сюрреализма, однако это слово в критической или специальной литературе по ТВ обычно не встречается, обозначая известный самостоятельный жанр живописи. С другой стороны, мультипликация или интервью могут быть названы жанрами экранного искусства (по крайней мере с этим специалисты как правило не спорят), но означают также технику синтеза движущегося изображения и способ получения информации соответственно, а произведение, жанр которого эти слова обозначают, может одновременно квалифицироваться и в другом жанре (например, мульт–сериал или репортажное интервью). Поэтому после перечисления ТВ–жанров приведен список (тоже в алфавитном порядке) тех жанров смежных направлений искусства, также стилей и средств, которые так или иначе используются для квалификации эфирной продукции.

Природа эвристической субъективности системы жанров заключена в авторских предпочтениях исследователя одного из трех составляющих коммуникационного процесса: источника (коммуникатора), сообщения (произведения) или реципиента (аудитории).

Каждый род, вид и жанр имеет не только название и диагностические признаки, но и специфическую функцию (информационную или рекреационную) и типичное положение в экранном пространстве, включая канал, передачу, рубрику и даже время суток и местность эфира.

Следует отметить, что понятие «иерархия» практически всегда применяется некорректно (в строгом определении оно означает систему уровней управляемого или властно-зависимого подчинения). Тем не менее в данном пособии этот термин используется как простое слово, т.к. употребление его в переносном смысле (ранговая шкала) более привычно.

«Истина» как средство общения посредством СМК. Практически всегда успех существования органа обеспечен передачей именно такой информации, которую люди ждут или по крайней мере способны воспринять. Аудитория формируется посредством социального заказа, штампа, символа, стереотипа и т.д. — то есть всего того, что объединяется под общим редко употребляемым названием «необходимая истина» как сиюминутно востребованный вариант абсолютной. Происхождение абсолютной истины глубоко биологично. Система абсолютного знания возникла вместе с человеком на заре цивилизации для эпигенетической регуляции социальных ролей. Человек может просто не найти свою роль в обществе и остаться без места в жизни, если ему не рассказали в форме иносказательного императива о существующих возможностях. Эпигенетическая система быстро разрушается в процессе катастрофического перехода (умственной эпидемии), но врожденная склонность к мифу остается, который приобретает причудливо–изысканные формы от экзотических религий до тоталитаризма в роли способа борьбы за духовную или политическую власть. В острый период система работает против человека, что вынуждает искать новые эволюционные пути. Состояние цивилизации кардинально меняется с появлением СМК: интенсификация обмена информацией влечет экстенсивный скачок с возникновением механизма генерации, эмиссии и сукцессии (тиражирования) истины, вплоть до абстрактного творчества виртуальной действительности. Для современной журналистики факт — вещь весьма условная, скорее повод или завязка для разговора в эфире. Впрочем, имидж и популярность позволяет обойтись и без факта.

Фаза катастрофического перехода влечет после короткого периода генерации новизны почти сразу же — массовый выход на арену случайных людей и в т.ч. носителей генетического шума. Особенность нашего острого времени — а жизнь человеческая коротка и другого мы не знаем — состоит в том: что тиражируемая информация не воспринимается и тем более не используется как информация массовым сознанием народа, за исключением узкого элитарного круга, получающего собственные жизненные силы в понимании жизни вообще, но не в ее устройстве лично для себя, и т.о. живущего на отрицании инфернальной реальности острого времени. Для общества в целом канал информации превращается в механизм однозначного воздействия на тело народа, а сама «информация» как определенная истина выполняет роль фактора поляризации общества.

Классификация — процедура разбиения множества схожих объектов на такое множество его подмножеств, когда в пределах каждого сходство объектов увеличивается (синоним — кластеризация, кластерный анализ; кластер — букв. «виноградная гроздь»). Задача классификации возникает перед исследователем при изучении множественного результата самоорганизации или в частном случае — эволюции, например, минералов или космических объектов. Жанры искусства каждого его вида являются таким же продуктом эволюции, как биологические виды и во многом эквивалентны последним, для которых классификация разработана наиболее полно — разработки и программы могут быть заимствованы. Результат решения задачи классификации представим в одной из двух форм: либо дерева (графа) с общим корнем и длинами ветвей, соответствующими сходству, либо рисунком (pattern’ом) среза дерева плоскостью настоящего времени, представляющего собой совокупность кластеров схожих объектов. Решение задачи классификации возможно двумя несовместимо–альтернативными путями: эвристически (субъективно) исследователем–экспертом, специализирующимся в изучении данного направления, на основе эмоционально–эстетической идентификации типов объектов в пределах изучаемой группы; второй путь — формальная процедура кластерного анализа[7]´m] требует точного измерения одинакового количества параметров для каждого объекта, причем оперирует именно с первичными данными, которых желательно получить как можно больше и в одинаковом количестве для каждого из элементарных объектов (например, произведений экранной продукции). В принципе, классификация жанров искусства вообще и ТВ–жанров в частности всегда будет вызывать критику и разночтения, если ее исследователи когда-нибудь не решатся провести достаточно обширные измерения (для ТВ произведений — контент–анализ), с последующей обработкой массива данных компьютерными программами кластерного анализа, несмотря на то, что формальная процедура может построить т.н. «искусственную систему» деления (повторяем, в случае пережитого острого перехода, выражающегося в интерференции, диффузии или заимствовании чужеродных жанров), и часто выдает очевидные результаты. Например, можно ожидать, что диалоги чаще связаны с интерьером или что экстерьерные съемки менее характерны для телесериалов, чем транслируемых на ТВ кинофильмов. Тем не менее доказательная процедура позволит либо подтвердить адекватность литературоведческой схемы типологическому описанию ТВ–жанров, либо наконец уйти от заимствованной схемы с помощью разработки своего характерного специфически для экранных произведений принципа типологии (деления).[7], производимая как свертка информации матрицы [n] измеримых параметров каждого объекта [m] объектов. Характерно, что при классификации объектов, связанных общностью эволюционного происхождения, в котором имела место фаза катастрофического перехода, эвристическая классификация почти всегда дает более адекватный результат. С другой стороны, на основе процедуры кластерного анализа в любом случае получается строгая формальная и воспроизводимая классификация, что м.б. необходимо при отсутствии взаимопонимания исследователей одной области. Кроме того, в результате трудоемкого кластерного анализа достигается множество дополнительных результатов относительно структуры и типологии, недостижимых вне математической процедуры и невидимых «невооруженным глазом». В любой из процедур классификации необходимо выполнение своих требований: эвристическая схема не м.б. продуктом коллективного творчества — эксперт должен быть каждый раз один, и каждая из несовместимых субъективных схем имеет свою характерную ценность; математическая процедура свертки матрицы [n

Классификация жанров телевидения, как уже было указано, впервые разработана Р.А.Борецким в книге «Информационные жанры телевидения» более четверти века назад. Современная типология телевизионных жанров идентифицирует несколько уровней, из которых два основных: информационно–публицистические — информационное выступление в кадре, комментарий, обзор, репортаж, интервью, беседа, дискуссия, пресс–конференция; и художественные (постановочные, игровые) — очерк, документальные кино– и видеофильмы.

При решении задачи классификации не следует путать жанры с формой выражения или реализации. Например, инструментом реализации может служить монолог, который в некоторых интерпретациях играет чисто условную роль жанра, реализуясь на телеэкране в форме следующих разнообразных жанров: информационное выступление в кадре (аналог в прессе — информационная заметка или корреспонденция), комментарий, обзор, репортаж. Монологических жанров относительно мало в связи с трудностью удержать внимание аудитории одним человеком. Наиболее зрелищным из них является репортаж, так как он обязательно сопровождается видеорядом. (См. также «типологическая структура»).

Классификация СМК может быть произведена: по носителю информации (электронные и пресса); по общей или специальной адресности (горизонтальные и вертикальные); по сервильности (ориентированные на мнение конкретного ньюсмейкера или широкой аудитории, поддерживающие корпоративные интересы или идею открытого общества); по степени участия потребителя информации в процессе коммуникации (односторонняя передача или интерактивный режим); по функции (рекреативной или информационной); по степени готовности продукта на пути к аудитории (специализированные агентства новостей или органы СМИ, работающие непосредственно для аудитории) и т.д.

Компиляция — переписывание одного или нескольких произведений (в редактуре для прессы — обработка нескольких сообщений на одну тему из разных источников) с сохранением образа, фабулы, сюжетной линии; имеет самостоятельный интерес при сокращении объема с увеличением зрелищности за счет лучшего использования изобразительно-выразительных средств; ассоциативное усложнение заимствованного образа; композиция нового сюжетного ряда заимствованных образов.

Композиция — творческий синтез целого из частей с получением эффекта гармонии в восприятии, что является единственным общеприменимым критерием полноценности, завершенности авторского произведения. Для действующих систем возможен критерий конструктивной конкурентности, для действующих технологических систем с производством продукции (в т.ч. экранной) — по гармонии продукта. Наличие гармонии идентифицируется по эстетической эмоциональной реакции зрителя или слушателя и т.о. красота предмета, явления или коммерческого продукта становится его виртуальным свойством. Не следует забывать и то, что не поддается количественной оценке и доказательной статистике, не может служить критерием, но тем не менее является конструктивной основой высказывания Достоевского «Красота спасет мир»: сам творец–композитор (любой, не только музыкальный) в процессе творческого акта получает столь завершенное эстетическое удовлетворение, что уже это само по себе позволяет существовать в мире несбалансированной личности. Кроме того остается еще и продукт, позволяющий вести с внешним миром диалог в форме искусства. Однако композиция все же не таинство и научному исследованию поддается. Композиция в литературоведении — принцип составления (структура сюжета) произведения, традиционно включающая вступление (зачин), развитие действия, кульминацию (высшая точка конфликта), развязку (заключение). Аналогично строится драматургия многих экранных жанров. Указанная структура сюжета в явной форме присутствует в собственно драме (телеспектакле, телефильме и мультфильме), в водевиле, фильме–опере, фильме–балете, оперетте и т.д. Фактически же даже подача новостной информации или программа передач вещательного дня тоже имеют своеобразный сюжет со все той же структурой. По иным законам, но обязательно со своей гармонией, строится композиция зарисовки, очерка, эссе — здесь важнее ассоциативность и ритмика кадров, планов, тем и мыслей соответственно. Авторский коллектив может нарушить законы гармонии, если кассовость превалирует над художественным качеством. Так, импортные дешевые фильмы притягивают зрителя к экрану либо внешними данными актеров в сериале, либо сексуально–активными образами в эротике, либо отвратительностью триллера и в таком случае на сценарии, сюжете и его драматургии продюсер экономит. Как, впрочем, и на экстерьерных съемках.

Метаискусство — часть, также форма современного искусства постмодернистского периода, приближенная к внутреннему миру его потребителя (оперирующая собственными образами человеческого мозга), находящая свое место как между внутренним миром человека и реальностью, так и заполняющая пробел потребности вплоть до самооправдания по другую сторону от реальности. Поскольку в создании литературного или экранного продукта синергично соединяется авторство многих личностей, современные социальные многоролевые игры вкупе с высоким развитием жанров и изобразительно-выразительных средств экстенсивно расширяют аудиторию, удовлетворяя самые неожиданные и непривычные человеческие потребности, в т.ч. сумеречного мировоззрения, вообще чуждого классическому искусству. В результате современное искусство становится эклектичным уже в самом зародыше, на уровне авторской реализации — крайне примитивная фабула м.б. реализована на самом высоком художественном уровне, откровенная порнография с заведомо ограниченной аудиторией получает наиболее ярких по внешним данным исполнителей (если, конечно, порнография качественная), а сложный в производстве экранный продукт с обильной компьютерной графикой и участием каскадеров ориентирован на широкого, но крайне невзыскательного зрителя.

Наррататор — внутренний адрес повествования, виртуальный собеседник повествователя (нарратора), имманентный произведению.

Нарратор — рассказчик, повествователь, внутренний автор повествования, виртуально-активный собеседник наррататора, имманентный произведению.

Ньюсмейкер — «делатель новостей», newsmaker — журналистское обозначение человека, привлекающего общественное внимание: политика, актера, общественного деятеля, харизматического вождя, при использовании фигуры которого в передаче повышается ее рейтинг или рейтинг компании. Отношения ньюсмейкера и прессы жестко взаимоувязаны (синергичны), при всей игре компроматов и судебных исков между ними нет фактической конкуренции: журналисты делают будущей звезде имя, в т.ч. и негативной информацией вне–этического происхождения, затем звезда вольно или невольно работает на прессу, предоставляя журналистам возможность самореализации и заработка. Однако так было не всегда, позитивные последствия распространения негативной информации возможны в период непредсказуемости причинно–следственных связей, т.е. характерны для катастрофического перехода.

Популярность — несмотря на трудность формализации распространенного понятия, приходится дифференцировать его от востребованности и кассовости. Жанровая адресность в связи с функциональной дифференциацией искусства вынуждает разделять два типа популярности — скрытую или интраверсивную и открытую или экстраверсивную. Любое зрелище первоначально предназначено для общего просмотра и группового восприятия, сопряженного с индукцией кооперативных эффектов психики. Так, трагедия для античного общества имела такое же консолидирующее значение, как для современного российского — информационно–аналитическая публицистика, только существенно большее количественно из-за отсутствия многих альтернативных форм искусства. После возникновения новое направление искусства вплоть до жанра дифференцируется и детализируется, одновременно происходит процесс индивидуализации восприятия: для одних людей потребность в искусственной виртуальной или отображенной реальности определяется возможностью возврата к общению и интеграции в свою часть структурированного общества, для других — напротив, уходом во внутренний иллюзорный мир. Зависит это от интравертированности или экстравертированности личности в сочетании с жанром и многих других причин, связанных с болезнями общения.

 Понятие популярности в современном телевидении не существует без понятия рейтинга и чаще всего замещается им. Рейтинг исчисляется в социологических процедурах. Фактически рейтинги более или менее адекватно отражают популярность в пределах каждой из двух ее форм.

Психологические основы дифференциации жанров — из этой неисчерпаемой темы мы выборочно коснемся существенных для данного текста моментов. В некотором смысле можно сказать, что жанры происходят друг от друга, и это, как уже было упомянуто, роднит жанры творчества с биологическими видами. Генетическая взаимопреемственность жанров есть отражение живого творчества реальных людей. Людям тесно вне разнообразия в остром желании отличаться друг от друга, стремлении заявить о себе и своем неповторимом «я». Но за основу обычно берется что-то уже устоявшееся или по крайней мере известное. «Новое», будь то вид или жанр, легко заявляют о себе на арене истории, но завершение процесса — стабилизация и долгая жизнь de novo возникшей формы (таксона) — определяется уже не автором, а совсем в другом месте и в другое время. Однако критик, как и автор, тоже стремится самовыразиться, показать, что жанров он знает больше всех и что, например, мельчайшие ответвления от почти вечного модернизма — вовсе не дурь очередного сумасшедшего, а вполне самостоятельные жанры.

ТВ–жанр может быть простым заимствованием на экран, прямой экранной экспликацией. Так, эссе на экране есть прямой потомок литературного (гомология). Но может быть и независимым повтором. Например, литературная и экранная зарисовки — совершенно разные по сути вещи, унаследовано лишь название (аналогия). Именно в действии инвариантных эволюционных законов любых систем аналогия часто оборачивается гомологией, и наоборот.

На унаследованную от литературы систему жанров накладывается система стилей и способов творческого самовыражения, что, в свою очередь, пересекается с разнообразием побудительных мотивов творчества. Один «творит» исключительно строго то, что люди подхватят и повторят, но уже в связи с именем «автора»–родоначальника. В таком случае роль сводится фактически к поиску необходимой истины человеком, уже имеющим определенное положение. Другой строит текст в форме отражения внутреннего мира образов языка его сознания. В принципе, результат не обязан чему-либо соответствовать в реальном мире, но это может быть иносказательное описание «типологии ТВ–жанров». В строгой науке казалось бы возможно избежать неформализуемой художественности. Впрочем, для художественного произведения вполне естественно творческое отражение не реального мира, а его эмоционального восприятия человеком. Так сказать, путешествие по лабиринтам сознания.

Есть и другие психологические мотивы и механизмы, приводящие к жанрообразованию и дифференциации адресности, например, экстравертивность или интравертивность (см. популярность).

Проблемное поле и тематическое пространство — два необходимых понятия, используемые критикой: первое — в связи с увеличением человеческих потребностей и соответственно заинтересованности аудитории во все новых проблемах; второе означает охват творчески отраженных тем (проблем). Интересно, что определения начинают работать в случае потери адекватной связи между ними. Например, если действующий работник социальной сферы защищается от журналиста (что случается не менее часто, чем попытки выйти на экран любой ценой), то причина почти всегда столь же очевидна, сколь и безвкусна. В этом случае при желании выпустить материал в эфир в оплату затраченных усилий журналист нещадно эксплуатирует понятие «мафия», не потрудившись получить убедительные доказательства существования соответствующей структуры. Таким образом может возникнуть виртуальная связь между соответствующей областью проблемного поля (имеющей, кстати, скорее форму внутренних профессиональных задач журналистики) и сконструированной частью тематического пространства. Конкретный пример решения журналистом собственных проблем за счет зрителя влечет широкомасштабные последствия — при быстрых переменах жизни, пока обыватель у телеэкрана еще не успел осознать их или даже узнать о них, журналистика фактически творит авторски востребованную виртуальную реальность с таким тематическим пространством, которое лишь впоследствии имеет шанс обрести жизненную базу. Это, к сожалению, происходит чаще, чем обусловлено потребностями аудитории, и не всегда в их направлении. Мы не оспариваем квалификацию второй древнейшей профессии как четвертой власти, но в указанном смысле по выражению Ивана Рыбкина «хвост управляет лисой».

Прототип — реальная личность (историческая фигура), послужившая основой художественного образа персонажа произведения; реже — произведение–первооснова экранной кино– или ТВ–версии (греч. prototypon прообраз).

Речь — средство человеческого общения, носитель опосредованного смысла сообщений между людьми обычно в звуковой форме (речь устная), строится на основе языка (алфавит + словарь + набор правил лексики, орфографии и синтаксиса). Устная речь имеет характерные особенности: обилие вводных слов и междометий, инверсии, повторы, возвраты к предыдущей мысли, купюры как бы очевидных промежуточных посылок и т.п. Поскольку наличие указанных особенностей устной речи на экране значительно снижает зрелищность и зрительское восприятие, в телевизионной речи приняты определенные нормы, приближающие ее к письменной, и при подготовке интервью или выступления в кадре к эфиру приходится его «чистить» (хотя делать это не всегда правомерно и иногда просто нежелательно). По стилю телевизионная речь преимущественно разговорная и воспринимается в контексте видеоряда, при сочетаемости с ним по смыслу или наоборот, контрапукте слова и изображения.

Рейтинг — на телевидении используется показатель доли аудитории в процентах, которая смотрела данную программу, и не связан с оценкой — могли смотреть и ругаться. Согласно формальному определению, рейтинг является рангом в распределении Ципфа на основе популярности. На западе принято рейтинги отслеживать и публиковать, в частности, в самой передаче. В отечественной практике популяризация рейтингов не прижилась, возможно, из-за слабости социологической службы — фактически, смотрит зритель программу или нет, определяет сам автор как может. В конечном счете в России может быть запрещена цензура, но останется концепция «не телевидение для зрителя, а зритель для телевидения».

Роды средств массовой информации (СМИ) — пресса, радиовещание и телевидение. Иногда РВ и ТВ объединяют под общим названием «электронные СМИ». В настоящем пособии система средств массовой коммуникации не рассматривается, интересующиеся могут обратиться к сводке Я.Н.Засурского[8][8] и иным источникам.

Сервильность — как характеристика СМИ означает функцию журналистики, обслуживающую интересы власти или капитала. Например, несмотря на номинальную независимость отечественных СМИ в 1996 году они (особенно ТВ) обеспечили победу президента на выборах. По выражению профессора Ясена Засурского, в 1996 году «телевидение бросилось грудью на амбразуру» и к началу 1997 года пыталось вернуть доверие аудитории. Подготовка публикаций и их отбор диктуется не интересами аудитории, но ориентацией на узкую референтную группу или даже зависит от интересов одного конкретного ньюсмейкера с его возможностью оплатить, отплатить или нанести ответный удар.

Суперпозиция жанров означает, что одно и то же произведение одновременно может быть классифицировано в различных жанровых типах по функциональности, по типу условности, по адресной направленности, по форме использованных изобразительных средств и по технологии создания передачи. Таким образом, существует не одна, а несколько типологий, которые неизбежно накладываются при попытке идентификации жанра конкретного реального произведения и часто вызывают бесплодные дискуссии между исследователями. Даже такой, казалось, бы строго заданный сугубо журналистский жанр, как репортаж, может восприниматься зрителями из различных социальных структур аудитории и как сюрреализм (вплоть до откровенной утопии), и как триллер на грани чего-то трудноопределимого и не вполне пристойного (вспомним передачу «600 секунд»). В то же время, постановочный репортаж вполне успешно авторски решается в форме телеигры. Характерно, что вызывает разногласия и ранг репортажа — вплоть до вида (согласно Р.Борецкому), хотя чаще его квалифицируют в качестве политипического жанра со множеством вариантов.

Сценарий — краткая программная схема, изложенная в стандартной или свободной форме, но обязательно понятной режиссеру и исполнителю. Также литературное произведение, предназначенное для экранной или сценической реализации. В широком толковании — принцип любого искусственного или естественного явления как процесса.

Сюжет — авторская разработка фабулы (см.), наделенная драматургической композицией. Также ход повествования о событиях, способ развертывания темы как художественная версия события–прототипа. Иногда отождествляется с фабулой. Существуют как бессюжетные произведения типа зарисовки, где гармония восприятия создается ассоциативным монтажем, так и снабженные сложным иерархическим сюжетом, в частности, создаваемые в виде компьютерного гипертекста, читаемого в интерактивном режиме (прототипом которого считается роман Яна Потоцкого «Рукопись, найденная в Сарагоссе»). В одноразмерных текстовых формах, каковыми являются литература, экранное и сценическое искусство, наиболее часто встречаемый вариант сложносоставного сюжета, когда герой несет еще и роль актера в сюжете–инсерции (вставке), причем как роль дополнительную (например, в романе Булгакова «Мастер и Маргарита»), так и в точности ту же самую («Женщина французского лейтенанта»). На ТВ сюжет означает короткая информационная передача (заметка), записанная заранее и сопровождаемая закадровым комментарием (проф. жаргон), также содержательная часть передачи в законченной форме, обычно на основе видеоряда (фр. sujet букв. предмет).

Телекоммуникационное пространство — местность, радио– или телеаудитория которой составляет единое целое, связанное общей системой СМК.

Тип виртуальная, эвристически достигнутая (сформулированная) характеристика общности группы: внешней — фенотип, программной (генетической) — генотип, развития — характеристика биологического вида в классическом понимании, что адекватно соответствует понятиям видового, породного или сортового типа. Понятие типа было ключевым в изучении изменчивости, в настоящее время используется синергетикой (наука о самоорганизации) в интерпретации поведения эволюционирующей системы, в том числе жанровой структуры телевидения. Типологически может быть охарактеризована любая классификационная единица различного уровня в иерархии. Однако далеко не каждая формально описанная как индивидуальность единица соответствует физически существующему кластеру. С другой стороны, человек может придумать и создать такое, что в принципе не воспринимается другим человеком и в принудительной процедуре формальной классификации порождает лишенный содержательного смысла ответ. В таком случае можно попытаться решить проблему жанра конкретного произведения чисто формально (к какому типу его относить) по его описанию или анализу. Критическая характеристика творческого экранного произведения складывается из трех моментов, отражающих в совокупности авторскую концепцию: что хотел сказать автор; что реально получилось; как воспринимает результат зритель. Если зрительская реакция отсутствует или откровенно неадекватна, обычно вопрос адресуют автору фильма — что, собственно, тот хотел выразить. Однако именно это как раз и бессмысленно, так как все три момента имманентно увязаны. Если нечто цельное было заложено в авторском замысле, то его творческая реализация обязательно будет иметь авторскую завершенность в готовом продукте, что отражается как в профессионально–критическом анализе, так и в зрительской эмоциональной реакции. На пути от зарождения авторского замысла до тиражирования коммерческого продукта (эфир или продажа кассет) может поменяться жанр вплоть до полной неузнаваемости автором, но смысл остается — к сожалению, сам автор не может определить его наличие, а сторонняя оценка на творческом этапе невозможна, только по его завершении в оформленном продукте. Три элемента цепи связаны наличием смысла в каждом, но не смыслом каждого. Пример неклассифицируемого произведения — показанный ОРТ пятисерийный фильм «Жди и помни меня» Юрия Занина, посвященный жизни и творчеству Аллы Пугачевой. Авторы ухитрились сделать фильм вне жанровой структуры при практически отсутствующем его индивидуальном типе, и зрительская реакция оказалась невыраженной (в любом случае не соответствовала популярности героини) — несмотря на то, что фильм анонсировала компания и ждал зритель.

Типологическая структура (система) может быть построена для любого регистрируемого множества объектов, связанного родством происхождения: жанров, авторства, коммерческого продукта, производителей (см. например «авторское творчество»). Типологическая идентификация авторства иногда может быть уверенно произведена по любой случайно выбранной части произведения, однако драматургическая сложность того же самого произведения может обмануть критика в определении жанра, если он не отследит все произведение целиком.

Типологизировать действительно можно все и по-разному. Не говоря уже о жанрах и формах авторства, для периодических публикаций, изданий, компаний могут быть выделены типы по затратам на производство (оплата журналистского труда и использование имен журналистских звезд или любых nеwsmаkеr'ов, стоящих чрезвычайно дорого; производство длительных и дорогостоящих журналистских поисков и расследований, или заполнение полос тем, что напишут штатные сотрудники компании буквально между делом («на колене»), или использование фотографий и текстов не-собственных авторов (работающих по совместительству или без договора, часто — использование материала, отклоненного другой редакцией). Можно типологизировать издания согласно личным целям учредителя (фактического владельца), которые могут быть ограничены самим фактом выхода издания с конкретным именем в колонке выходных данных, также — по соотношению затрат на журналистику, издательский процесс, трансляцию (дистрибуцию). В настоящее время в России опять нет влиятельных изданий, зависимых от абонентской платы, подписки или розницы в финансовом отношении — то есть отсутствует значимый механизм эмиссии информации, но согласно другим типологических схемам система СМИ вполне репрезентативна. Это предоставляет значительную свободу в выборе задач и подборе управляющей информации, инсертируемой (внедряемой) в публикуемый информационный поток. С другой стороны, та же причина определяет высокую зависимость рядового зрителя (читателя) от системы СМИ, отсутствие у него выбора, так как доступные ему различные издания не составляют значимого разнообразия в наборе фактической информации. Конкурируют они в узком коридоре за одинаковый тип внимания читателя и практически за один и тот же слой аудитории. Аудитория в свою очередь структурируется на три группы: опосредованного восприятия, не воспринимающего информационный поток как информацию, скорее как некий окрашенный шум; регулярно читающие и пытающиеся разобраться, но не имеющие альтернативных источников, воспринимающие происходящее в обществе как виртуальные (чужие) игры, интересные или не очень; погруженные в индустрию ньюсмейкерства, принадлежащие к истеблишменту или находящиеся у него на службе, владеющие в силу профессии и круга общения управляющей информацией, ключевой для расшифровки потока публикаций. Рядовому потребителю журналистики ключевая информация, без которой невозможна расшифровка всего информационного потока, может быть доступна из случайных источников и требует активного восприятия. Иначе сказанное можно выразить так — органы СМИ (компании) подразделяются на открытые и закрытые системы.

Типологизировать тексты можно: по носителю, способам передачи и приема информации (например, радиотекст или экранный); алфавиту; словарному запасу и т.д. вплоть до содержательного анализа с подразделением на художественные и информационные (новостные, научные). Содержательный эвристический анализ позволяет выделять образную поливалентность, широко используемую авторами, например, когда героиня в постели с новым партнером вспоминает погибшего мужа (фильм «Мужчина и женщина»). Автор может описывать одним текстом один образ, детализируя подробности с целью усиления восприятия. Но может создать композицию с наложением кратких отражений многих образов и при этом восприятие столь усиливается, что объем текста при прочих равных условиях может быть сокращен на порядок при той же информативности или художественной ценности — сообразно тому, по каким критериям осуществляется оценка.

Типологическая структура (система) жанров имеет свойство меняться во времени (эволюционировать) — возникают новые жанры (например, телемосты или телеигры), исчезают старые (например, телевизионный памфлет), также происходит взаимопроникновение жанров (например, для увеличения зрелищности интервью включает черты репортажа, а репортаж — привлекает черты художественности вплоть до образности очерка, когда проявляется авторская позиция, что для репортажа в чистом виде нехарактерно). Некоторые жанры с расширением тематического пространства постепенно повышают ранг, как это произошло с драмой, прошедшей эволюцию от ординарного литературного жанра до группы жанров в понятии рода (согласно Р.Борецкому). Для обозначения процессов эволюции жанровой структуры различные авторы фигурально применяют заимствованные термины: диффузия, интерференция, химеризация и контаминация конкретных жанров. Однако не все, что встречается в литературе, адекватно понимаемо и доступно определению.

Фабула — хронологическая основа литературного произведения, также любого художественного произведения на основе текста (отсутствует в скульптуре или живописи, но характерна для большинства телевизионных жанров). Фабула является основой сюжета, но иногда это слово используется как синоним в специальной литературе. С другой стороны, живая речь может противопоставлять указанные понятия: на вопрос о фабуле произведения ожидается краткий ответ о чем оно, какова его основная тема, что, собственно, автор хотел передать зрителю или читателю; напротив, вопрос о сюжете предполагает, если не его краткую качественную оценку вне конкретной темы, буквально развернутый пересказ сценария, т.е. как автор решил тему. Различие понятий иллюстрируется примерами сюжетов без фабулы типа зарисовки, созданных на основе ассоциативного монтажа. Несколько чаще встречаются произведения с несколькими фабулами, предназначенные для ассоциативного восприятия. Существуют и бессюжетные произведения. (от лат. fabula басня рассказ).

Фильм — (буквально пленка) завершенное документальное или игровое произведение с сюжетом и/или фабулой достаточной длительности (от 10 до 60 минут в документальном и от 30 минут до 2 часов в художественном фильме, причем длительность многосерийного произведения м.б. значительно больше), готовое к показу в записи (копии), также одна из двух форм фиксации телевизионного произведения (не является жанром). Слово используется для составления всевозможных терминов: видеофильм, документальный фильм, игровой фильм, кинофильм, короткометражный фильм, любительский фильм, музыкальный фильм, мультфильм, неигровой фильм, порнофильм, постановочный фильм, телефильм, учебный фильм, фильм–аллегория, фильм–балет, фильм–зарисовка, фильм–опера, фильм–притча, фильм–сказка, фильм–спектакль, фильм ужасов, фильм–эпопея, художественный фильм, эротический фильм и т.д. До сих пор встречаются термины слайд–фильм (последовательно показываемые диапозитивы) или полиэкранный фильм (для показа которого использовалось несколько различных проекторов, управляемых дистанционно одной программой), хотя обозначаемые этими словами способы демонстрации изображения вытеснены компьютерными эффектами синтеза изображения.

Форма телевизионного произведения передача, прямая в эфире или в видеозаписи, и фильм, в кино– или видеозаписи. Формы, в отличие от жанров, идентифицируются по типу фиксации телевизионного произведения (характеру физического носителя).

Формы средств массовой коммуникации (СМК) — СМИ плюс интерактивные сети и пользовательские базы данных, от «селекторных совещаний» и ксерокопирования для нужд ограниченной группы до современных mass–media посредством e–mail (соединение РС в единую сеть через телефонную связь). В результате массово возникают новые формы общения, базы данных, термины и даже жанры. Все это так же «угрожает» популярности ТВ, как в прошлом угрожало ТВ кино — например, cyberspace (кибернетическое пространство), gopher (система поиска данных), Internet (огромная и быстро прогрессирующая компьютерная сеть с программным обеспечением), WWW (World Wide Web или глобальная сеть), on–line (переговоры на линии), Use–Net (доска объявлений), «электронное кладбище». В принципе, современные электронные СМК предоставляют возможность целенаправленного обмена информацией между профессионально заинтересованными пользователями. Благодаря этому упрощаются проблемы отработки адресности со стороны компании, также затратные по времени листание газет или просмотр телепрограмм. Пользователи компьютерных inter–media телевизор практически не смотрят и используют только для отдыха. Однако разработка идет быстрее, чем люди успевают осознать свои новые возможности.

Функции СМК подразделяются на две основные группы — рекреативную (отдых, релаксация) и информационную, что правомерно лишь с точки зрения отдельной личности в составе аудитории. Большинство исследователей не идут далее уровня личности, иногда выделяя как самостоятельные образовательную, просветительскую, агитационную и др. функции. Роли СМК — они же функции, если говорить об уровне общества как системы — также подразделяются на две группы: 1. через усложнение адресности и расширение аудитории — повышение активности социально–пассивной ее части; интеграция и структурирование (поляризация) общества относительно тиражируемых эстетических ценностей, образов, виртуальных истин; возможность незадержанной эволюции необходимой истины (генерация, эмиссия, тиражирование/сукцессия, викарирование); актуализация виртуальной истины в необходимую и творчество виртуальной реальности; в конечном счете — создание новой системы мифов (или реанимация старой забытой); 2. акцептирование и выход на макросоциальную арену творчески агрессивных личностей, создание самой возможности позитивной реализации личности, пассионарный заряд (актуализация личностной «харизмы») которой в более бедной среде реализовался бы в негативной форме до геростратизма (функция любой многоролевой игры — вариации на тему высказывания Достоевского «Красота спасет мир»). Необходимо отметить, что в исторический период потребности человека резко возросли и усложнились. Развитие цивилизации сопряжено с появлением таких потребностей, которые в принципе не могут найти непосредственного удовлетворения и появление СМИ в таком смысле явилось необходимым и спасительным наркотиком общества, «витамином цивилизации». Проще всего обвинять журналистов во вранье для народа, в убийстве принцессы Дианы, в преступном покушении на государственную границу Беларуси, в помехах работе депутатов и т.д. до бесконечности. Однако в отсутствии конкурентной журналистики и склонных к самоутверждению журналистов ничего этого скорее всего просто не было бы — ни границы, ни принцессы. Возможно, существовало бы что-то иное в удовлетворение потребностей народа в общественной жизни, но именно тех ньюсмейкеров, которые борются с прессой с помощью прессы же, просто не было бы на арене жизни.

Потребность человека в продуктах СМК определяется прежде всего тем эстетическим и/или сексуальным удовлетворением во всевозможных сублимированных формах для личностей различных типов, которое может быть и не всегда кажется естественным или достаточно полноценным, но наиболее доступно. Что и составляет первичность функции СМИ. Развитие технических возможностей и усложнение форм — сначала искусства вообще, затем СМК —создало возможность использования аудиовизуальной информации в качестве аналога наркотического средства ухода от реальности в ее виртуальное замещение. Несомненно, данное явление должно дополнить вышесказанное как о функциях СМИ вообще, так и о структурировании аудитории. Однако явление скрытой популярности требует специального изучения — может быть и возможно косвенными методами оценить количество людей, в глубоком уединении предающихся созерцанию так называемого «жесткого порно», но трудно даже представить, дает ли это выход отрицательным эмоциям в разрушительной форме или напротив служит своеобразным громоотводом. Изучению и адекватной оценке поддаются лишь интерактивные СМК, которые не являются предметом данного пособия.

Животные с социальной структурой, к каковым относится и человек (птицы и млекопитающие), испытывают психологический дискомфорт и генетические нарушения индивидуального развития при содержании в эмоционально бедной среде. Возрастающими потребностями человек окончательно отрезал себя от до–цивилизованного прошлого. Обязательно возникают такие потребности, которые не могут удовлетворяться существующими доступными формами общения в общественной сфере жизни, что и заставляет изобретать новые жанры — как в экранной продукции, так и в жизни вообще.

Химера в связи с химеризацией жанров — продукт, обычно виртуальный образ, контаминации несовместимых типов развития. В таком смысле допустимо говорить о химеризации общества, что характерно для катастрофы и представляет собой благодарную почву для деятельности медиатора (посредника), или жанров телевидения, когда вновь возникший жанр, например телемост или телемарафон, имеет несколько корней одновременно.

Холокост — быстро распространяющийся инвариантный термин, предложенный для обозначения острого времени Второй мировой войны, сопряженной с геноцидом нескольких народов и изобретением системы уничтожения максимального количества людей, например, с использованием концентрационных лагерей (греч. всесожжение).

Хронотоп — экспериментально идентифицируемый элемент условного (художественного) пространства–времени в экранном образном моделировании действительности. Термин заимствован из психологии, согласно аналогичными проблемами гомологичной деформации реального пространства–времени в связи с художественной динамичностью личности. Формы хронотопа весьма разнообразны в различных направлениях искусства (в языкознании применяется также понятие хроноглосса). Для типологической дискриминации (индивидуальной идентификации) ТВ жанров наиболее применима схема, описанная М.М.Бахтиным для романа. Изучение экранной ТВ продукции оперирует пятью типами хронотопа: 1) ВСТРЕЧИ — частый, эмоционально–окрашенный, основа многих жанров (интервью, беседа, всевозможные ТВ клубы и концерты и т.д. — трудно найти произведение, в котором совсем отсутствует мотив встречи); 2) ДОРОГИ — на основе мотива путешествия с превалированием пространства над временем, зрелищный и почти столь же частый, как и «встреча» на экране ТВ, объемный, но не столь эмоционально–возбуждающий в восприятии; 3) ПОРОГА — сложный тип пространственно–временных отношений, основанный на переломных моментах повествования экранного текста, часто персонифицируется в связи с принятием решения конкретным действующим лицом, представляет собой кульминационную составляющую в рамках иных хронотопов, с высоким уровнем проблемности и как бы без временной координаты (жанры дискуссии и психологической драмы); 4) ГОСТИНОЙ (САЛОНА) — самостоятельный вариант «встречи» с превалированием сопутствующих событий над мотивом встречи как таковой, «гостиная» есть место пересечения пространственных и временных рядов произведения в форме экранного общения героев (ТВ в целом тяготеет к диалогичности, жанры драмы вообще и особенно популярные в прошлом «Голубой огонек», «Кабачок 13 стульев»; современные импортные сериалы почти полностью инсценированы «в гостиной»); 5) ПОИСКА — виртуальное изображение на экране мыслительного процесса в связи с протяженностью пространства или времени, физического или социально–условного (например, «Имя Розы» Умберто Эко), то есть синергичное сочетание формы «дороги» с сутью «порога» (все жанры, включая расследование а также научно–популярные и т.п.).

Экранное место (экранное пространство) — длительность передачи, время суток, канал, место в сетке вещания, также рубрика, программа и так далее.

Эстетизм — механизм активной эволюции в форме инстинкта, в явном виде прослеживаемый от общего корня птиц и млекопитающих: управление будущим развитием через выбор полового партнера по гармоничности его облика или поведения, обычно самкой самца. Вот почему женщины эмоциональнее, острее выражают эстетическое влечение и более мужчин нуждаются в украшении жизни. Эволюционно эстетизм возникает как механизм полового отбора, предвосхищая человеческое в человеке задолго до его появления на эволюционной арене, и затем преадаптирует буквально все творческие роли человека — математика, конструктора, композитора, художника, скульптора, сценариста, режиссера–постановщика, кутюрье и т.д. Эстетическая эмоциональная реакция субъекта раскладывается на три группы относительно вызвавших ее факторов: 1) физические, как чистота цветов в монохроматическом излучении (крайний вариант — потребность в фазе пубертации силового воздействия на мозг, например, джазового ритма или его нарушения в блюзе, для созревания генетически дестабилизированного мозга (см. ниже о «негативных» жанрах); 2) физиологические, как условность облика клоуна в связи с праздником «я в цирк иду»; 3) психологические, как кооперативные эффекты группового поведения типа стадного чувства или «эффекта чучела». Гармоничность результирующего продукта, идентифицируемая по реакции зрителя, есть истина в последней инстанции и с этим приходится однозначно считаться — зритель вне адресной части аудитории данную программу или жанр целиком может воспринимать как уродство. Этим объясняется эстетическая природа востребованности «негативных» жанров — триллера в литературе и на экране, heavy metal в музыке или порнографии в любом изобразительном искусстве. В античном мире значительную роль играла трагедия с ее философией катарсиса. В России значительная часть населения нуждается в силовых, антиэстетической природы, воздействиях на психику в связи с широкой распространенностью болезней сна и общения.

Язык телевидения изобразительно–выразительные средства: слово, звук, изображение. Изобразительный ряд формируется на основе трех основных компонентов — кадра, плана и ракурса с помощью монтажа.

в начало

 


 

ЖАНРОВАЯ СТРУКТУРА

СОВРЕМЕННОЙ ЭКРАННОЙ ПРОДУКЦИИ

 

Итак, в экранной продукции можно идентифицировать описанные в настоящей главе жанры, современные или по крайней мере пока не забытые (за основу взята система жанров Р.А.Борецкого и В.Л.Цвика из учебника для тележурналистов[9][9]). Отдельно, в следующей главе приводятся так называемые стили, изобразительно–выразительные средства и т.д., то есть все то, что не всеми авторами однозначно квалифицируется в качестве жанров для экранной продукции, но тем не менее имеет право на самостоятельное существование и необходимо для типологии экранных произведений.

Бенефис — игровой синтетический зрелищный жанр, связанный с выигрышным показом единственной замечательной личности (например, актера или политика), практически полностью вытесненный клипом.

Беседа — жанр аналитической публицистики, диалог или полилог, иногда с использованием вспомогательных кино– или фотодокументов (коротких сюжетов), как правило без выраженной конфронтации сторон (то есть не переходящее в дискуссию эффективное по Э.Берну общение перед экраном). Существует по крайней мере в двух формах — посвященная конкретной общественно–значимой теме или с участием людей, само появление которых на экране способно привлечь аудиторию (ньюсмейкеров). На современном ТВ чаще всего бывает включена в ток–шоу.

Брифинг — жанр (жанровая разновидность) информационной публицистики, означающий открытую, обычно деперсонифицированную передачу официальной точки зрения или информации (оригинальной или субъективно обработанной) органа власти (от его пресс–центра или уполномоченного представителя) о событии или общественно–значимом явлении в открытые СМК через специально приглашенных журналистов. Может иметь закрытый характер, не предназначенный для прямого эфира. Вопросы при этом обычно не задаются.

Бюллетень — форма подачи новостной информации, подобранной тематически, ограниченной заданным объемом (хронометражем) и обладающей определенной жанровой структурой (см. также новости).

Водевиль — игровой музыкальный зрелищный сценический и экранный жанр, как правило с переодеваниями и с преимущественной рекреационной функцией.

Выступление (в кадре) — монолог на общественно–значимую тему. Жанр информационной или аналитической публицистики, создающий эффект плюрализма на ТВ как СМИ. Типичные примеры жанра — выступление политического деятеля или комментатора (обозревателя) в связи с событием или его освещением, некролог на смерть общественно–значимого лица его соратником, новогоднее обращение Президента к народу страны.

Разговорные жанры вообще и монологичные еще в большей степени требуют особых усилий для придания им зрелищности. С другой стороны, на примере только лишь устного выступления одного человека согласно Буданцеву[10][10] можно показать обилие жанровых вариаций (приводится без комментария): диатриба — разговор с отсутствующим; солилоквиум — разговор с самим собой; симпосион — застольное слово; плач; призыв; проповедь (лекция, урок); уличный крик (прообраз рекламы); указ (постановление, объявление).

Гиперреализм — новое производное на основе слова "реализм" фактически превратилось в термин с развитием техники анимации в изготовлении телевизионных заставок, видеоклипов и фильмов типа "Терминатор" или "Парк Юрского периода" – синтеза искусственного видеоряда с использованием мощной компьютерной графики. Анимационная компьютерная графика в принципе доступна любому подростку, минимально знакомому с компьютером (например, в интегрированной среде Фенси), также используется для создания и редактирования собственных Web-страниц активными пользователями Internet. Но коммерческий продукт может быть создан лишь с использованием компьютеров, достаточно условно называемых "персональными" (их стоимость на два порядка выше, включая особого уровня программное обеспечение, чаще всего фирмы Silicon Graphic). Естественно, толчком к развитию прикладной компьютерной графики послужило развитие мультипликации и, главным образом, видеоклипов с синтезом снятых на синем фоне изображений реальных актеров (ньюсмейкеров шоу-бизнеса) с синтезированными декорациями. Считается, что первый отечественный клип был сделан на песню "Не валяй дурака, Америка" для группы "Любэ" (начало девяностых годов), в котором последовательно обработали шесть тысяч кадров. Затем была внедрена техника Motion Control, позволяющая резко ускорить и удешевить процесс при автоматическом совмещении движения актера и компьютерной виртуальной камеры, и Flame-технология для преобразования различных изображений друг в друга (например, гитары в живую девушку и наоборот в клипе Владимира Преснякова). Авторы виртуальной реальности утверждают, что технике компьютерной анимации доступен синтез "всего, чего угодно", и можно думать, что именно развитие гиперреализма как одного из направлений компьютерной эволюции обеспечит ей выход в поле, не имеющее корней в докомпьютерном прошлом человечества. Пока же заметные результаты внедрения компьютерной анимации в экранную продукцию негативного характера, при сочетании увлечения авторов графики троянскими эффектами воздействия на психику зрителя и тем фактом, что зритель отмечает роль графики именно тогда, когда она мешает рекреации или восприятию информации, но не способствует. В Японии же имел место случай патологической реакции эпидемического характера в ответ на конкретный компьютерный эффект – случилось именно то, без чего развитие виртуального мира не могло обойтись.

Гиперреализм можно считать стилем, дополняющим основу произведения, поскольку особенно повышает зрелищность совмещение реального изображения и компьютерной графики (обычно это живой актер в виртуальном мире). Но одинаково правомерно к гиперреализму можно относиться и как к состоявшемуся жанру экранного искусства, который в будущем очевидно окажется порождающим источником рода и вида искусства. Одновременно данная форма синтеза экранного текста является и принципиально новой техникой общения в обществе, возможности которой будут экстенсивно эволюционировать.

Дискуссия — жанр аналитической публицистики, обычно полилог с участием ведущего и не менее чем двоих носителей контрастных точек зрения на некую общественно–значимую проблему, или любых ньюсмейкеров, одновременное появление которых в кадре символизирует некую противоположность. Поскольку дискуссия чаще всего транслируется без видеоряда, зрелищность зависит от профессионализма ведущего в выборе участников, подготовке проблемы, умения импровизировать по ходу беседы. Разновидностью дискуссии являются теледебаты. На современном ТВ чаще всего бывает включена в ток–шоу.

Документальный фильм — Основная форма существования жанра документального (также неигрового) кино. Номинально документалистика должна строиться на съемках подлинных событий и собственно именно этот жанр является родоначальником всех прочих в экранном искусстве. Однако кинодокументы сами по себе, как бы ни были уникальны съемки и отображаемые события, требуют определенных ухищрений для придания им зрелищности и эффекта достоверности: монтажа, микширования, комментария и сочетания жанров для создания драматургической композиции. В теории известны несколько разветвленных и переплетающихся направлений кинодокументалистики. Первой теоретическое обоснование получила идея киноправды Дзиги Вертова (Дениса Кауфмана) в трудах самого автора, проповедовавшего «жизнь врасплох» на экране при отсутствии сценария и монтажа. Как ее альтернатива позже возникает так называемая авторская документалистика Артура Пелешяна (например, фильм «Мы»), использовавшего ассоциативный монтаж (например, толпы и волн как эстетически сходных видов самоорганизации). В современной форме документальное кино как правило использует реального человека (документального героя), родоначальником которой явился фильм Виктора Лисаковича «Катюша». Идея примата героя, рассказывающего о реальных событиях и своей роли в них, получила дальнейшее развитие в фильмах Дмитрия Лунькова. Отсюда исходят два направления: фильм–самовыражение с напряженной драматургией (Игорь Беляев и Марина Голдовская) и проблемные произведения на социальные темы (Алексей Габрилович, Самарий Зеликин, Арон Каневский), использующие социологические методы, например, опросы на улицах, ставшие основой многих современных телевизионных произведений. Особое направление документалистики, пока не получившее теоретического обоснования, построено на подготовке к съемке участников будущих событий — смерти, рождения человека и даже потрясшего мир преступления (так случайно получилось с фильмом Герца Франка «Семь Симеонов» о семье Овечкиных). Фактически подобная форма документалистики использует в точности те же методы, с помощью которых зоолог наблюдает и документирует поведение животных в природе, живя среди них и давая им возможность привыкнуть к камере и оператору. По методам съемки разделяется открытая, привычная и скрытая камера. По творческому вкладу выделяется авторское кино, в котором один человек является одновременно сценаристом, режиссером, оператором и автором идеи фильма.

В реальности сам Дзига Вертов не обходился в своем творчестве без сценарной композиции, а съемки, в точности соответствующие его теории (т.н. кинолетопись), стали предметом архивирования в Российском государственном архиве кинофотодокументов и в качестве коммерческого экранного продукта практически не используются. Различные формы и жанровые разновидности документального кино имеют своих апологетов и служат предметом общения в определенной среде, в чем оно более схоже с научной литературой, чем с игровым экранным искусством. Во всяком случае документалистика при резких исторических переменах точно так же консервативна относительно значительно более мобильного художественного вымысла. В настоящее время фильмы неигрового кино почти недоступны массовому зрителю, хотя их снимают, причем на неплохом уровне — существенно выше того, что доступно, и сделаны на отечественном материале. Ежегодно проходит фестиваль неигрового кино в Екатеринбурге, существуют аппарат (элитарная среда) специфической критики и учебный процесс на факультетах журналистики, также в других профилирующих учебных заведениях. Жанр без аудитории! Парадоксальности влекут одна другую. В связи с инфернальностью отечественной реальности проблема непосредственной документалистики, как она поставлена в трудах Дзиги Вертова, требует изобретения новых жанров и использования изощренных изобразительно–выразительных средств. Казалось бы, неигровое кино могло бы развиваться, но соревноваться именно в документалистике с постановочными фильмами трудно. Например, чисто художественные зрелищные полнометражные фильмы «Фрэнсис» и «Милый, дорогой, любимый, единственный» удивительно точно передают не просто распространенные типы агрессивного женского поведения в реальных ситуациях, но даже воспроизводят в деталях конкретные события, во что зритель бы не поверил, будь фильм «документальным». Еще больший эффект надуманного гротеска вызывает в восприятии зрителя фильм Михаила Калика «И возвращается ветер», практически в точности воспроизводящий набор реальных ситуаций. Реальная действительность покрывает почти полностью, не находя иного места, чисто сюрреалистические популярные ленты типа «Каин XVIII», «Интервенция» и «Асса». В конечном счете и зрителю, и редактору как бы все известно изнутри и «обмануть его ожидания» доказательной истиной документальной съемки невозможно. Проще идти на поводу у ожиданий, как описал начало своей карьеры в качестве режиссера–документалиста Эльдар Рязанов.

Необходимо повторить, что в настоящее время жанровая структура не только не устоялась, но находится в процессе мало предсказуемых перемен. Например, трудно найти место в схемах несомненному родоначальнику авторского направления экранной компиляции кинолетописей (часто любительских и случайных съемок) Михаилу Ромму — именно этому автору принадлежит авторство природы Холокоста. Его метод не только не забыт, но продолжает распространяться — творцы элитарного кино считают буквально своим долгом вставить почти в любой фильм кадры Холокоста для усиления ассоциативности монтажа и это тотальное явление стирает грань между постановочным кино и документалистикой.

Документальный телефильм — фактически превратившийся в историзм типично отечественный жанр «голубого экрана», не забытый по крайней мере как явление. Причем явление многогранное, исполненное парадоксов и вполне типичное. То, что показывалось под рубрикой «документальный телефильм», несло скорее рекреативную функцию перебивки идеологического прессинга показом той жизни, которая как бы и не выдумана и вовсе неплоха, включая «отдельные недостатки». Т.е. пока жанр существует как «еще более младший брат младшего брата», к тому же об этом мало кому известно.

Драма (теледраматургия) — (греч. drama букв. действие) значительный кусок совокупности близкородственных телевизионных жанров, фактически вид экранного искусства (согласно Р.Борецкому, понятие родовое), основанный на живом действии и существовавший в двух вариантах — собственно теледраматургия по оригинальным сюжетам и сценариям, поставленным на ТВ своими средствами (как правило, слабее художественно), и телеверсия известного литературного произведения или даже кинофильма. Исторически художественные жанры ТВ начинались именно с драмы, и существует обильная литература по теледраматургии. Специфику жанра исследователи видели в продленном контакте с аудиторией (феномен многосерийности, реализованный впоследствии и в иных жанрах) и поэтому прочили драме на телеэкране большое будущее. Существовали различные ответвления жанра, например, драма документальная типа ленинградской передачи «Контрольная для взрослых». Затем пошел поток бытовых драм и других телеспектаклей, например, прослеженная на протяжении нескольких лет жизнь одной семьи — «Наши соседи». Дольше всех продержались на экране «Знатоки» — и до сих пор идут, несмотря на очевидную наивность сюжета и обилие историзмов. Немаловажную роль в угасании жанра сыграли устаревшие средства выражения, а также низкие заработки актеров на телевидении. И вообще теперь неинтересно — что там, у наших соседей. Отечественная теледрама практически вытеснена импортными сериалами, которые унаследовали ее аудиторию.

В сценическом искусстве драматической постановки, которое первично относительно экранного, можно выделить жанровые разновидности, так или иначе находящие свое место на ТВ по крайней мере в качестве стилей отображения реальности (см. ниже) — трагедия, затем возникшая как пародия на нее комедия, затем трансформация последней в фарс и т.д. Чисто экранный жанр кинокомедии, казалось, долгое время доминировал, по крайней мере для тех социально–демографических групп в составе аудитории, для которых кинематограф и затем ТВ заполняли досуг. Однако первичной на сцене была видимо все же трагедия с ее катарсисом, занимавшая центральное место в античной культуре. В наше острое время трагедия личности кажется пресной и недостаточной для достижения очищающего эффекта катарсиса. Тотальная жажда негативного эстетизма вызвала к жизни специфические острые формы типа триллера или порнографии, но в еще большей степени генерализовалась в антиутопию (см.) с ее катастрофой общества в целом.

В рамках сценического искусства на экране особое место занимает телеспектакль (см.).

Драматургия с ее законами композиции (см. выше) является основой почти любой части континуума телевизионного текста, как авторски завершенного, так и отделенного заставками или иными «знаками препинания», также целиком вещательного дня. Вещание обеспечивается вкладом многих личностей и именно драматургия ТВ–текста в целом синергично впитывает таланты многих, ярких и трудно совместимых в иной жизни творческих личностей как многоролевая игра

Журналистское расследование — своеобразный и распространенный на крупных компаниях «внутренний» аналитический жанр, к которому компания прибегает чаще, чем предоставляет эфир его непосредственным результатам, поскольку расследование со стороны органа СМК влечет множественные проблемы этического характера и возможные расходы по судебным искам. Однако это единственный жанр, влекущий конкретную, ощутимую и результативную реакцию общества — именно журналисты раскрутили «уотергейт» и это привело к смещению Никсона, причем вся история оказалась настолько значимой для Америки, что была воплощена в художественном фильме «Вся президентская рать» с Дастином Хофманом.

Вопреки распространенному мнению о необходимости расследования исключительно по следам конкретного преступления, оно может быть предпринято в связи с любой общественно–значимой проблемой, информация о которой труднодоступна или скрывается. Практически каждый обозреватель крупного СМИ имеет свой личный архив с результатами нескольких журналистских расследований, которые он часто ведет, не имея предварительного представления о форме будущей публикации. Крупные компании ведут одновременно несколько расследований и не скупятся на каждое, причем перед эфиром материал просматривает юрист компании. Эфир материала расследования обычно организуется сериалом короткими частями по несколько минут.

Несмотря на промежуточность расследования как журналистского жанра на пути информации от первичного источника до аудитории его востребованность возрастает. Рубрика «журналистское расследование» встречается в публикациях достаточно независимо о самого факта расследования и чаще, чем компания реально расходует значительные средства на поиск и получение значимой информации.

Заметка (видеосюжет) — общежурналистский жанр информационной публицистики, пограничный с репортажем и называемый обычно «сюжетом» или «информацией». Может иметь форму отдельной передачи или входить в качестве составной части в сложную сценарную композицию. На экране существует в двух формах — вербальной или с использованием видеоряда.

Зарисовка — идущий без комментария или с закадровым ассоциативным текстом зрелищный высокохудожественный жанр короткого видеосюжета или последовательности видовых кадров обычно без драматургической композиции и иногда без сюжета, при обязательном высоко профессиональном операторском мастерстве, с использованием неожиданных ракурсов, различных планов (детальных и общих) и ассоциативного монтажа. Зарисовки используются ассоциативно–тематически, т.е. транслируются для перебивки напряженной новостной информации или спортивных репортажей для возможности релаксации зрителя.

Самостоятельный генетически неоднородный жанр, происхождением как от видовой фотографии, так и от литературной зарисовки как жанра прессы. Некоторые формы произведений данного жанра могут быть также названы «лирическим репортажем» или «репортажем ни о чем» (последнее не следует путать с передачей под аналогичным названием).

Игра — телеигра типа «Поля чудес», «КВН» или «Что? Где? Когда?», в прошлом — викторина. Зрелищность жанра поддерживается высоко профессиональной режиссурой, незаурядностью личности ведущего, неизвестностью исхода и интерактивным режимом — зритель может задать вопрос и даже выиграть этап (раунд) игры. Телеигра предоставляет возможность нетривиальных путей интеракции: например, на пике популярности КВН после его возвращения на экран Александр Масляков попросил зрителей, чтобы они выключили свет, и специально подготовленные камеры показали панораму двух московских районов с погасшими окнами.

Интервью (от англ. interview — обмен мнениями) — жанр информационной публицистики, в составе информационных материалов один из вариантов разговорной передачи «в лицах» — диалог, полилог, конфронтационное интервью, контрвью и т.д. Также составная часть (метод) журналистской работы в различных жанрах, позволяющая сделать эффектный материал об интересном или видном человеке, или подготовить эпатирующий «экспромт» для увеличения зрелищности телеигры, или добыть недостижимую иными способами, менее травмирующими эстетическое восприятие, недостающую в сюжете для зрелищности информацию. Также элементарный источник (порождающий жанр пучка жанров), трансформация которого приводит к более сложным узким жанрам типа пресс–конференции или теледебатов. Также психологический прием идентификации особенностей личности — интервью на раскрытие личности для тренировки работников ТВ, иногда используемое в жанре телеигры. Также составная часть жанра «журналистское расследование». И так далее.

Различается несколько разновидностей интервью: протокольное, информационное (в связи с конкретным событием, причем как только что случившимся, так и давно прошедшим, но вызвавшим именно сейчас общественный резонанс), портретное (личностное) и проблемное (показывающее живыми словами от первого лица компетентное мнение о некоторой проблеме или общественно–значимом явлении). Что впрочем, не исчерпывает всех разновидностей интервью. Обычно учебники журналистики выделяют только три типа интервью (событийное, проблемное и портретное), приписывая им различные цели и соответственно описывая три формы работы журналиста с человеком. Естественно, журналисту приходится сталкиваться и с теми формами опроса, которые формально находятся вне пределов журналистики: интервью психологическое, психиатрическое, следственный допрос, собеседование для приема на работу или учебу. Основа интервью — вопросы, которые делятся на программные и экранные (микрофонные), закрытые и открытые, прожективные (по предполагаемой ситуации) и конкретные (фактологические), прямые и косвенные, фильтрующие (для проверки степени информированности источника) и контрольные (для проверки правдивости), буферные и ударные, контактные и ситуативные и т.д.

Независимо от предпочитаемого жанра журналист должен уметь работать как интервьюер и обязан знать, как готовить вопросы, какого типа они бывают, как выстраивать «драматургию» интервью и чего нельзя делать, в том числе это касается одежды и макияжа.

Киножурнал — распространенная в прошлом форма экранной продукции, несомненно представляющая собой самостоятельный жанр, при которой произведение составляется из коротких игровых, документальных или мультипликационных сюжетов с насыщенной драматургической или информационной композицией. Киножурнал как форма экранной продукции возник очень рано (в отечественном кино — с 1918 года). Одним из самых ранних был киножурнал Дзиги Вертова «Киноправда» (1922–25 годы). Киножурналы обычно демонстрировались в кинотеатрах перед кинофильмом, например, документальный «Новости дня» или сатирический «Фитиль». На телеэкране до сих пор популярен юмористический киножурнал для детей «Ералаш», уже насыщенный историзмами. Наряду с киножурналом существовал (особенно в семидесятые годы) в качестве индивидуальной формы подачи экранного материала тележурнал, например, «Здоровье».

Клип (видеоклип) — синтетический жанр (англ. clip — ножницы, стрижка), возникший как способ предварительного изготовления рекламного зрелищного продукта в виде короткой (от двух до десяти минут) видеозаписи с использованием всевозможных изобразительных средств, компьютерной обработки изображения и обычно выполненной высокого уровня профессионалами. Поскольку изготовление клипа стоит дорого, к подобного рода рекламе чаще всего прибегают рок–звезды и крупные политические деятели. Клип, в отличие от фильма, фактически стал жанром, вытеснив иные формы персональной рекламы типа бенефиса. Трансляция клипа исключает иную рекламу, кроме включенной в него при изготовлении.

Клип как метод чаще всего и притом весьма талантливо используется для рекламы товара или политического движения.

Комментарий — жанр аналитической публицистики, разновидность выступления в кадре или закадровый комментарий под конкретный видеоряд, в связи с конкретным событием или проблемой. Транслируется в форме самостоятельной отдельной передачи или входит в состав сложной сценарной композиции, посвященной некоторой общественно–значимой проблеме. В настоящее время широко используется для перебивки новостной информации. Можно сказать, что новостные программы перенасыщены комментариями, смонтированными из различных и неожиданных сюжетов.

Корреспонденция — жанр аналитической публицистики, в отличие от репортажа или заметки (сюжета или информации) — субъективно персонифицированный и обязательно содержащий аналитический комментарий в качестве неотъемлемой составляющей. Существует в двух формах — о событии (быстро устаревает) или по проблеме.

Монолог — см. выступление.

Новости. В принципе, подача новостной информации — стандартный метод и его надлежащее место должно было бы быть в следующем разделе. Однако, как это внедрилось на отечественных СМИ начиная с электронных, некоторые компании (например, «Эхо Москвы») или конкретные ведущие (с чего начинала Татьяна Миткова, фактически утвердив индивидуальный имидж) организуют подачу новостей в столь выраженно–неповторимой, узнаваемой авторской форме, фактически представляющей собою самостоятельный жанр телепублицистики с высоким зрелищным эффектом достоверности. Например, спринтерская подача «фактов» жесткой уверенной скороговоркой исключает возможность зрительского анализа при восприятии — хорошо бы просто запомнить прозвучавшее с экрана, и тем позволяет вставить авторские эмоционально–оценочные высказывания. То есть фактически новости даются не в чистом виде, а с анализом, что формально превращает их в объект авторского права и позволяет резче оттенить контрасты для значительного увеличения зрелищности. Например, при смысловом противопоставлении вставок прямой речи политических деятелей, тянущих время при съемке, чтобы дольше оставаться на экране, и часто говорящих противоположное по смыслу. Отсюда понятно, что эффект достоверности скорее связан с его имитацией по механизмам необходимой истины, чем с фактической достоверностью, ибо игра эмоций здесь в еще большей роли, чем в художественных жанрах. Разумеется, приведенные утверждения спорны, однако не вызывает сомнений то, что чистой «информации» в российских СМИ практически не встречается, а то, что подается в соответствующей рубрике, доступно типологическому анализу не в меньшей степени, чем постановочная драматургия.

Обозрение — жанр аналитической публицистики, позволяющий представить, сопоставить и прокомментировать в общем ключе события (факты) одного временного («Мир за неделю») или тематически–адресного («Кинопанорама», «Футбольное обозрение») ряда. Зрелищность жанра обусловлена прежде всего личными качествами обозревателя–аналитика (модератора): компетентностью в предмете, способностью подобрать видеоряд и ассоциативно комментировать его, также выражать некую «личностную» позицию вплоть до использования откровенно эпатирующих высказываний.

Отчет — жанр информационной публицистики, пограничный с некомментированным репортажем, по сути или по крайней мере по форме (в имитации) подающий протокольно–фиксированную информацию о событии или мероприятии в длительном и детальном показе. Купюры не технического характера обычно согласовываются со специально на то уполномоченными представителями официального органа. Зрелищность жанра невысокая и поэтому к нему прибегают обычно в связи со значительными общественно–политическими мероприятиями протокольного характера.

Очерк — жанр литературы, кино и ТВ, основанный на создании художественного образа документальными средствами. Как жанр ТВ относится к художественной публицистике. Пограничен с тематической (иногда портретной) корреспонденцией, отличается выраженной персонификацией подачи материала (авторством). Может служить формой подачи результатов журналистского расследования или напротив, появиться как побочный продукт журналистской деятельности, например, путевой очерк.

Пресс–конференция — жанр аналитической публицистики, представляющий собой усложненный вариант интервью с несколькими (многими) журналистами, проводимое по жесткой схеме, в ограниченное и фиксированное (назначенное) время и с синхронным переводом, в определенном, приспособленном для контроля месте, куда журналисты приглашаются с предварительной аккредитацией или по телефонной заявке (факсу на бланке органа СМИ). Обычно проводится в связи с определенным событием и может включать вступительное сообщение, аналогичное брифингу. Дает пресс–конференцию значимый представитель органа или страны, предпочтительно его глава (например, премьер–министр или посол), который может переадресовать вопрос помощнику–специалисту (в России — пресс–секретарю), но и при его ответе своим присутствием подтверждает соответствие прозвучавшего ответа официальной позиции представляемого органа (страны). Пресс–конференция не может иметь сценария (телевизионные передачи с аналогичным названием относятся к жанру ток–шоу, см.) и проводится либо самим отвечающим на вопросы, либо его пресс–атташе, предлагающим задать вопрос журналисту по его выбору. От журналиста требуется перед вопросом назвать себя и орган СМИ, им представляемый. Как правило, не позволяется задать второй вопрос представителю того же самого СМИ. На каждый вопрос может быть дан эффектный краткий ответ. Пресс–конференция не предполагает обязательности развернутых ответов, точно соответствующих вопросам. Она служит важным источником информации, причем не только в смысле ответов на вопросы, но и в самом наборе вопросов, также в реакции на них. Поскольку инициатива пресс–конференции исходит от отвечающей стороны (пусть даже это вынужденное обстоятельствами мероприятие), дающему ее невыгодно выглядеть уходящим от ответов, также посылать на встречу с журналистами заместителя или пресс–атташе (что допустимо для брифинга), и это создает зрелищную непредсказуемость игры. Однако телекомпании редко показывают пресс–конференцию (даже частично) из-за сложности вопросов и ответов, превышающей компетенцию аудитории, и прибегают к комментированному сообщению с использованием видеоряда, часто сопутствующих событий или ассоциативного иллюстративного материала. Так, пресс–конференцию Премьер–министра Израиля Ицхака Рабина в Москве незадолго до его гибели осветили многие СМИ России, но большинство из них показали израильского журналиста Авигдора Эскина, который ждал перед зданием пресс–центра МИД России со свиной головой в руках и не имел отношения к смыслу транслируемой новостной информации (цель визита Рабина в Россию — переговоры о поставке ядерных реакторов Ирану) — ни Рабин, ни большинство аккредитованных журналистов зачинщика демонстрации не видели, столь быстро он был арестован. Рабин вообще подъехал позже заявленного времени начала пресс–конференции и с другой стороны здания — факт, поучительный для начинающих журналистов. Пресс–конференция почти всегда проходит в режиме жесткой конкуренции, как между журналистами за право задать вопрос, сделать это первым или последним, так и между задающими вопросы и отвечающим (отвечающими) и служит прекрасной школой для журналиста, который должен уметь обратить на себя внимание (часто вопрос задается для этого) и построить вопрос так, чтобы отвечающий не смог уйти от ответа. Политик делает это часто, откровенно используя почти любые вопросы как повод для высказывания строго того, что он считает нужным довести до сведения общественности, по своим причинам предпочитая форму пресс–конференции брифингу. Устраивая пресс–конференцию и приглашая журналистов, политик, будучи игроком высокого уровня, не может не отвечать или запрещать задать вопрос, особенно представителю издания, принадлежащего альтернативному политическому направлению. Но есть много способов как уйти от прямого ответа, так и в ответе почти на любой вопрос дать свою информацию. Так, посол Израиля на вопрос о двойном гражданстве Бориса Березовского на пресс–конференции, посвященной совершенно иной теме, вежливо поблагодарила за вопрос и дала твердый отрицательный ответ, хотя всем присутствующим было очевидно, что вопрос о гражданстве этого человека мог быть решен уже после публикации в газете «Известия» — журналистов интересовало, имел ли Березовский израильские документы и для чего их использовал, но формулировка заданного вопроса позволила не говорить в ответе именно о том, ради чего вопрос был задан.

В отличие от интервью как породившего жанра пресс–конференция упрощает положение журналиста тем, что он может не думать над каждым следующим вопросом и вести беседу, что мешает восприятию ответов. Если при отсутствии возможностей для подготовки журналист вынужден отказываться от интервью или переносить его на более поздний срок, то присутствие на пресс–конференции в любом случае осмысленно. В принципе можно вообще не задавать своих вопросов. Однако на пресс–конференции почти всегда выявляются разнообразные формы группового поведения с канализованностью исхода. Например, вовремя заданный и удачно построенный вопрос компетентного в проблеме журналиста может переключить все собрание на другой тип общения и с совершенно иным результатом всего мероприятия. Данный жанр является на сегодняшний день наиболее важным для профессионального становления журналиста, в том числе если он предпочитает иные жанры в качестве основного рода деятельности. Журналистам любого профиля и особенно начинающим следует хотя бы иногда участвовать в работе пресс–конференций. Разумеется, обилие случайных людей в отечественных СМИ, которые не готовятся к выезду на задание и не знают, что спросить, а также то, что пресс–конференция редко идет в эфир, создает ощущение потери времени. Тем не менее данный жанр является наиболее интересным, уникальным в смысле конструктивного профессионального соперничества журналистов и позитивной конкурентности разных форм власти включая журналистику при максимальных возможностях генерации журналистской информации — как событийной эфирной (публикуемой), так и восполняющей личный архив (журналистское досье). К сожалению, острый жанр или его название часто используются в качестве варианта ток–шоу — именно из-за путаницы, вносимой непрофессионалами на отечественном телевидении, пришлось здесь описывать пресс–конференцию столь подробно. Дело в том, что во время острых политических перемен в России, при повышенном внимании к тем «героям дня», которых было невозможно пригласить в студию (некоторые физически недоступны для диалога — достаточно вспомнить, что говорили Руцкой или Стародубцев), распространились игровые политические ток–шоу, когда роли президента, министра или кандидата играют представители разных структурных составляющих аудитории. Данный жанр имитированной пресс–конференции не имеет с ней кроме моделированной формы ничего общего и не генерирует принципиально новую информацию, хотя и эффективно актуализует существующую в недрах аудитории.

Репортаж — жанр информационной публицистики, включающий три формы: событийный (прямой синхронный или немой), постановочный (спровоцированная ситуация) и тематический. Репортажность — имманентное свойство подавляющего большинства журналистских жанров. Но не ТВ в целом. Типичный репортаж в составе новостной информации включает авторскую работу оператора и корреспондента (репортера), который, согласно господствующей концепции, должен служить «беспристрастным и точным посредником между зрителем и реальностью». Фактически это всегда не так — зрелищность репортажа, без чего его вряд ли выпустят в эфир, определяется соответствием содержащейся в нем информации возможному острому или ожиданному восприятию аудитории вкупе с участием репортера в самом событии («Будьте визуальной частью сообщения!») — бежит вместе с демонстрантами, участвует в спасательных работах, оказывается заложником Шамиля Басаева в Буденовске и т.д. Иногда журналист может послужить и криптопровокатором события, иными словами — его скрытым организатором. Откровенно говоря, если бы зрителю постоянно не внушали, что журналистов иногда убивают, зрелищность репортажа была бы существенно ниже: «Мы только что из Сенегала — вот там была стрельба!» (французы в 1993, разматывая кабеля у Белого Дома, когда ГТРК «Останкино» около суток фактически не работало). Мотивацию рискованного поведения журналиста зрелищно иллюстрировал французский художественный фильм «Жить, чтобы жить» с Ивом Монтаном в главной роли.

Фактически же такие широкомасштабные мировые процессы, как, например, «мирный процесс» в Палестине (равно и в Ольстере, Карабахе, Абхазии, Чечне и т.д.), нацело обусловлен явлением необходимой истины: оператор CNN тщательно снимает целящегося солдата ЦАХАЛа и затем — убегающего палестинского террориста, но «упускает» начальное звено (того же террориста, бросающего камень). В этом смысле достичь объективной подачи информации практически невозможно, причем вовсе не из-за субъективного пристрастия самого журналиста.

Сатира — в прошлом — группа жанров (в основном фельетон и памфлет), в настоящее время скорее способ (стиль) отображения реальности, используемый во многих журналистских жанрах для поддержания остроты восприятия и расширения аудитории. Использует злой саркастический юмор для создания иллюзии превосходства одной части аудитории над другой, иногда потенциальной ее частью или отдельным общественно–значимым представителем этой части. В остальном жанр (на современном экране) может быть любым — от репортажа до чисто игрового произведения. Фактически сатира граничит с ксенофобией. Однако западные политические деятели иногда предпочитают не подавать исковых заявлений на СМИ в суд даже в случае откровенной клеветы, чтобы не снижать свой рейтинг еще более, но в России происходит нечто противоположное — рейтинг повышается у СМИ даже в случае вызывающе извращенной подачи информации.

Сериал или «мыльная опера» — название прижилось после первых же сериалов, показ которых сопровождался обильной рекламой, в основном стирального порошка и мыла, т.к. сериалы были адресованы прежде всего домохозяйкам. Типичные примеры качественных зрелищных отечественных сериалов — «Адъютант его превосходительства», «Большая перемена», «Место встречи изменить нельзя», «Семнадцать мгновений весны» и т.д. Для удешевления сценария сериал иногда изготавливается как телеверсия известного литературного произведения или даже кинофильма, например, «Два капитана» и «Остров сокровищ». Пренебрежительное название импортных сериалов связано с дешевизной их изготовления, когда ставка делается на множественность серий и внешние данные актеров, при сниженных требованиях к качеству игры и режиссуре: множественные смысловые повторы для нетребовательного и невнимательного зрителя, статичные длинные диалоги и полилоги, минимум игрового движения в кадре, почти полное отсутствие экстерьерных съемок и изысков ракурса, многолетние съемки практически без дублей и репетиций с допустимой заменой актеров. Впрочем, некоторые указанные особенности вообще характеризуют телеэкран как «младшего брата большого экрана».

Теледебаты — вариант разговорного жанра типа ток–шоу или дискуссии, совмещающий элементы интервью, дискуссии и даже репортажа, использующий зрелищность предвыборной конкуренции кандидатов. Является неотъемлемой необходимой составляющей частью цивилизованной предвыборной кампании: вынуждает кандидатов конкретизировать, идентифицировать и персонифицировать предлагаемую программу и позволяет аудитории структурироваться по электоратам соответственно полученной информации.

Телемарафон — по аналогии с психологическим зондированием личности длящаяся 24 часа передача, обычно в прямой трансляции и с одним ведущим, организуемая как правило с благотворительными целями (например, чтобы собрать средства на лечение детей, больных одной конкретной болезнью), проводимая в интерактивном режиме — зрители имеют возможность звонить в студию, предлагая пожертвования и частично влияя на ход передачи. Для увеличения зрелищности используются перебивки сюжетами с тематически подобранным видеорядом, часто с натуралистическими деталями и сюрреалистичной ассоциативностью, и иные всевозможные средства. Так, значительную продленную реакцию аудитории вызвали буквально только два слова обреченной девочки в репортаже из больничной палаты, по-советски не приспособленной для лечения лейкемии: «Я умираю». Данный жанр увеличивает рейтинг журналиста, но мало способствует решению проблемы в нашей стране. Более распространен на западном, чем отечественном ТВ.

Телемост — вариант разговорного жанра типа ток–шоу, использующий возможность зрелищного противопоставления контрастных по ментальности аудиторий, двух или более, как правило географически удаленных друг от друга, с помощью техники спутниковой связи. Причем каждая участвующая аудитория имеет своего ведущего и от его личных данных («харизмы») в значительной степени зависит частота включения и успех представляемой его аудиторией стороны. Фактически телемосты с США (Фил Донахью — Владимир Познер) явились фактором окончательного утверждения прямого эфира на отечественном ТВ.

Телеспектакль — первично прямой репортаж из театра прошел две стадии эволюции. Репортаж сменился показом в записи, для чего был создан фонд записей театральных постановок. Затем появилась как естественное продолжение процесса запись телеверсии постановки, с участием второго режиссера из сферы ТВ. В числе транспонированных на телеэкран оказались всевозможные сценические жанры — драма (см.), опера, оперетта и т.д. Некоторые были специально поставлены на ТВ (например, водевиль — музыкальный жанр с определенными жесткими ограничениями на сюжет, или бенефис — представление одного актера в виде композиции отрывков различных произведений). Многие экранные формы транслировались по ТВ, будучи сделанными не специально для него, например, «Евгений Онегин» — натурные съемки игры актеров, совмещенные с фонограммой соответствующей оперы.

Телешоу — развлекательный нейтральный жанр с преобладанием музыки и изображения, часто с обилием рекламы. Основное качество — зрелищность, функция — рекреативная.

Ток–шоу — разговорный жанр, современный аналог теледискуссии, от англ. talk–show — заимствованный в связи с возможностью прямого эфира западный жанр, адресованный «не всем, но каждому». В настоящее время хорошими примерами типичного ток–шоу являются «Поехали», «Мы», «Тема», «Про это», «Моя семья», «Национальный интерес» и «Я сама». В настоящее время является одним из наиболее распространенных на отечественном телевидении жанров, как бы ни анонсировалась соответствующая передача. Так называемая "телевизионная пресс–конференция" на самом деле принадлежит жанру ток–шоу уже потому, что ведущий сам же задает большинство вопросов, приготовив заранее сценарий или сценарный план. При такой организации передачи практически исключается возможность в ней политической игры, непредсказуемости вопроса и выявление неожиданной информации для компетентного человека, происходит лишь актуализация уже существующей в недрах аудитории информации. Элементы ток–шоу могут иметь даже информационные программы и почти всегда — информационно–аналитические, что является характерной особенностью отечественного телевидения. Жанр ток–шоу скорее развлекательный, чем информационный, и при отсутствии мониторинга аудитории чреват скукой и потерей адресности.

Эссе — монологичный жанр художественной, в основном литературной, публицистики, авторство которого приписывается Монтеню. Из современных телевизионных передач к настоящему жанру можно отнести «Реку времени» Дмитрия Захарова.

в начало


 

 

СТИЛИ, НАПРАВЛЕНИЯ и ЖАНРОВЫЕ РАЗНОВИДНОСТИ

 

Кроме жанров, существуют понятия стилей и изобразительных средств, также методов отображения реальности и т.д. Ниже мы перечислим те из них, которые могут играть роль полноценных жанров для иных форм искусства, но при интерпретации возможностей экранных его форм и в частности телевидения уступают в пользу вышеприведенной схемы. Возможности ТВ настолько широки, что обеспечивают чрезвычайно широкую аудиторию с разнообразными формами восприятия — телевизор смотрят буквально все, в том числе и те, кто читать не умеет, чей коэффициент интеллекта настолько низок, что многие другие формы искусства и СМК человеку просто недоступны. Соответственно и жанровую структуру для ТВ можно приложить почти любую, однако не каждая будет удобна и способна отвечать всем необходимым задачам классификации.

Кроме того, время действительно быстро меняется и терминология не устоялась. Например, 26 декабря 1995 года съезд кинематографистов принял «Совместную хартию кинематографистов» — почти поголовно выросшие из советской среды деятели кино договорились не употреблять слов «советское» или «постсоветское кино», также «эсэнговское кино». В анонсах кинофильмов, включенных в ТВ программу, встречаются определения боевик, вестерн, мелодрама, мюзикл и, разумеется, кинокомедия, иногда с присовокуплением эпитетов абсурдный, детский. музыкальный, фантастический, эксцентрический, эротический и т.д. В анонсе могут быть слова: «...о последних днях системы», но пока не встречается «соцреализм» иначе, как в критической рецензии. Цель автора анонса все та же —«заякорить» зрителя перед экраном. Здесь важнее не ошибиться в адекватности анонса экранному продукту и, главное, совпадению их адресностей, чем достичь строгости научного определения канонических ТВ–жанров. Хотя многие анонсы оставляют желать лучшего, особенно элитарных психологических фильмов.

Текущее время несет острые революционные преобразования в любой типологии, не только экранных жанров, и именно в такое время ключевая информация, особенно терминология, горизонтально заимствуется. Мы постарались ничего не забыть из имеющего некое самостоятельное звучание в рубрикации, анонсах или в критических анализах содержательной части программ. В список не включены термины типа идиллии, оды, памфлета, панегирика, филиппики и других, не употребляемых в настоящее время в их прямом смысле, только лишь чрезвычайно редко или в качестве метафоры. Повторяем — времена меняются и забывать об этом не следует.

Андерграунд — альтернативное и как правило малопопулярное течение в искусстве, не признаваемое специалистами и малодоступное широкой аудитории в связи с нетривиальными формами публикации, которые автор избирает, не находя возможности конкурировать с распространенными формами. В творчестве адекватная самооценка невозможна, поэтому при отсутствии менеджерства некоторые авторы вместе с изобретенными ими формами искусства остаются в безвестности, другие, при достаточной удачливости, получают неадекватную популярность уже при жизни и остаются в истории искусства как родоначальники самостоятельных жанров (от англ. underground — подземка).

Явление «андерграунда» (без использования западного термина) в нашей стране фактически поощрялось борьбой с ним, причем нелегальному сохранению и распространению мог способствовать тот же запретительный аппарат. Некоторые авторы, конкретные произведения и целые направления искусства испытывали значительные трудности с легальной публикацией. Впоследствии, обычно при перемене режима или смене политического руководства, прошлый андерграунд легализовался как один из неканонических жанров или их совокупность

Анекдот — жанр фольклора, короткий вымышленный юмористический рассказ с неожиданным концом, создающим комический эффект. Слово как название своеобразного разговорного жанра широко распространилось и проникло на печатные страницы и телеэкран, опровергая его первичный смысл, более соответствующий историзму фацеция как жанра короткого смешного рассказа (лат. facetia шутка; греч. anekdotos неизданный).

Анималистический жанр в живописи (от лат. animal — животное), связанный с изображением животных. Некоторые авторы относят древние наскальные изображения животных и их подобия к числу первоисточника искусств, своеобразному жанру–родоначальнику всей последующей жанровой структуры.

Анимационное кино — жанровая разновидность в киноискусстве. Название образовано от лат. animate живой, одушевленный; вдохнуть жизнь: анимационный — связанный с созданием иллюзий движения, живости на основе большого числа последовательных рисунков, иногда воспринимается как синоним мультфильма.

Антиутопия — фантастическое произведение (жанр или стиль отображения реальности), обычно изображающее образ «идеального общества» с реализацией естественных, в т.ч. нездоровых инстинктов, с красочным завершением сюжета в форме глобальной социальной катастрофы. Родоначальником считается «Война миров» Герберта Уэллса. Канонически цитируемыми произведениями жанра являются три романа (социальные антиутопии): «Мы» Евгения Замятина, «Этот блистающий новый мир» Олдоса Хаксли и «1984» Джорджа Оруэлла. Антиутопия в составе негативной группы жанров оказалась особенно созвучной настроениям завершающейся эпохи и поэтому заполонила сначала литературу, а затем и экран. Некоторые антиутопии имели характер пародий на конкретные утопические произведения. Так, последующее обилие антиутопий вызвало к жизни своеобразную форму пародийной комической анти-антиутопии типа польского фильма, прошедшего на советском экране под названием «Новые амазонки».

Исторически антиутопию можно считать генерализацией личной трагедии индивидуума при умножении сходства ощущений, настроений, ожидания будущего, в социальную катастрофу, с одной стороны, также и саркастической пародией на утопию. Во времени жанр распределен волнообразно–ритмически, соответственно острым периодам указанной выше востребованности негативного. Современная зрелищная антиутопия достигает сложных трудноидентифицируемых форм при использовании любых стилей одновременно, с упором на компьютерные эффекты.

Балет — вид искусства наряду с драмой или оперой, основанный на сочетании классически специфичного танца, пантомимы и музыки, поставленного на драматической основе — сюжет, выраженный в литературной канве балета (либретто). ТВ позволяет на основе балетного произведения и литературного сюжета создать телевизионный фильм–балет. Наиболее типичными и яркими произведениями данной жанровой разновидности стали телевизионные фильмы режиссера Александра Белинского, например версия «Пигмалиона» с Максимовой и Васильевым в главных ролях, играющих в том числе и как драматические актеры. Произведения были отмечены критикой и стали заметным явлением в телевизионном искусстве.

Блиц — ограниченный по времени, обычно реализованный в жестком скоростном режиме вариант жанра, например, блиц–интервью или блиц–опрос, съемки которых могут включаться (инсертироваться) в информационные или тематические программы как иллюстративный материал для темповой перебивки, перехода из интерьера в экстерьер, повышения зрелищности разговорных жанров — автор как бы подчеркивает привязку темы к общественному и/или авторитетному мнению, ее актуальность и оперативность (нем. Blitz — молния).

Бурлеск — известный сценический и музыкальный жанр, практически не проникший на экран (точнее, само это слово в анонсы и в критику), особый вариант комедии с комическим эффектом, основанным на причудливости сюжета и "изображении высоких предметов низким стилем". То есть диагностическим признаком жанра является грубый, "простонародный" юмор, ориентированный на непритязательный вкус и невзыскательное восприятие, что само по себе не исключает высокой художественной ценности. В начале века жанр получил распространение на малой американской сцене в современном варианте эротического шоу, где бурлеск фактически стал синонимом театра стриптиза. С другой стороны, в русской культуре практически полным эквивалентом бурлеска является лубочное искусство (практически лишенное эротики, но с отчетливым налетом порнографии), а в западно–континентальном варианте — китч (итал. burlesсo — шутливый).

Вестерн — приключенческий фильм на основе хронотопа дороги с напряженным сюжетом и как правило с happy–end’ом, со стрельбой и гибелью большого числа персонажей, но обычно без натурализма. Чаще всего соотносится с триллером. Важно, что это не обязательно «ковбойский» фильм — типичные представители вестернов «Белое солнце пустыни» (на восточном материале) и «Неуловимые мстители».

 Детектив — литературное или экранное произведение (также сокращенное название жанра), как основанное на реальных событиях, так и с вымышленным сюжетом (что чаще), требующее особо напряженной драматургической композиции, обычно связанной с расследованием преступления (англ. detective от лат. detego раскрываю, разоблачаю).

Китч (нем. kitsch — дешевка, безвкусица) — комбинированный жанр любого художественного произведения (согласно Р.А.Борецкому — род + оценка), часто компилятивного характера при заимствовании фабулы, с веерной адресностью для широкой нетребовательной аудитории. Континентальный западно–европейский синоним русского лубка, частично — американского сценического бурлеска. Встречается почти повсеместно, в номинальном виде широко распространился в начале века в США как возможность привлечения зрителей стриптизом. Позднее на основе китча был создан требующий особого многоролевого профессионализма экранный жанр, совмещающий в себе широкую доступность китча и узкую адресность элитарной аудитории, типичный пример которого — фильм «Великолепная семерка»: зрелищная высокохудожественная лента согласно общедоступному сценарию с местной конкретикой, одновременно уходящей корнями в общемировой фольклор, на фоне чистого вестерна включает достаточно глубокую нравственную философию. В результате разные по типу зрители одной аудитории извлекают получают при просмотре одного и того же произведения контрастные формы удовлетворения. В последние годы китч приобретает более сложные формы, явно перерастая в неидентифицируемый пока жанр или вполне типичный метареализм, например, фильм «Маска».

Комедия — первично жанр драматического искусства, возникающий как пародия на трагедию как ее антипод (антоним) и при ином плане драматургической композиции, иногда при сниженной роли драматургической схемы произведения в целом что характерно для комедии положений с ее цепью ситуаций, не связанных общим планом. Комический эффект достигается с помощью разнообразных драматургических и технических приемов, например, гипертрофированной демонстрацией человеческих качеств в актерской игре, созданием и режиссурой драматических ситуаций, экранным совмещением несовместимого в реальной жизни. В настоящее время комедия несколько уступила свои позиции (комический эффект в большей степени зависит от норм общества, чем, например, эффект триллера), но сохранила свое разнообразие — комедия положений (нелепых ситуаций, в которые попадает герой), лирическая комедия, музыкальная и эксцентрическая. Эксцентрическая (трюковая) комедия часто является усложненным вариантом комедии положений и в последнее время к трюкам на натурных съемках добавляются компьютерные эффекты. Лирическая комедия находится на грани комедии и мелодрамы с обязательным присутствием романтической любовной интриги при полноценной драматургии, в лирической комедии комический эффект выражен значительно мягче по сравнению с другими формами жанра. Естественно, лирическая комедия может быть одновременно и музыкальной. Обозначение жанра как «музыкальная комедия» обычно применяется к экранному продукту, сценический прототип (вариант) скорее будет назван опереттой. Необходимо отметить, что слово «комедия» употребляется авторами анонсов экранной продукции гораздо шире, чем это может быть оправдано пониманием термина в сочетании с содержанием анонсируемого произведения (греч. komodia).

Мелодрама — Пограничная форма музыкальной лирической комедии без грубых комических эффектов при обязательном присутствии романтической любовной интриги. Квалификация мелодрамы часто используется авторами анонсов, но избегается специалистами (от греч. melo песнь, мелодия + drama действие).

Метареализм — на стыке реализма, сюрреализма и натурализма находится широко распространенный и неоднородный стиль, мощная сукцессия которого явилась своеобразным заполнением вакуума социалистического реализма здесь и его аналога на западе и фактически представляет собой уже значительную группу разнообразных жанров. Для обозначения его предлагается условное название «метареализм» как своеобразной антиутопии личности, основанной на вполне реалистичных событиях, соединенных сюрреалистичными связками для достижения натуралистического эффекта. Произведение может быть построено на характерных реалиях определенных места и времени, как фильм В.Тодоровского «Любовь», или быть искусственно оторвано от породивших тему времени и места, как «Кикс». Не столь важно, приживется ли название «промежуточного реализма» (имея в виду определенную гомологичность более частных терминов «метарассказ», «метадискурс», «метаискусство», «метапресса») — данное конкретное течение настолько широко и идентифицируемо, что в любом случае нуждается в дефиниции и термине. Эффект реальности создается не приближением к ней, а отрицанием господствующего варианта квазиреализма за счет изображения редких и острых фактов, недоступных глазу обывателя. Возможность построения сложных высокохудожественных произведений широкой аудиторной адресности на основе примитивной общедоступной фабулы при использовании наиболее высоких достижений режиссуры, съемки, монтажа — в прошлом характерных атрибутов элитарных произведений — обусловлена развитием социальной многоролевой игры на основе данного вида искусства. Авторы могут использовать самые различные приемы — ассоциативный монтаж (в т.ч. с использованием документальных или любительских кадров времени Холокоста, что в современной экранной продукции неоправданно распространено), подбор словесного текста к видеоряду, грим, компьютерную графику или даже только режиссуру актерской игры, чтобы достичь эффекта непреодолимого насилия на экране в восприятии зрителем, для чего не обязательно показывать «моря крови». Опытный режиссер загонит зрительский зал в тоску без единого синяка на актере, хотя чаще всего используется демонстрация предельный и запредельных форм насилия в физическом выражении или его последствий. Собственно, здесь указаны две группы жанров метареализма — с прямой демонстрацией жестокости и насилия или использующий эвфемизмы и их экранные аналоги в образном выражении. Характерно, что многие современные фильмы содержат кадры жертв Холокоста практически без соответствия сюжету (ассоциативный монтаж). С другой стороны, жанр избегает заставок, переходов и монтажных линкеров.

Вопреки обозначенной претензии метареалистичные произведения отнюдь не рассчитаны на элитарного зрителя, поскольку ничего не добавляют ни в смысле познания глубин человеческой психологии, ни в смысле естественно–эстетического удовлетворения, являются авторски вторичными (т.е. не содержат собственных творческих находок) и фактически выполняют роль триллера или даже порнографии для тех составляющих аудитории, которым недоступны соответствующие эмоциональные реакции в ответ на собственно триллер или порнографию. Однако не следует относится к данному жанру с пренебрежением — он распространен и широко востребован, позволяет обнажить острые, отвратительные черты уходящего прошлого, ставшие причиной Холокоста, и общедоступно показать их как причину временного, но ужасного заката нашей цивилизации. Одним из первых произведений данного жанра был (вовсе не «Маленькая Вера» с ее изображением дна интеллигентскими средствами или чисто реалистичный «Мой друг Иван Лапшин») забытый фильм «Змеелов» — произведение стало переломным между претензией на изысканность психологической истины и доступностью китча с его правдоподобием ожиданного и именно об него как бы споткнулась жажда отрицания официозной слащавости надоевшего, но уже уходящего соцреализма. Однако корни метареализма уходят глубоко в прошлое (например, «Опера нищих», фабула которой заимствована для «Трехгрошовой оперы»).

От более изученного сюрреализма, также приближенного внутреннему восприятию, неожиданно распространившийся метареализм отличается широкой доступностью, понимаемостью происходящего на экране как потребителем того же элитарного сюрреализма (чаще воспринимает как уродство), так и зрителем с сумеречным мировоззрением без знания тезауруса, которому иные формы искусства могут быть просто незнакомы, а это кажется откровением.

Модернизм и постмодернизм — идентифицируются достаточно узко и строго в литературе и архитектуре, что для искусства в целом лишено содержательного смысла, поскольку термины применяются чаще всего в слабом смысле для обозначения заметных перемен, часто отрицающих предсуществующий стиль или направление. Модернизм в общем случае означает группу направлений, приходящих на смену традиционному, а постмодернизм вытекает из модернизма после его стабилизации в качестве «законного» жанра. Для экранной продукции термины применяются редко и неконкретно, но означаемые ими направления очевидно существуют под различными определенными названиями как следствие и дальнейшее развитие принципиально новых направлений.

Мультипликация — множественное наложение; в кино и ТВ — один из способов творческого создания фильмов, также вид экранной продукции — мультфильм. Традиционно мультипликацией считается «рисованный фильм», каждый кадр которого фотографируется отдельно, причем различия между рисунками при просмотре пленки складываются в естественные движения. Однако методы blue–box и компьютерного наложения изображений фактически тоже являются мультипликацией. До сих пор существует и как жанр (в основном благодаря американскому и советскому направлениям мультипликации), и как технический способ при изготовлении произведений различных жанров, особенно с рекламными целями и/или рекреационной функцией. Мультипликация как форма искусства развивалась экстенсивно с поиском новых и неожиданных направлений. Существуют полнометражные мультфильмы, построенные по законам драматической композиции и предназначенные в основном для кинопроката. Также и бесконечные различного качества и уровня сериалы для домашнего экрана. Также и философского характера произведения: благодаря технике мультипликации совмещающие доступность формы с изысканностью темы. Творчество авторских исканий не оставило неизменной и саму технику — фактически «танец булочек» в исполнении Чарли Чаплина тоже мультфильм. Рисованные картинки всевозможной техники сменялись куклами, пластилиновыми фигурками, классической техникой вырезок из белой бумаги; оказался возможен даже как бы постановочный фильм с полным изображением, исключая человеческое тело. Собственно рисованный фильм в результате совершенствования экранного движения и при изобретении новых его форм, недоступных иными изобразительными средствами, приобрел особенно мощные формы воздействия на человеческое восприятие в подкрепление философского звучания фабулы, причем создаваемая в качестве виртуальной нарисованная реальность оказывается ближе внутреннему миру человека, чем окружающая человека реальная действительность. Формально почти любой мультфильм (даже сериал) не является специфически телевизионным произведением, однако своеобразная «интимность», камерность восприятия приводит к тому, что основное место мультфильма практически только домашний экран.

Натурализм — стиль (метод отображения реальности), при котором автор увлекается тщательной и высокохудожественной передачей деталей и особенностей, связанных с остротой реальной жизни, с использованием крупных и детальных планов, или наоборот — панорамирования, резких наездов трансфокатором (zoom’ом). Это может быть демонстрация останков разбившегося человека, выпрыгнувшего из горящего небоскреба («Пожар в Сан–Пауло»), или панорама поля боя с причудливо разбросанными трупами солдат, или показ операционного поля с режущим скальпелем хирурга («Не промахнись, Асунта!»). Законы некоторых стран запрещают транслирование СМИ портретно–узнаваемого изображения конкретного человека в любой неформальной ситуации, включая его останки, что считается вторжением в частную жизнь и грозит соответствующему органу СМИ судебным разбирательством и солидным штрафом. Однако использование натуралистических деталей в любом жанре считается одним из наиболее эффективных инструментов зрелищности, заменить который может только значительный талант оператора или фотографа, умеющего видеть детали в обыденном.

Заметим, что использование эпатирующих кадров в документалистике не должно формально считаться натурализмом, если это не отвлекает зрителя от сюжета и является основой раскрытия авторского замысла, как, например, показанный на экране процесс вскрытия трупа или рождения ребенка в фильмах Герца Франка. Наоборот, использование кукольных чудовищ или пугающего демонического грима в одной из форм триллера согласно типу эмоциональной реакции зрителя несомненно является формой натурализма или может быть названо иначе, но происходит именно от натурализма.

Научно–популярный жанр — распространенная на ТВ форма зрелищного и доступного широкой аудитории без специального образования представления научных или технических достижений человека, также показа естественных явлений природы (например, «Очевидное–невероятное» и «В мире животных»). Частично данную функцию могут выполнять и передачи иных жанров (например, «Клуб кинопутешественников»). Некоторые сюжеты не просто высокохудожественны, но и настолько строги в научном обосновании, что фактически используются зрителями в качестве учебного телевидения, исчезнувшего с экрана как самостоятельная рубрика. Следует отметить, что вследствие консерватизма академической науки и несмотря на в целом невысокий средний уровень программ научной тематики, именно ТВ иногда выполняет роль публикатора принципиально новых направлений в науке или неожиданных результатов исследований, заменяя в этом смысле научную литературу.

Опера — вид драматического искусства наряду с собственно драмой и балетом, существующий в классически неизменной форме, основанный на замене словесной речи на сцене сольным и хоровым пением. Для экранного показа использовались как записи в театре, так и чисто экранные произведения — развитие сценического жанра в виде фильма–оперы как возможности совмещения игры актеров с фонограммой оперного пения, например, «Евгений Онегин» (итал. opera сочинение).

Оперетта — синтетическая форма драматического искусства, генетически восходящая к классической опере, но с включением балета и меньшими требованиями к соблюдению неизменной формы, допускающая речь со сцены наряду с пением (преимущественно в форме диалога, часто с комическим или романтическим эффектом). Как музыкальный развлекательный жанр была популярна на телеэкране наряду с водевилем или бенефисом (итал. operetta маленькая опера).

Пантомима — как самостоятельный жанр или произведение сценического искусства в форме пародии или своеобразной зарисовки, так и используемое в составе, например, балета, средство создания художественного образа на основе невербального канала общения (от греч. pantomimos все воспроизводящий подражанием).

Пародия — литературный и сценический жанр, основанный на подражании человеку, его имиджу, поведению или произведению, с созданием в восприятии зрителем противоположного эффекта: трагического при утопическом прототипе, комического при трагическом, саркастического при серьезном и т.д. В прошлом иногда отмечался как самостоятельный жанр журналистики, в настоящее время настолько распространен на экране в качестве способа контрастного усиления реакции, «заякоривания» зрителя, что современная российская журналистика способна вызвать ощущение несерьезности, вторичности нашей политической и общественной жизни по сравнению с ее отображением на ТВ–экране (от греч. parodia).

Порнография — негативный жанр, использующий эмоционально–активное изображение сексуальных извращений и/или индуцирующее антиэстетическую раскрепощающую реакцию сексуального характера. Рассчитана прежде всего на парадоксальную реакцию особого типа зрителя, не достигающих иным способом эстетического удовлетворения. Различают мягкую и жесткую порнографию, причем последняя обычно запрещается цензурой для широкого проката. В прошлом слово неадекватно использовалось для обозначения любого изображения или произведения сексуально–эротического характера, что несомненно связано с особенностями эпохи, когда отражение естественного из человеческой жизни в искусство вызывало парадоксальную антиэстетическую реакцию (греч. pornos развратник + grapho пишу).

Постмодернизм — см. модернизм и постмодернизм.

Притча — изначально короткое изустное произведения дидактико–аллегорического характера, предназначенное для ассоциативного восприятия и вне его лишенное смысла (типа басни), заключающее в себе моральное или религиозное поучение; также соответствующий малый жанр. В настоящее время для жанровой идентификации экранной продукции, требующей ассоциативного восприятия и адресованной узкому кругу элитарной аудитории («искусство не для всех, но для избранных»), применяется словосочетание «фильм–притча», который обычно использует не только формально–абстрактные или отвлеченные сюжеты, но и часто включает несколько различных сюжетов, начинаясь, например, со сказки. Дидактический эффект назидательности, подчеркиваемый труднодоступностью для адекватного восприятия, может создаваться как нарочитой ирреальностью сюжета, так и использованием многих реальных или почти реальных сюжетов с бытовой атрибутикой, но создающих ощущение антигармонии в своей ирреальной суперкомпозиции. Фактически слово «притча» в названии жанрового направления экранного продукта замещает термин «сюрреализм», редко употребляемый в данном контексте в специальной литературе. В любом случае для притчи не важна реальность события, даже если сказочное начало не присутствует в явной форме.

Реализм — стиль (метод отображения реальности) художественного произведения, критерием которого служит использование биологически достоверных деталей, о закономерностях которых автор знать заведомо не мог. Реалистичным, однако, делает произведение их сочетание в реальную жизненную судьбу. Например, фильм «Фрэнсис» о конкретной женщине, страдавшей психическим расстройством, начинается с публичного чтения школьного выпускного сочинения. Героиня излишне правдиво рассказывает о своих отношениях с богом, чем она, будучи социально дизадаптивной творческой личностью, вызывает бурную негативную реакцию большинства слушателей. Реальная женщина–прототип Фрэнсис стала звездой Голливуда, перенесла депрессию и операцию лоботомии, закончила карьеру диктором на телевидении. Аналогично описание семьи патриархов в Ветхом Завете включает указание на наследуемую генетическую особенность, семейно встречающуюся и у современных евреев (в данном смысле Библия реалистична). С другой стороны, натурализм не может служить признаком реализма и в этом ракурсе реализм — один из самых трудных стилей, с использованием которого достичь феномена достоверности сложно. Так, основанные на реальных событиях фильмы «Остановился поезд» или «Милый, дорогой, любимый, единственный», смотрятся скорее сюрреалистично или воспринимаются как надуманная фантазия автора, что связано с инфернальностью советской реальности в сочетании с высоким уровнем киноискусства в нашей стране. Реализм не просто самый трудный жанр, он еще и мстит автору, что заигрывает с ним всуе и бездарно — возьмись тот же автор за другое, его талант не оспаривался бы. Существует точка зрения, что наступающая эпоха будет эпохой взаимопонимания между людьми разных типов. В таком случае мостиком понимания могла бы служить именно реалистическая художественная продукция. Пока же взаимопонимание между контрастными составляющими аудитории весьма проблематично и просмотр одних и тех же произведений реалистического жанра не служит предметом общего разговора и затравкой пролонгированного диалога. Например, фильм «Другая женщина» Вуди Алена человек реализованный воспринимает как грубый бытовой метареализм, поскольку в собственной жизни он успешно избегает изображаемых автором ситуаций и в этом ключ его жизненного успеха, а переживший то же самое на себе воспринимает изображаемое с достаточно сильной сублимированной эротической реакцией. В результате данный фильм может оценить адекватно только зритель–профессионал, просмотревший его не для удовольствия, и гарантом остается лишь имя автора, успешно и признанно реализовавшегося в значительном спектре разнообразных жанров.

Иными словами, зритель не хочет глядя на экран еще раз видеть и переживать то же, что и в собственной жизни, а если и досмотрит, то это скорее выведет его из равновесия, чем принесет ощутимое и однозначное удовольствие. В недалеком прошлом это было абсолютной истиной, теперь чаще бывает наоборот, но неоднозначность восприятия реализма долго еще будет свидетельствовать о незавершенности острого, переходного исторического периода.

На стыке реализма, сюрреализма и натурализма находится некий новомодный стиль, распространение которого на самом деле явилось своеобразным заполнением вакуума социалистического реализма у нас и его аналога на западе. Для обозначения его условно предлагается термин метареализм (см.).

Рок-опера — музыкальное постановочное экранное (реже сценическое) произведение с использованием современных изобразительно–выразительных средств, обязательно с элементами трагедии или антиутопии и обычно по традиционному сюжету. Родоначальником жанра считается «Иисус Христос — суперзвезда», транслировавшийся по советскому ТВ. Обычно рок–опера превышает по уровню художественного качества аналогичные произведения исходного чисто драматического жанра и его литературной основы. Из отечественных рок–опер были наиболее популярны две — «”Юнона” и “Авось”» и «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты».

Романтизм — в прошлом литературный жанр, в настоящее время достаточно широко распространенный элемент авторского воздействия на восприятие, но не в качестве самостоятельного стиля произведения в целом. Позволяет зрителю абстрагироваться от суровой или скучной реальности, культивируя в себе ювенильные черты социально–незрелой личности, готовой к переменам и открытой восприятию нового. Что иногда помогает человеку продолжить собственную судьбу с нового старта. Существует несколько спорных мнений — и что романтизм исчез с экрана полностью, и что он, напротив, широко распространен, хотя и в неявно–дополняющей форме, следуя контрапунтом за центральной сюжетной линией произведений номинально различных жанров, также что романтизм составляет жанровую основу некоторых современных фильмов (например, отечественный фильм «Стрелец неприкаянный»). Возникнув достаточно давно, романтизм свободен от жестких рамок реализма и в некоторых формах явился предшественником сюрреализма и даже сайнс фикшн, поскольку может использовать соответствующие приемы (например, фантастические передвижения героя во времени–пространстве или авторское отображение художественными способами внутренних образов человеческого сознания). Если исследователь не испытывает личный дискомфорт от употребления слов "соцреализм" или "романтизм" в применении к современной творческой экранной продукции, он вполне может считать аналогом отечественного социалистического реализма типичный для того же времени своеобразный заокеанский романтизм (например, «Человек со звезды» и многое другое).

Социалистический реализм — стиль (метод отображения реальности) художественного произведения, в котором реальным поступкам персонажей сопоставляется ирреальная мотивация, что в прошлом называлось «показать духовный мир героев», и некоторым образом восходит частично к античному поэтическому жанру идиллии, частично — средневековой утопии. На основе социалистического реализма был создан особый слой достаточно фантастичной культуры, позволивший в течение нескольких десятков лет обоюдно сосуществовать государству в лице неестественной формы управления с его конформной частью гражданского населения. Востребован на уровне социального заказа (штампа, стереотипа) в остром времени со значительным расхождением личной жизненной выигрышной стратегии и навязанных морально–этических норм, что особенно характерно для тоталитаризма. В настоящее время элементы соцреализма или его атрибутика используется для пародирования нашего прошлого. Однако не следует факт существования кажущегося неестественным направления квалифицировать как порок системы — еще и сейчас, во время массового проникновения на экран обнаженной натуры, восприятие некоторых сторон жизни из самой жизни и из отраженной реальности резко расходятся и для создания адекватного эффекта в соответствии с авторским замыслом автору произведения приходится использовать всевозможные ухищрения и в том числе использовать элементы соцреализма. Поэтому мощное давление соцреализма ощущается и в поздних произведениях типа «Большая перемена» или «Доживем до понедельника», так же, как в типичных произведениях данного стиля имеются черты натуралистического реализма, например, «Времена и судьбы». Наиболее яркие примеры социалистического реализма — «Весна», «Сердца четырех», «Волга–Волга», «Близнецы» и многие другие — помогли физически выжить нескольким поколениям советских людей в страшное время, в котором жить невозможно, и пережить его. Как ни странно, стиль был наиболее характерен для документальных видеосюжетов, что следует, например, из рассказа Эльдара Рязанова о том, как он начинал свою карьеру в роли кинодокументалиста. Соцреализм по крайней мере по названию был типичен для стран социалистического лагеря, однако в то же время в странах с иным соотношением морали и выигрышной личной стратегии в те же годы существовал его аналог, элементы которого содержат даже поздние фильмы «Кордебалет», «Тутси», «Человек со звезды», «Ангар–18».

В настоящее время словосочетание «социалистический реализм» в специальной литературе практически не используется, а если и встречается, то в ином смысле (саркастическом), чем употребляется в элитарной аудитории, использующей произведения искусства в качестве тезауруса разговорного общения друг с другом.

К сожалению, при всей необходимости термина «социалистический реализм» трудно рассчитывать на его адекватное восприятие даже средой специалистов. Авторы–кинодокументалисты утверждают, что во взгляде из современности «политики» существенно меньше, чем можно было думать в России тогда и чем пытаются представить в западном изображении России сейчас. Кинодокументалист Самарий Зеликин утверждает, что «цензура денег» губительнее привычной идеологической цензуры, породившей соцреализм и вообще социалистическую слащавость. Политика вторична, она решала проблемы уязвленной личности — так был создан Союз советских писателей. Позже уничтожать своего творческого антипода стало не модно и возник феномен пары Гранин–Тимофеев-Ресовский — человек в жизни хотел быть не как все и общепризнанно воспринимался как предатель, каковой образ так и похоронил бы его, вычеркнув из человеческой памяти заведомо неординарную личность. Но нашелся писатель Даниил Гранин, который тоже хотел быть не как все. По пути, с трудом открытому литературным произведением, пошла режиссер–кинодокументалист Елена Саканян, собравшая компанию «выпавших из официоза», проводившую время как бы делая фильм о герое Гранина и получился не один, а три прекрасных фильма чистого реализма. Случись это чуть раньше — произведение было бы отвергнуто как и его герой, чуть позже — не было бы понято и не нашло бы востребованности, да и понимания самого героя, так как свидетели ушли из жизни вместе со своим поколением. То есть феномен неадекватного жанра хорошо интерпретируется с позиций меняющегося времени и в результате все находит свои места.

 Сайнсфикшн» или научная фантастика (англ. science наука + fiction беллетристика; вымысел, фантазия) — стиль художественного отображения реальности (в литературе — жанр), возникший во время признания сверхценности познания мира и развития технологий, основанный на использовании автором вполне реальных, совершенно вымышленных или обоснованно–прогнозируемых научных и технических достижений, демонстрация которых согласно замыслу автора может нести в произведении самодостаточных характер и подавлять восприятие всех остальных планов или напротив, играть по замыслу автора достаточно второстепенную роль сюрреалистичного фона адекватной передачи особенностей реальности с парадоксальной достижимостью феномена достоверности. В настоящее время ирреальный фон чаще используется автором как эффектный, но все же чисто рабочий, подсобный прием, для исключения "феномена недостоверности" столь характерного для жанра реализма, искажающего восприятие произведений, адекватно передающих реальных людей в реальной обстановке.

Сюрреализм — стиль (метод отображения реальности) художественного произведения, возникший в живописи благодаря Сальватору Дали и широко распространившийся во всевозможных формах искусства вплоть до документальной журналистики, использующий внутренний язык мозга в форме совокупности эмоционально–активных художественных образов. Разумеется, вовсе не все, что заумно и непонятно, есть сюрреализм (здесь критерием может служить наличие и избыток штампов и стереотипов). Типичное экранное произведение в стиле сюрреализма — «Парад планет», где каждой личности мужчины из условной группы персонажей сопоставляется совокупность художественных образов: «его женщина», «его старик», «его стиль поведения» в толпе и в группе подобных и т.п. Ввиду недоступности внутреннего языка мозга прямому эмпирическому изучению указанный художественный стиль является эффективным способом проникновения во внутренний мир человека с его ускользающей от измерения образностью. Однако само слово «сюрреализм» для идентификации жанра экранного произведения употребляется исключительно в разговорной оценке типичной элитарной среды, являющейся потребителем данного вида искусства (точнее, только начало слова — «сюр»). В специальной и критической литературе экранное произведение, рассчитанное на ассоциативное восприятие, м.б. названо фильмом–притчей (хотя с точки зрения ученого–естественника это менее корректно).

От неожиданно распространившегося метареализма, также приближенного внутреннему восприятию, сюрреализм отличается ограниченной доступностью, необходимостью для восприятия ассоциативного (абстрактного) мышления и определенной подготовки, знания тезауруса и мифологии, определяющей его претензию на элитарность: степень воздействия сюрреалистического произведения определяется иллюзией у зрителя принадлежности узкому кругу, дистанцированному от будничной и жестокой реальности.

Трагедия — один из первичных жанров сценической драмы, занимавший, с его философией катарсиса (духовного очищения через трагическое), центральное место в античной культуре при строгом соблюдении законов драматургической композиции, которая строится по различному плану в трагедии и ее антиподе комедии. Трагический эффект создается сценическим отображением конфликта, например, личного против общественного, и в классическом выражении жанра коллизия разрешается гибелью героя. В наше острое время трагедия личности вытесняется с экрана жаждой негативного эстетизма и либо генерализуется в антиутопию (см.) с ее катастрофой общества в целом и апокалиптичностью описанного будущего, либо замещается триллером и другими чисто негативными жанрами. С другой стороны, граница между трагедией и возникающей как пародия на нее комедией столь же условна, как между эротикой и порнографией в зависимости от состояния общества и его меняющихся эстетических норм (греч. tragodia).

Триллер — негативный жанр или стиль, индуцирующий антиэстетическую раскрепощающую реакцию зрителя, рассчитанный на подавление не только эстетизма, но и сексуальности в их естественном выражении. Адресован прежде всего зрителю с парадоксальным восприятием, не достигающему иным способом эстетического удовлетворения. Иначе — фильм или роман ужасов (англ. triller).

В последние годы жанр оказался остро востребован и по популярности успешно соперничает с другими негативными жанрами. Существует в различных жанровых разновидностях, условно разделяемых на пять групп (направлений), имеющих непересекающиеся адресность и тип популярности и практически не соперничающих друг с другом. Отдельно и с обособленной адресностью развивается направление, использующее в сюрреалистичной форме негативные реалии жизни и тем проникающие в глубь человеческой психологии (например, «Дом под звездным небом» или даже чисто реалистичный «Мой друг Иван Лапшин»). Существует также три группы разновидностей триллера, совершенно не предназначенных для взыскательного зрителя. Произведения, использующие тяжелый натурализм, часто в фантастических, выдуманных формах, с помощью кукол или изысков гримера непосредственно примыкают к порнографии. Наибольшее распространение получила разновидность триллера типа вестерна со стрельбой, взрывами и погонями, о «жизни мафии» или «борьбе с ней». Где-то между последними двумя располагается промежуточный вариант, как правило «из жизни духов и потусторонних сил». Совсем отделена жанровая разновидность, как правило с happy–end’ом, в которой все присутствующие элементы триллера, которые могут быть представлены любые и в смешанном нагромождении, выражены в гротескной, комической или пародийной форме («Эльвира — повелительница тьмы»). Последняя форма обладает эффективной рекреативной функцией и чаще находит широкую открытую популярность. Независимо от избранного автором комплекса приемов нагнетания эмоционального напряжения и наличия или отсутствия happy–end’а все триллеры как правило имеют две общие характеристики: разделение героев на важных и неважных в зрительском восприятии, т.е. тех, за кого зритель переживает, и тех, чей образ остается в роли условного статиста; также отсутствие классической драматургической композиции, точнее, замена ее на перманентное напряжение зрителя в течение всего экранного времени.

Утопия — фантастическое произведение (жанр или стиль отображения реальности), обычно изображающее образ «идеального общества» в реализованной форме. Родоначальником жанра считается роман «Город Солнца» Томмазо Кампанеллы. В настоящее время фактически превратился в историзм, по крайней мере в первоначальном смысле, сохранив пренебрежительное обозначение недостижимого проекта или неуместных фантазий.

Учебное ТВ — предназначенные для дидактических целей программы, каналы и рубрики широкого вещания, также сети локального ТВ в учебных заведениях. В настоящее время как самостоятельный жанр практически исчезло с экрана, в прошлом существовало в двух формах: постановочной (например, «Абевегедейка») и как трансляция лекции, урока, демонстрационных опытов.

Эпопея — текстовое художественное произведение, обычно значительного объема, охватывающее своим повествованием значительный исторический промежуток времени — роман, поэма или художественный фильм. Условно может считаться жанром, поскольку не допускает жанровых вариаций или отклонений, с обязательным включением монументально отображенных исторических событий (от греч. epos слово, повествование + poieo творю).

Эротика — рассчитанный на эстетическую реакцию зрителя жанр, использующий сексуально–активные в восприятии образы (от греч. eros любовь, страсть). Малая распространенность по сравнению с порнографией как его негативного аналога объясняется разграниченностью сексуальной и эстетической реакций, дивергировавших из общего корня, вкупе с глобальной подавленностью естественного проявления сексуальности в течение нескольких десятков лет (период подавленной, точнее замещенной сексуальности фактически завершился совсем недавно). В острое время востребованы соцреализм или его западные аналоги, а эротика воспринимается как порнография. Т.е. граница между ними подвижна в зависимости от типа и уровня сексуальной ориентации общества. К сожалению, в чистоте данный жанр и в настоящее время практически не встречается, а то, что проходит на отечественном экране под данной рубрикой, противоречит усредненно-приемлемой сексуальной ориентации и обычно является относительно дешевой западной продукцией, в которой может отсутствовать сюжет и другие составляющие художественной ценности, также используются недорогие модели. Разумеется, сказанное не означает полного отсутствия эротики — отсутствуют прежде всего адекватность в восприятии, оценке и анонсировании. Например, полноценный художественный фильм «Миранда» (по сюжету «Хозяйка гостиницы» Гольдони) при наличии сюжета, фабулы, драматургии и высокой художественной ценности во всех составляющих от подбора актеров до монтажа вполне может быть признан чисто эротическим.

в начало

 


 

КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ с ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

его ЖАНРОВО–ТЕМАТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ

и ЗРИТЕЛЬСКОГО ВОСПРИЯТИЯ (для исследователей экранной продукции)

 

1. Зрительское восприятие.

В специальной и критической литературе встречаются различные термины и определения того, чем телевизионная передача может привлечь человека к экрану или по крайней мере заставить потратить на покупку телевизионного приемника деньги, отложенные на стиральную машину: зрительский успех, зрелищность, кассовость, эффективность и т.д. Термины перекрываются и используются неточно, некоторые (например, эффективность) превращаются в историзмы. Возможно, что терминология когда-нибудь устоится, но уже сейчас важно, чтобы представители хотя бы одной сферы все-таки понимали друг друга. Для этого ниже указаны без громоздких определений три мотива и восемь причин того, почему и для чего в квартире находится работающий телевизор. Т.о. можно разделить факторы привлечения зрительского внимания с одной стороны, и с другой — его формы.

Три мотива, превращающих человека в телезрителя, или формы зрительского внимания.

§         На экране возникает образ или человек, или прозвучало что-то, мгновенно схватывающее внимание зрителя, «заякоривающее» его острым желанием по крайней мере увидеть следующий кадр («Чем кончится?») или услышать завершение фразы — в сознании человека вызван соответствующий, предсуществующий архетип и он как бы жаждет необходимого утверждения. Опытный модератор продержит миллионы зрителей по полчаса в остром напряжении и привлечет серьезных рекламодателей к своей передаче. Зритель может не отдавать себе отчета, что весь талант модератора — это всего лишь опыт гадалки, «экспромтом» наговаривающей строго ожиданное, своеобразную словесную проекцию человеческих предпочтений, выраженную в максимально доступной форме. Кассовые программы и фильмы так и строятся, без постановки задач, связанных с достижением познавательных или эстетических целей. Достаточно часто современного зрителя парадоксально привлекает отталкивающее (натурализм триппера или порнографии) и в этом заложена основа успеха негативных жанров.

§         Зрителю не столь важно, что показываемое или звучащее именно в данный момент может противоречить его ожиданиям или эстетическому восприятию. Его интерес обусловлен чем-то наперед заданным, и он постарается досмотреть программу, фильм, сюжет до точки авторской завершенности, может быть тем более в том случае, если зрительские ожидания непредсказуемо расходятся с авторским сюжетом. Данный тип зрителя способен не выключить телевизор сразу, реагируя на пролонгированную эстетику экранного текста, и предпочитает не сиюминутную остроту, а познавательную и/или эстетическую сторону, что рассчитано на ассоциативное восприятие произведения как целого в его авторской завершенности, с генерацией новых стереотипов. Собственно, именно указанный характер в человеке обусловил существование искусства и является его потребителем, чьи потребности задают проблемное поле и тематическое пространство.

§         Происходящее на экране может быть нейтральным и телевизор не выключен не потому, что привлекает к себе внимание, а наоборот — о нем забыли. Он может работать в пустой комнате или придавать семейной обстановке привычный и ставший необходимым шумовой фон. Впрочем, к данной категории относится еще и такой вариант, когда вовсе не нейтральные боевик или эротика, новости о далекой локальной войне или трансляция хоккейного матча сглаживают негативную семейную атмосферу, отвлекая от личных неприятностей.

 

 Факторы привлечения зрительского внимания — восемь причин того, почему в комнате находится работающий телевизор.

§         Сюжет с фабулой, привлекающие внимание к телеверсии общественно–исторической значимостью события–прототипа или популярного произведения.

§         Гармония драматургической композиции.

§         Эмоциональная активность в восприятии общественно–значимой информации, содержащейся в сюжете.

§         Имидж ведущего (модератора), выступающего (news–maker’а) или актера (звезды).

§         Сценические внешние данные или игра актеров (эффектность персонажей).

§         Красота и богатство интерьеров или пейзажей в абстрактно–недостижимой для зрителя жизни.

§         Эстетика ассоциативности монтажа, мыслей, перехода планов, тем, сюжетных линий и т.д.

§         Острый возбудитель сексуально–активного образа, ужаса или отвращения и все то, что способно вызвать острую эмоциональную реакцию типа пароксизма или даже аффекта: информация о редком стихийном бедствии; прежде запрещенная эротика; анекдоты, за которые в прошлом высылали из крупных городов и т.д.

 

2. Выраженность авторского замысла.

Творческий процесс присутствует в той или иной форме при создании любого экранного произведения. Однако авторский замысел при этом может быть чрезвычайно различен.

Существуют также факторы, находящиеся за пределами искусства, но неразрывно связанные с ним: например, оператор оказался дальтоником или в день съемки шел проливной дождь. Учесть это невозможно, но режиссер, рассказывая о фильме, расскажет именно непредсказуемое. Авторские амбиции также ограничиваются финансированием или условиями продюсера. Чем меньше заложено моментов из числа указанных как факторы привлечения зрительского внимания, тем менее стоит рассчитывать на широкую аудиторию. Если при съемке сериала нет денег на экстерьерные съемки, то произведение неизбежно останется на уровне «мыльной оперы». Но есть вещи, неизвестные заранее, и в таком случае поможет лишь комплексная оценка экранного произведения как готового коммерческого продукта.

Авторская завершенность, как монографическая (пишет или рисует сам), так и композиционная (составляет композицию, коллаж) — характеристика результата творческого процесса, представляющего собой самостоятельную элементарную эстетическую ценность, независимо от объема и длительности. Эффективно определяется, как и любой завершенный результат самоорганизации, эстетической гармонией (аналог в природе — красота цветка растения или тела животного). Будучи формой самоорганизации, творческий процесс влечет релаксацию сознания человека с регистрируемой стабилизацией ритмов его мозга. Фактически редактор и режиссер для облегчения восприятия зрителем разграничивают сплошной экранный текст заставками и перебивками (иногда на свое субъективное усмотрение), которые обычно являются связками авторских кусков. Объективно авторскую завершенность можно оценить, например, по степени исчерпанности темы и самовыраженности личности автора в произведении.

 

3. Формально–вычислимая оценка произведения.

Первичная оценка производится по внешним формальным признакам: объем произведения (измеряется экранным временем); наличие выраженной структуры в виде частей, рубрик, отделенных заставками сюжетов; материальный носитель и форма (фильм или видеозапись, цветной или одноцветный, любительский или профессиональный в смысле использованной аппаратуры) и т.д. Кроме внешних признаков, первичная оценка обычно включает сведения о содержании произведения, для получения которых не требуются дорогостоящие исследования типа контент–анализа, но достаточно поверхностного субъективного суждения: число персонажей, длительность описанного исторического времени, постановочность или документальность, наличие или отсутствие авторского или заимствованного сюжета, присутствие драматургической композиции, наличие экстерьерных съемок, впечатление о затратности произведения и участии в его производстве известных личностей (топ-моделей, звезд, известного режиссера) и т.д. Конечно, наиболее желательно присутствие в оценке аргументированной констатации новизны или компилятивности произведения.

В подавляющем большинстве случаев поверхностная оценка оказывается достаточной для критико–описательной (не научной) идентификации жанра произведения или по крайней мере его рода. С другой стороны, в такой оценке ее автор более свободен, чем исследователь, и может одному произведению приписать отношение одновременно к нескольким жанрам, имея в виду изобразительно–выразительные средства и стили (напомним, что в научно–исследовательской литературе по ТВ не принято выходить за пределы литературоведческой системы жанрового деления, и по этой причине терминология анонсов телепередач несколько иная).

К сожалению, объективная доказательная количественная оценка произведения достаточно затратна и вовсе не обязана отражать содержательный смысл произведения, какое бы из двух направлений ни было избрано: социологический опрос с определением рейтинга передачи или первичный анализ самого произведения.

На основании указанных факторов привлечения зрительского внимания можно составить кодификатор для контент–анализа, по тем же признакам можно оценить восприятие произведения в целом, они также имеют прогностическое значение. Бестселлер с бурным кассовым успехом эксперт может оценить невысоко, с другой стороны, элитарный фильм может не иметь кассового успеха, но продюсер или режиссер может сознательно пойти на расходы ради высокой оценки критики и в конечном счете — для престижа компании и создания себе более адекватного имиджа. Кроме мнения экспертов, существует объективный метод изучения произведения, предоставляющий в зависимости от поставленных задач, выбранного кодификатора и уровня финансирования получить всевозможную оценочную информацию, вплоть до объективной жанровой типологии изученной группы произведений.

Текст оценки произведения строится от поверхностной к более сложным и начинается обязательно с выходных данных произведения.

 

4. Содержательная эвристическая оценка произведения.

Оценка произведения, которую может дать грамотный критик, хорошо знакомый с современным гуманитарным тезаурусом, всегда будет субъективной и почти никогда недоступна формализации. Фактически это описание произведения или их группы (одного автора, общего жанра или представленных на просмотре) в ассоциативно–сравнительной форме требует от критика не меньшего таланта, чем создание самого произведения от его автора. Однако существуют признаки, позволяющие в эвристической форме оценить произведение как бы глазами зрителя или в их отражении. Например, наличие или отсутствие happy–end’а и вообще выраженной драматургии или ее нарочитое отсутствие; тип популярности, связанный с уходом в себя (интраверсивные жанры типа эротики, натуралистического триллера и, главное, «жесткого порно») или наоборот, возврат к человеческому общению через сопереживание в восприятии искусства (экстраверсивные жанры типа комедийных постановочных или новостной информации в аналитической подаче); компилятивный характер произведения (например, заимствование фабулы или сюжета) или авторская разработка проблемного поля и тематического пространства, использование принципиально новых методик съемки, режиссуры, монтажа и общей композиции. Разумеется, формально критик обязан употребить выражение «прежде неизвестных мне» вместо «принципиально новых», но здесь важнее не принципиальная новизна, а соответствие переменам времени в настроениях людей данной культурной общности, пусть даже некая «авторская находка» окажется избитым приемом в иной культурно–эстетической сфере. Хотя корень происхождения должен быть отмечен, если он по крайней мере известен. Отметим, что «содержательная» по форме оценка вовсе не всегда бывает содержательной, часто ошибается в квалификации жанра и путает адресность, но в любом случае она должна содержать указанные сведения, пусть в свободном литературном изложении, и по объему по крайней мере не должна догонять рецензируемое или анонсируемое произведение. К сожалению, действительно талантливая рецензия, анонс или реплика могут быть заведомо субъективны в оценке прежде всего из-за стремления заявить о себе, поставить себя выше, что легче и эффективнее в произведении вторичного характера.

 

Выходные данные трех видов экранной продукции.

§         Фильм: название, режиссер, автор сценария, киностудия, год выпуска, количество частей (для кинофильма) и время в минутах (для видеофильма); иногда также указывается источник финансирования и категория фильма (художественный, короткометражный, документальный) и авторы дубляжа для импортной продукции. Авторство фильма и год выпуска устанавливается по тексту после значка ( в самом фильме, авторство фонограммы должно быть указано после значка ( на упаковке или в самом фильме, если он дублированный (автор русского синхронного текста и режиссер дубляжа).

§         Передача: название, автор, телекомпания, год выпуска; дата, время и канал первого выхода в эфир (премьерного показа).

§         Сюжет в составе передачи (репортаж, новостная информация с комментарием на месте съемки без компилирования): имена и фамилии журналиста (корреспондента) и оператора ТЖК, место съемки, название (логотип) телекомпании.

 

Контент–анализ — буквально анализ содержания; фактически — количественное исследование конкретного текста, первичным результатом которого является совокупность параметров — любых объективных текстовых характеристик, доступных непосредственному измерению и выражаемых количественно, но не вычислимых. При анализе телевизионных текстов обычно используются хронометраж планов, кадров или сюжетов, печатного текста — частотные характеристики встречаемости слов, выражений или символов (т.е. стереотипов или букв алфавита). Затем массив чисел (матрица) обрабатывается т.н. факторно–корреляционным анализом по алгоритмам, заимствованным из социологии — т.е. применяется доступная форма кластерного анализа. Возможности современных компьютерных программ таковы, что успех содержательного результата объективной эмпирической процедуры контент–анализа зависит практически только от искусства исследователя составлять репрезентативную выборку, в противном случае можно получить вообще любой результат, например, искусственную или искаженную типологию жанров. Кроме формально–доказательной объективности, контент–анализ обладает еще одним преимуществом — это единственный метод исследования самого сообщения, иные методы исследования циркуляции и эволюции информации в обществе — психологические и социологические, например, в форме экспериментальных опросов — изучают коммуникатора или реципиента (аудиторию), т.е. две другие составляющих коммуникативного процесса. К сожалению, для получения значимого результата, который невозможно предвидеть, необходима не просто большая репрезентативная выборка, но и измерение значительного количества параметров, что требует дорогостоящей работы нескольких наблюдателей по видеозаписи (не с прямого эфира).

в начало


 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Адресное самовыражение творческой личности возможно лишь при ее интегрированности в социальную систему (многоролевую игру) типа телевидения, поскольку основным критерием и одновременно имманентным свойством любой системы — от физической до семантической — является независимость поведения целого от составляющих элементов (интерпретация принципа Хинчина). Иными словами, рассматривая телевидение одновременно как форму искусства, поскольку телепродукция есть результат творческого акта, и как социальную самоорганизующуюся систему, поскольку это один из примеров продленных кооперативных эффектов психики, можно понять, почему и как синергично интерферируют таланты ярких и несхожих, часто непримиримых личностей. Иными словами, телевидение как социальная система представляет собой многоролевую игру того же типа, как, например, всемирные выставки, банковская система, институты менеджерства или продюсерства в искусстве и многие другие, которые каждый раз щедро возникают возникают на в безвременье перелома эпох (катастрофической фазе). Таким образом, возникнув в роли СМК, телевидение наглядно продемонстрировало еще один атрибут системности — преадаптированное решение более широкого круга задач, чем можно было предвидеть исходно. Ведь склонные к повышенному самоутверждению люди, ищущие путей самовыражения выше круга лично знакомых друзей, естественным образом используют возможности привлечения внимания широкой аудитории к собственной личности или продуктам собственного труда. Пока будут появляться чудаки, идущие совим путем, избегающие занятой ниши, то есть жанра, который уже является яркой и неповторимой ролью Владимира Ворошилова, Леонида Якубовича или Владимира Молчанова, и молчаливые эстеты по другую сторону экрана не будут обмануты в своих ожиданиях и диалог через экран и шум на нем, однажды связав нас, уже не прервется.

в начало

 


 

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

1.      Багиров Э.Г. Очерки теории телевидения. – М., 1978

2.      Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. – М., 1975

3.      Богомолов Ю. Проблема времени в художественном телевидении. – М., 1977

4.      Богомолова Н.Н. Социальная психология печати, радио и телевидения. – М., 1991

5.      Борецкий Р.А. Информационные жанры телевидения. – М., 1960

6.      Борецкий Р.А. Телевизионная программа. – М., 1967

7.      Борецкий Р.А. Журналистская информация и социальное управление. В кн.: Проблемы информации в печати. – М., 1971

8.      Буданцев Ю.П. В контексте жизни. Системный подход и массовая коммуникация. – М., 1979

9.      Вакуров В.Н. О языке радио– и телепередач. М., 1960

10. Вакуров В.Н. Язык и стиль советского фельетона. – М., 1963

11. Вакурова Н.В. О выразительных средствах документального телевидения (некоторые выводы социологического исследования). Инф. сб. Гостелерадио. Вып.2 – М., 1984

12. Вакурова Н.В.Типология и основные направления развития документального фильма. – Журналистика в 1996 году. Тезисы научно-практической конференции. М., 1997, часть III, с. 51

13. Вачнадзе Г. Всемирное телевидение: новые средства массовой информации — их аудитория, техника, бизнес, политика. – Тбилиси, 1989

14. Вертов Д. Статьи, дневники, замыслы. – М., 1966

15. Вильчек В. Контуры. Наблюдения о природе телеискусства. – Ташкент, 1967

16. Воронцов Ю., Вильчек В. Телевидение и художественная культура. – М., 1977

17. Голдовская М. Человек крупным планом. Заметки теледокументалиста. – М., 1981

18. Демин В. Первое лицо. Художник и экранные искусства. – М., 1977

19. Дэннис Э., Мэррилл Д. Беседы о масс–медиа. –М., 1997

20. Дробашенко С.В. Феномен достоверности. Очерки теории документального фильма. – М., 1972

21. Дюран, Одел. Кластерный анализ. – М., 1979

22. Егоров В. Телевидение и зритель. – М., 1977

23. Зоркая Н.М. Уникальное и тиражированное. Средства массовой коммуникации и репродуцированное искусство. – М., 1981

24. Зобов Р.А., Мостепаненко А.М. О типологии пространственно–временных отношений в сфере искусства. – В кн.: Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. – Л., 1974.

25. Каган М. Морфология искусства. – Л., 1972.

26. Кузнецов Г.В. ТВ журналист. – М., 1980

27. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. – М., 1979

28. Лотман Ю. Семиотика кино и проблемы киноэстетики. – Таллин, 1973

29. Моль А. Социодинамика культуры. – М., 1973

30. Московкин Л.И., Вакурова Н.В. Жанровые особенности подачи новостной информации СМИ России. – Журналистика в 1996 году. Тезисы научно-практической конференции. М., 1997, ч. I, с. 32–34

31. Муратов С.А. Диалог. Телевизионное общение в кадре и за кадром. – М., 1983

32. Отт У. Вопрос + ответ = интервью. – М., 1991

33. Саппак В., Шитова В. Семь лет в театре. Саппак В. Телевидение и мы. – М., 1968

34. Светана С.В. Телевизионная речь. Функции и структура. М., 1976

35. Успенский Б. Поэтика композиции.

36. Фирсов Б. Пути развития средств массовой коммуникации (социологические наблюдения). – Л., 1977

37. Шерковин Ю.А. Психологические проблемы массовых информационных процессов. – М., 1973

38. Юровский А.Я. Телевидение— поиски и решения. Очерки истории и теории советской телевизионной журналистики. – М., 1975

 

Сборники

1.      Взаимодействие и синтез искусств. – Л., 1978

2.      Документальное и художественное в современном искусстве. – М., 1975

3.      Жанры телевидения. – НМО Комитета по радиовещанию и телевидению, 1967

4.      Многосерийный телефильм. Истоки. Практика. Перспективы. – М., 1976

5.      Музы ХХ века. Художественные проблемы средств массовой коммуникации. – М., 1978

6.      Система средств массовой информации России. Учебн. пос. под ред. Засурского Я.Н. – М., 1995

7.      Современное зарубежное литературоведение (страны Западной Европы и США): концепции, школы, термины. Энциклопедический справочник. — М., 1996

8.      Телевизионная аудитория: структура, ориентация, культурная активность. – Свердловск, 1973

9.      Телевизионная журналистика. – М., 1994

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти