Youtube Twitter Вконтакте

8-495-6450707

Телецентр "Останкино"
ул. Академика Королева, д.12
E-mail: 6450707@bk.ru

music box 2

Фролова Т.И. "Социальная журналистика"

ПРЕДИСЛОВИЕ

Учебное пособие «Проблематика периодической печати» является важной составной частью процесса обучения на факультетах журналистики а, конкретно, специализации молодых журналистов в разных предметных сферах газетно-журнальной деятельности. Специализация эта касается содержания деятельности журналистов по созданию журналистских текстов, которые призваны последовательно, объективно и актуально отражать социальную практику человека и общества.

Это направление подготовки журналистов при наличии собственного предмета изучения – проблематики газетно-журнальных выступлений – тесно связано с общим процессом теоретического и практического освоения журналистики.

Первое, что важно подчеркнуть, что суть этого курса вытекает из фундаментальных свойств журналистики как информационной деятельности. Исследователи сходятся на том, что исходным моментом журналистской деятельности является текущая социальная практика людей. Перед наблюдателем она выступает в разных формах, в зависимости от нашего способа вычленения и структуризации ее: факты, ситуации, процессы, сферы осуществления, способы и формы осуществления и пр.

Одним из ключевых и значимых не только для журналистики подходов является рассмотрение социальной практики как некоей совокупности проблем, с которыми сталкивается человек в ходе ее (см., например, работы Е.И. Пронина, Г.В. Лазутиной). Которые можно определять как зафиксированные в человеческом сознании, осознанные им в той или иной мере противоречия социальной практики. Проблемы осознаются разными способами и на разных уровнях, это осознание может приближаться к реальному состоянию действительности или быть ложным, решение их может существовать в данный момент или нет, но они всегда присутствуют в социальной практике человека. Проблемность социального бытия является источником и ориентиром движения социальной практики.

Важно отметить еще одну важную роль существования проблем, они структурируют социальную практику, выделят ее «болевые точки», они в большинстве случаев придают свойство актуальности для общества различным сторонам и обстоятельствам его жизни.

Естественно, что журналистика, создающая в числе прочих институтов вторую – информационную действительность, не может в процессе деятельности не обращаться к существованию проблемы как важной категории социальной практики. Проблема становится одним из корневых понятий журналистской деятельности, она занимает важное место в структуре журналистского текста и работе журналиста по его созданию.

Здесь необходимо оговориться, что сама журналистика является в большинстве случаев лишь ретранслятором проблемного подхода к бытию. Проблемы осознаются, фиксируются, меняются в толковании и решаются в ходе

-3-

социальной практики в целом. Важную роль в этом играют наука, духовная деятельность общества (вплоть до массового сознания). Определенную роль играет здесь и журналистика, через коммуникации которой различными субъектами социальной практики (в том числе и журналистами) вырабатываются или фиксируются те или иные проблемные подходы.

Но главная задача журналистики заключается в том, чтобы более адекватно и точно отражать в информационной действительности реальную проблемность социальной практики, постоянно фиксируемую обществом в целом.

Кстати, эта задача сегодня становится все более значимой для журналистики, все более сложной в исполнении. Поскольку, во-первых, современная социальная практика сталкивается с нарастающим числом проблем. Когда сотрудники одного из исследовательских центров в 80-е гг. поставили перед собой задачу определить содержательно хотя бы примерно общее количество проблем, с которыми сталкивается сегодня человечество, они вынуждены были остановиться на десятке тысяч, отнюдь не исчерпав поле исследования. Сегодня это поле лишь расширилось. Во-вторых, эти проблемы усложняются, становятся комплексными, возникают в новых сферах жизнедеятельности человека. В-третьих, желание людей решить эти проблемы, уверенность современного общества в возможности осуществить это сталкиваются с тем обстоятельством, что все большее число современных проблем носят отнюдь не технологический, а гуманитарный или комплексный, сложный характер, возрастает число трудно разрешимых в обозримое время проблем.

Следует оговориться, что проблемность социальной практики выражается в журналистике согласно с ее специфическим информационным характером. Журналистский текст посвящен непосредственно конкретным обстоятельствам текущей действительности: людям, событиям, ситуациям, их описанию и анализу (тому, что Г.В. Лазутина называет конкретной рабочей ситуацией). Но осмысление всего этого читателем, зрителем, актуализация в их сознании и применение в социальной практике возможны лишь при сопоставлении этих фактов действительности с определенной актуальной проблемой. Тогда и возникает то, что мы называем темой журналистского текста.

Это взаимодействие может носить разный характер. Проблема может существовать вне текста, который, однако, подразумевает ее наличие в социальной практике. Она может кратко упоминаться в тексте. И, наконец, она может полноправно существовать в тексте, являясь способом оценки и понимания конкретных фактов социальной практики. Но в любом случае нацеленность на проблему есть способ осмысления происходящего, способ конструктивного поиска решения.

Журналистский текст отнюдь не механическое соединение фактов и проблемы. Здесь сказывается целый ряд факторов: мировоззренческие позиции автора, степень осознания и интерпретации им проблемы, умение найти и отразить в фактах ту или иную проблему и т.д. И это касается, прежде всего, начинающего журналиста, необходимости освоения им все более расширяющегося и глубокого объема знаний о той сфере, которую выбрал

-4-

журналист как предмет своей информационной деятельности, ее проблемах.

Данное учебное пособие включает не всю проблематику периодической печати. Но авторам пособия представляется, что те сферы социальной практики, которые представлены здесь, несомненно, являются актуальными и важными для деятельности современной российской печати.

Учебное пособие состоит из двух разделов. В первом из них – «Глобальные проблемы современности на страницах российской печати» – рассматриваются те проблемные моменты современной социальной практики, которые носят глобальный характер. То есть, во-первых, свойственны в той или иной мере человечеству в целом, а, во-вторых, требуют от нас в России учета хода мировой социальной практики по этим направлениям, мирового опыта в целом.

Второй раздел учебного пособия – «Отражение проблематики важнейших сфер российской социальной практики на страницах печати» включает анализ конкретной проблематики и опыта деятельности российской печати в сферах внутренней политики, экономики, социальной жизни и т.д.

В подготовке учебного пособия участвовали: Г. Вычуб (предисловие, главы 1, 2, 3), Л. Сизова (глава 4), Л. Реснянская (глава 5), Т. Фролова (предисловие, глава 6), Г. Вычуб, В. Иваницкий, Д. Мурзин (глава 7).

Глава I. ОТРАЖЕНИЕ ПРОБЛЕМ ГЛОБАЛИЗАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ПЕЧАТИ

1. Процесс интернационализации экономических и иных процессов в мире существует примерно столько же, сколько существует человечество. Основу его составил торговый обмен. Освоение новых земель и колонизация способствовали постепенному включению в единую мировую историю практически всех стран мира.

Начало XX в. было ознаменовано возникновением первых транснациональных кампаний в экономике и первых попыток политической организации мира в целом (Лига Наций, прообраз ООН).

Но сегодня многие ученые и политики говорят о начале качественно иного этапа во взаимодействии обществ и государств – этапа глобализации. По их мнению, глобализация заняла ведущее место в современных политических, экономических, социальных и духовных процессах. Она носит системный характер, развивается ее инструментальная основа как на региональных, так и на всемирном уровнях. При этом стоит отметить, что глобализация сегодня представляет собой прежде всего процесс организации единого общемирового финансово-информационного пространства на базе новых технологий.

Что привело к резкому ускорению подобных процессов?

Ÿ           Технологический прогресс, приведший к резкому сокращению транспортных и информационных издержек, ускорение и удешевление информационного обслуживания.

-5-

Ÿ           Сегодняшнее экономическое единство мира на основе общих законов рыночной экономики.

Ÿ           Либерализация мировых экономических отношений, поддерживаемая институционально.

Ÿ           Выход значительного числа экономических, политических организаций на наднациональный уровень. Многонациональные компании, к примеру, осуществляют сегодня более трети мировой торговли.

Ÿ           Возникновение и развитие однородного культурного контекста взаимодействия (так, английский язык стал, по сути, международным языком общения).

2. Основа глобализации – экономическая. Каковы ее современные черты?

Во-первых, усиление экономической взаимозависимости в мире. Наряду с торговлей (и превосходя ее рост темпами) осуществляется прямое инвестирование в экономику других стран. При этом упор делается на новые технологии и услуги. Происходит рост торговли услугами (финансовые, управленческие, юридические, информационные и пр.). В 1970 г. – это 1/3 прямых иностранных инвестиций, сейчас – свыше 50%.

Характерной чертой глобализации является либерализация финансового рынка, рост международных инвестиций в акции, ценные бумаги, развитие валютного рынка. К примеру, объем международных финансовых сделок на валютных рынках Нью-Йорка составляет ежедневно более 1,3 триллионов дол.

Всему этому способствуют новые информационные технологии, позволившие резко усилить процесс взаимодействия экономик, осуществлять его практически в режиме он-лайн.

Развитие правовой основы мировых экономических процессов через делегирование полномочий наднациональным политико-экономическим и финансовым институтам, объединяющим сегодня практически все экономически значимые страны. Такие институты существуют как на региональном, так и на всемирном уровне. Наиболее значительную роль играют: Всемирная торговая организация (ВТО), Организация экономического сотрудничества и развития, объединяющая самые экономически развитые страны мира, «Восьмерка», экономические институты ООН, МВФ, Всемирный банк. Региональные институты: региональные политико-экономические и экономические организации (Европейский Союз, Североамериканская зона свободной торговли, в Азии – АСЕАН, APEC, политико-экономические организации в рамках СНГ и др.). Частное производное от этого – возникновение наднационального чиновничества, влияющего на функционирование и развитие национальных экономик.

И, наконец, итогом этих и иных процессов является рост взаимозависимости и взаимодействия экономик разных стран не только в отдельных отраслях и регионах, но и в целом.

3. Глобализация, как уже отмечалось, отличается от сходных процессов в прошлом своим всеобщим характером. Она проявляется интенсивно и в политическом плане, в сферах социальной и духовной жизни.

В политическом и социальном плане глобализация явно прослеживается на нескольких направлениях. Во-первых, наблюдается продвижение модели организации жизни, присущей развитым странам мира. Эта модель

-6-

включает такие компоненты, как правовое государство, политическая демократия, идейный плюрализм, права человека. При этом зачастую ряду государств мировое сообщество или отдельные государства предъявляют практические требования по осуществлению таких принципов организации. Эти требования подкрепляются дипломатическим, политическим, экономическим давлением (вплоть, как показывают события последних лет, до применения военной силы). Это говорит о том, что старое понимание абсолютного суверенитета отдельного государства в эпоху глобализации меняется.

Особо следует отметить, что глобальное значение приобрели сегодня права человека, провозглашенные, как известно, еще в принятой ООН после второй мировой войны Декларации прав человека. Во-первых, их исполнение стало реальным фактором оценки мировым сообществом, и в особенности развитыми странами, политики других государств, отношения к правящим там режимам и элитам. Во-вторых, возникла мощная международная сеть правозащитных организаций, осуществляющих мониторинг прав человека в мире и воздействие мирового общественного мнения на нарушителей прав человека.

Эти и ряд других изменений позволяют некоторым исследователям говорить о том, что национально-государственные формы человеческого бытия постепенно утрачивают свою самодостаточность.

Похожие процессы наблюдаются и в социальной сфере: определенные социальные стандарты (условия труда, уровень жизни, гражданские и социально-экономические права и пр.), выработанные и осуществленные в развитых странах, проникают в практику социальной жизни других государств, в сознание широких слоев людей в развивающемся мире. Это ведет, в частности, к «революции ожиданий» со стороны данных обществ, которая имеет и положительные, и негативные свойства.

С правовой точки зрения следует отметить возникновение и развитие наднациональных правовых актов и органов (Интерпол, Гаагский международный суд, Трибунал по бывшей Югославии, подписание рядом стран Соглашения о международном преследовании военных преступлений и др.), в результате чего государства по взаимному согласию передают часть своих прав наднациональным учреждениям.

Наиболее очевидны для простого человека вызванные глобализацией изменения в сфере духовной жизни и на бытовом уровне. Чаще всего говорят (в основном – негативно) о «вестернизации» духовного мира человека и его образа жизни. И действительно, поскольку инициаторами и проводниками процесса глобализации во всех без исключения сферах являются страны развитого мира (и, прежде всего, США как глобальный мировой игрок), то и мировые СМИ, Интернет, мода, быт и т. д. приобретают признаки западной культуры, прежде всего массовой. Но стоит отметить, хотя это часто не замечается, что и западный мир воспринял и продолжает воспринимать некоторые духовные традиции и особенности образа жизни Востока (распространение буддизма как религии и образа жизни, например). И все-таки симптоматично, что один из индикаторов уровня жизни и стоимости национальных валют сегодня – цена гамбургера в «Макдоналдсе». И столь же симптоматично, что первый протест против глобализации

-7-

(осуществленный французским фермером Жозе Бове) – наезд на тракторе на здание этого символа глобализации и американизации образа жизни.

4. Если оценивать результаты начавшегося всего несколько десятилетий назад процесса современной глобализации, то мы должны признать, что, как и в случае всякой радикальной революции (а так глобализацию определяют многие ученые), им можно дать прямо противоположные оценки. Которые, к тому же, во многом будут зависеть от того, с каких идеологических и политических позиций оценивается процесс глобализации.

Сторонники ее указывают, прежде всего, на то, что высокие темпы роста иностранных инвестиций способствуют экономическому росту и решению ряда социальных проблем в развивающихся странах, влияют на развитие таких благоприятных для экономики процессов, как специализация и кооперация в производстве на мировом уровне, развитие экономичных, экологически и социально значимых малых и средних предприятий, внедрение развивающимися странами инноваций, рост мировой торговли и занятости в ней.

Отмечается также, что глобализация дает новые возможности для осуществления модернизационных проектов в развивающихся странах, и не только в сфере экономики, но и в сфере политики, социальной, образования, культуры, экологии.

Возражения противников глобализации (точнее, противников ее в нынешнем виде) также основательны. Они сводятся преимущественно к тому, что процесс глобализации не привел к осуществлению декларируемой цели преодоления разрыва между развитыми и развивающимися странами, а даже, наоборот, увеличил его. Развитые страны в 50-е гг. осуществляли 38% мирового экспорта, сейчас же – около 80%. В страны Организации экономического развития и сотрудничества, то есть в развитые страны, поступает около 86% ресурсов мирового рынка капиталов. Таким образом, основными плодами глобализации пользуются сами развитые страны.

Критики глобализации считают отрицательным результатом глобализации то, что она подмывает устои национальных государств и их способность проводить самостоятельную политику, защищать интересы своих граждан. Это, к примеру, показал финансово-валютный кризис 1997–1998 гг., потрясший экономику азиатских государств, России, ряда латиноамериканских стран.

Особое негодование противников глобализации вызывает «политический и культурный империализм», который, по их мнению, присущ инициаторам глобалистских процессов. В связи с темой прав человека, использования экономического протекционизма в развитых странах, политического и экономического давления на развивающиеся страны в среде критиков глобализации постоянно возникает тема «двойных стандартов», которые применяют развитые страны, защищая свои национальные или групповые интересы.

На основе критического анализа современных мировых процессов возникло и существует антиглобалистское движение. Оно достаточно разнородно. С одной стороны, глобализацию критикуют элиты стран развивающегося мира,

-8-

их официальные власти (характерна в этом отношении позиция Бразилии, Венесуэлы, Малайзии). Их претензии к процессу глобализации прежде всего экономические: недостаток инвестиций, ценовое неравенство, ограничения в торговле, агрессивность капитала развитых стран в финансово-валютной сфере. При этом часть элит, в особенности представляющих исламский мир, резко выступает против чуждых этому миру ценностей и норм, навязываемых, как они считают, западным миром.

Эти группы элиты, а также часть интеллектуалов Запада составляют то течение критиков глобализации, которое получило сегодня название альтерглобалистов. Признавая неизбежность и даже необходимость развития глобальных мировых процессов, они выступают против их нынешнего реального наполнения, считая, что в них сегодня присутствует в основном диктат развитых стран, наднациональных корпораций.

Другую часть движения составляют собственно антиглобалисты, протестующие против процесса глобализации в целом, разнородные общественные группы Запада (нередко маргинального характера): новые левые, экологи, некоторые правозащитники, часть либерально-социалистических интеллектуалов, анархисты разного толка, а также фундаменталисты, правые националисты, вплоть до неонацистов. Всем им присуща оценка глобализации как «всемирного заговора», разница лишь в том, кто, с точки зрения той или иной группы, является автором заговора и против кого он направлен.

Следует, однако, признать, что при всем иррационализме антиглобалистской идеологической концепции и ее практики в основе ее лежат реальные процессы. Глобализация усиливает отстраненность человека от реальных, видимых ему процессов жизни. Избираемые людьми парламенты и президенты национальных государств постепенно утрачивают часть своих полномочий; власть, контролирование условий работы, жизни человека переходит к зачастую безымянным и недоступным чиновникам и бизнесменам.

Глобализация в том виде, как она сейчас идет, ведет к унификации национальных культур на основе западной массовой культуры, уничтожающе воздействует на традиционные общества. Этому непосредственно способствуют мировые и региональные информационные сети, Интернет, спутниковое телевидение, наднациональный характер участвующего в национальных СМИ капитала, внедрение общих стандартов коммуникации и характера информации. Происходит формирование «информационного сообщества», узкой элиты мира, способной воздействовать на миллионы людей. Естественно, на психологическом уровне это порождает ощущение беспомощности, слепую агрессивность, ведет к распаду этноконфессиональной самоидентификации. Характерно, что такой психологический фон существует даже в развитой Европе.

И последнее. Процессы глобализации имеют и резко отрицательную составляющую. Либерализация экономических отношений, развитие связей, транспортных и информационных, свобода передвижения способствуют интернационализации таких явлений, как криминал, торговля людьми, проституция, деятельность наркокартелей и пр. Апофеозом подобных явлений, уже в политике, стало превращение терроризма в мировое явление. Он ставит теперь

-9-

зачастую перед собой не локальные, а глобальные цели, создавая мировую сеть террористических организаций.

5. Было бы упрощением полагать, что Советский Союз был полностью независим в своих действиях, что проблемы мировой политики и экономики никак не сказывались на его существовании и развитии. Стоит лишь вспомнить два события, связанные с мировыми ценами на нефть. В 70-е гг. в результате очередного конфликта на Ближнем Востоке произошел резкий взлет нефтяных цен в мире. Это в соединении с открытием в Западной Сибири огромных запасов нефти дало СССР десятки миллиардов долларов и позволило стать в то десятилетие супердержавой, осуществлявшей свои цели практически на всем мировом пространстве. В свою очередь резкое понижение во второй половине 80-х гг. цен на нефть надломило военное и финансовое положение Советского Союза, стало в дальнейшем одной из причин распада страны.

Но, конечно, переход к иному социально-экономическому и политическому укладу привел к тому, что современная Россия стала составной частью современного мира, включенной и в процесс глобализации. В результате, проблемы, о которых говорилось ранее, стали и проблемами самой России.

Первой проблемой стала усилившаяся зависимость России прежде всего от мировой экономики. Эта зависимость осложняется тем, что сегодня Россия представляет собой в международном разделении труда экспортирующую сырье страну. Причем, в определенном смысле моносырьевую страну, основу доходов которой составляют мировые цены на нефть и газ. В случае понижения их страна неизбежно окажется в трудном финансовом, социальном положении. Кроме того, как показывает статистика, страны, выпускающие высокотехнологичную продукцию, идут впереди по росту ВВП на душу населения (4% в год). Опережая страны, делающие упор на добычу сырья, в восемь раз. Проблема вхождения России в состав экономически развитого мира заключается в переориентации ее экономики на выпуск высокотехнологичной продукции.

Но здесь сразу возникает другая проблема, вытекающая из процесса глобализации. Россия сегодня участвует в достаточно жестко структурированной системе международного разделения труда, которая в упрощенном виде включает три группы стран: страны, чья экономика основана на высоких технологиях, страны, основу экономики которых составляет добыча и продажа сырья, и страны аграрного типа. За последние десятилетия лишь немногие государства смогли, образно говоря, выйти из своей экономической клетки. Это, прежде всего, «азиатские тигры» (Южная Корея, Тайвань, Малайзия и др.), на выходе из своей традиционной ниши находятся Китай, Индия, Бразилия. На мировом уровне сегодня существует жесткая конкуренция государств, транснациональных компаний. Конкурентоспособность национальной экономики становится единственным способом выхода из сырьевого тупика и стала реальной проблемой для России.

Проблему для России представляют и последствия усиливающейся политической глобализации мира. Ведущее место в ней занимают США, а также другие значимые западные страны, которые подчас расходятся с Соединенными

-10-

Штатами по методам осуществления этой глобализации, но не по сути. В конечном счете, она сводится к утверждению в мире западных стандартов демократии (с сохранением, правда, в реальной политике «двойных стандартов», что столь отчетливо проявилось в случаях с Югославией, Ираком, Саудовской Аравией и другими странами). В столь сложных условиях Россия должна вести взвешенную, реальную и в то же время абсолютно самостоятельную политику, что и выразилось в появлении в политической элите страны такого понятия как суверенная демократия. То есть, демократия, рожденная внутренними источниками политического развития общества, а не внешней экспансией.

Заметной и острой для нашей страны (как и для ряда других стран, обладающих значимой конфессиональной и духовно-культурной традицией), является проблема духовно-культурной глобализации. В ней наиболее зримо для обычного человека проявляется тенденция вестернизации мира. И наиболее жестко в целом ряде случаев проявляется противодействие этой тенденции.

6. Глобализация и ее отражение в российской печати. Сложность анализа этой темы заключается в том, что глобализация охватывает практически все стороны современной жизни страны и является составной частью массы вопросов, затрагиваемых российской журналистикой. И, тем не менее, можно выделить основные направления освещения проблем глобализации в российских СМИ и роль отдельных изданий в этом плане.

Проблемы глобализации появились в предметном поле российской прессы в начале 90-х гг. прошлого века, когда страна начала реально сталкиваться с реальностью этих проблем и для России. С тех пор российская пресса пережила несколько этапов в освещении проблем глобализации.

Начало всему послужило внесение в информационное поле самого понятия глобализация, начало дискуссий по самым общим вопросам возникновения, сущности и значимости этого явления в жизни современного мира и России.

По мере развития мирового процесса глобализации, а главное, по мере реального включения России в этот процесс выявились несколько наиболее актуальных для российской журналистики направлений.

Первое – освещение институциональных аспектов глобализации, деятельности мировых и региональных политических, экономических, культурных институтов глобализации, прежде всего тех, в деятельности которых активно участвует наша страна. Особенно это было заметно в 2006 г., когда Россия председательствовала в «восьмерке» и проводила встречу мировых лидеров в Санкт-Петербурге.

Второе направление, характерное, прежде всего, для качественной и деловой прессы – информационное и аналитическое освещение проблем экономической глобализации. Сегодня российская журналистика ведет постоянный мониторинг наиболее значимых макроэкономических показателей в мире и отдельных регионах и государствах (курсы валют, показатели фондовых рынков, цены на энергоносители и т. Д.). Помимо этого для качественной российской прессы характерен анализ наиболее значимых событий в мире глобальной экономики: состояние других национальных экономик, деятельность крупных транснациональных компаний. Но, конечно, особое

-11-

место в этом плане занимает проблематика, связанная с положением России в мире глобальной экономики. Речь идет о положении страны в мировой экономике, соответствии его задачам страны, государственной политике в сфере экономики. И прежде всего, о возможности преодоления ситуации сырьевой страны, занимающей второстепенное место в международном разделении труда, зависящей экономически от стран высоких технологий. По мере экономического роста в России, концентрации капитала, возникновения мощных европейского и мирового уровня компаний появилась и новая тема – выхода российского капитала за пределы страны, создания на их базе транснациональных компаний, освоения новых рынков. Так, в течение 2006–2007 гг. деловая и качественная журналистика уделяла большое внимание удачным и неудачным проектам российского бизнеса в этом направлении, частным и межгосударственным соглашениям в этой области. Одновременно большое место в публикациях российской прессы занимают ситуации, связанные с объективным положением России как одной из ведущих энергодобывающих стран мира, отношениям по этому поводу с США, ЕС, Китаем, странами СНГ, с транснациональными компаниями.

Говоря об отражении в прессе проблем политической глобализации, следует сказать, что они стали составной частью политической практики нашей журналистики. Практически все актуальные современные события (Ирак, «цветные» революции, политика США, акты международного терроризма и пр.) рассматриваются журналистами с учетом глобального аспекта их проявления и значения. Так, события вокруг статуса Косово, по мнению западных и наших политиков и журналистов, несомненно, отразятся на положении с правом народов на самоопределение, с сепаратистскими движениями в целом ряде регионов мира, в частности, на постсоветском пространстве.

Особое внимание в публикациях нашей прессы занимает проблема места России в нынешнем глобальном мире, ее геополитического положения. Естественно, что в публикациях на эту тему находят выражение разные идеологические и политические подходы. Но главное – все подходы исходят из необходимости активной внешней политики России, создающей благоприятные внешние условия для стабильного развития страны. Другое дело – выбор конкретных партнеров в мире, определенных моделей политического развития, решений конкретных вопросов.

И коротко – о проблемах духовно-культурной глобализации на страницах российской прессы. Наиболее актуальны здесь вопросы влияния западной массовой культуры, западных ценностей и стандартов жизни на россиян, столкновение традиционных и современных начал в области культуры, взаимодействие культур в эпоху глобализации. Здесь также существуют различные подходы к данным проблемам, связанные с различием в мировоззренческих позициях разных групп общественности и представляющих их взгляды изданий.

-12-

Контрольные вопросы

Глобализация – естественное развитие или совершенно новый этап в развитии человечества?

Что характерно сегодня для экономической глобализации?

В чем суть политической глобализации мира?

Что означает в рамках процесса глобализации явление «экспорта демократии»?

Что такое альтерглобализация?

Кто относится к противникам глобализации?

Литература

Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. – М.: Междунар. отношения, 1999.

Бьюкенен П. Смерть Запада. – М.: АСТ, 2003.

Василенко И.А. Политическая глобалистика: Учеб. пособие. – М.: Логос, 2000.

Введение в политологию: Учеб. для вузов. – М., 2000.

Глобализация как социальный процесс: возможности и перспективы // Социология. – РЖ. – 1994.

Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. – М., 1990.

Игрицкий Ю. Национальное государство под натиском глобализации // Pro et Contra. – 1999. – № 4.

Кеннеди П. Вступая в двадцать первый век. – М., 1997.

Куда идет Россия? Общее и особенное в современном развитии / Под ред. Т.И. Заславской. – М., 1997.

Мир нашего завтра. Антология современной классической прогностики. – М.: Эксмо, 2003.

Нации и национализм. – М.: Праксис, 2002.

Платонов О.П. Русская цивилизация. – М., 1995.

Померанц В. Ступени глобализации // Вестник Европы. – 2002. – № 6.

Российская цивилизация: содержание, границы, возможности. – М.: Изд-во МГУ, 2000.

Солженицын А.И. Россия в обвале. – М.: Русский путь, 1998.

Суверенитет. Сборник статей. – М.: Европа, 2006.

Тойнби А. Цивилизация перед лицом истории. – СПб., 1996.

Уткин А.И. Мировой порядок XXI в. – М., 2001.

Чубайс И.Б. Россия в поисках себя. – М., 1998.

Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. – 1990. – № 3.

Фукуяма Ф. Великий разрыв. – М.: АСТ, 2003.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ, 2003.

Этос глобального мира. – М., 1997.

Периодика

Комплект журнала «Россия в глобальной политике».

Комплект журнала «Эксперт».

-13-

Глава II. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАК ПРЕДМЕТ РОССИЙСКОЙ ПЕЧАТИ

1. Демографические процессы в мире являются выражением глобального по своему значению явления – воспроизводства народонаселения Земли.

Глобальный характер демографических процессов состоит в том, что, во-первых, они охватывают человечество в целом и являются основой его существования, во-вторых, тем или иным способом связаны с важнейшими сторонами человеческой деятельности. Демографические процессы влияют на политические, экономические, социальные, духовные процессы. В свою очередь, изменения, происходящие в этих сферах, влияют на демографические процессы, их характер и способы осуществления.

Процесс воспроизводства народонаселения, проблемы, порождаемые им, создают в современном мире необходимость для отдельных обществ и государств, мирового сообщества в целом контролировать этот процесс. Это порождает демографическую политику, то есть политические, социальные, экономические, юридические, культурные и другие мероприятия, направленные на изменение количественных и качественных характеристик процесса воспроизводства населения. Следует также учитывать, что и люди – участники процесса воспроизводства населения – все в большей степени самостоятельно планируют и контролируют свое участие в этом процессе, что приходится учитывать в демографической политике.

Воспроизводство населения может носить характер расширенного воспроизводства и простого (когда просто сохраняется численность той или иной группы людей). Для понимания современных процессов важны также такие понятия как демографический взрыв (резкое усиление темпов роста населения) и такое противоположное ему по сути как депопуляция (сокращение количества населения в рамках отдельных государств и регионов).

Демография как наука анализирует также структуру народонаселения и изменения в ней (половозрастные характеристики), состояние и динамику рождаемости и смертности, состояние института брака и целый ряд других характеристик.

Анализ демографических процессов включает в себя и изучение целого ряда социальных характеристик состава и динамики народонаселения. В частности, распределения населения по регионам и государствам, расовый, конфессиональный и этнический состав населения как в целом в мире, так и внутри регионов, отдельных государств, образовательную, профессиональную и т.д. структуру населения.

2. Основная историческая тенденция мировых демографических процессов – рост народонаселения мира, принявший бурные темпы в XX в. К примеру, в XVIII в. население мира увеличивалось на 250 млн. за 75 лет, а сейчас такой рост происходит примерно за год. В настоящее время население Земли составляет свыше 6,5 млрд. человек.

Второе важное обстоятельство – рост средней продолжительности жизни человека, составлявшей еще две тысячи лет назад (в Римской империи) всего 30–40 лет. Это меняет возрастную структуру народонаселения, его

-14-

поколенческие характеристики, влияет на образ жизни, на социальную политику.

Какие механизмы задействованы в демографических процессах? На первых этапах становления и развития человечества это прежде всего естественные, биологические и природные факторы. Но постепенно эти механизмы усложнялись, принимая преимущественно социальный, то есть зависящий от социальных процессов, их направленности и динамики, характер.

Научное осмысление демографических процессов началось довольно поздно, в Новое Время, в самом передовом регионе тогдашнего мира – Западной Европе. Английский ученый Томас Мальтус, написавший «Опыт о законе народонаселения» (1798 г.), считал, что причина бедственного положения большей части тогдашнего населения Великобритании заключается в фундаментальной природной причине: «Воспроизводительная способность населения бесконечно более велика, нежели способность земли обеспечивать человека средствами существования». Из чего последующие поколения сторонников мальтузианства делали вывод о необходимости вмешиваться в этот естественный процесс, контролировать его ход.

Но относительный демографический кризис в Европе в XVIII–XIX вв., послуживший причиной такой научной теории, (рост народонаселения в год, составлявший в начале XVIII в. 1%, к концу века составлял 18%) был преодолен благодаря совокупности чисто социальных факторов:

– массовому переселению миллионов европейцев на другие континенты;

– первой в мире промышленной революции, что обеспечило Европу продовольствием и рабочими местами; бурному росту городского населения и сопровождавшим этот процесс повышению уровня жизни, изменениям в образа жизни.

В результате в XIX в. Население Европы выросло в четыре раза, а национальный продукт – в 14 раз.

Таким образом было на практике доказано, что социальные факторы в определенных обстоятельствах оказались гораздо более значащими, чем природный, в своем влиянии на процесс воспроизводства населения.

В середине XX в. Стало ясно, что демографические процессы носят системный характер и требуют для своего регулирования такого же системного подхода к ним. Иначе возникают такие явления как состоявшийся в этот период «демографический взрыв». Тогда в развивающихся странах Азии, Латинской Америки и Африки вследствие улучшения медицинской помощи населению при сохранявшихся высоких темпах роста населения резко уменьшилась детская смертность. Но ввиду сохранения архаичного образа жизни и слабого экономического развития это привело лишь к обострению демографической ситуации, ухудшению общих условий жизни в развивающихся странах. Негативные последствия этого были смягчены другим социальным фактором – произошедшей в те же годы «зеленой революцией» (внедрение в развивающихся странах новых высокоурожайных сортов зерновых культур, улучшение благодаря обучению культуры земледелия). Ряд стран, интенсивно развивающихся экономически и социально в последние десятилетия, сумели в целом преодолеть последствия резкого роста населения. Но многие – нет. И это

-15-

обстоятельство вело и ведет к социально-политической и экономической нестабильности, нищете, росту миграции из таких стран. В результате негативные последствия демографического взрыва эхом отозвались в странах «золотого миллиарда» (резкий рост незаконной миграции).

Некоторые характеристики современного демографического процесса. Относительно народонаселения Земли в целом существуют два прогноза на XXI в.:

– сохранение нынешних темпов роста народонаселения; провал попыток контролировать этот процесс;

– прекращение в силу определенных обстоятельств роста народонаселения к 2050 г. на уровне около 8–10 млрд. человек, затем возможно постепенное уменьшение численности человечества.

Все большее число специалистов в демографии в той или иной степени присоединяется ко второму прогнозу.

Говоря о современном состоянии демографических процессов, можно выделить две ведущие тенденции: депопуляция коренного населения в развитых странах и продолжающийся (в разной степени) рост народонаселения в большинстве стран развивающегося мира.

Депопуляция коренного населения европейских стран происходит в результате падения рождаемости в этих странах, что не восполняется даже высокой продолжительностью жизни в них. Необходимый уровень фертильности (число детей на одну женщину) для сохранения простого воспроизводства населения составляет 2,1. Но сейчас такое положение существует лишь в Исландии. Даже в католических странах региона (где церковь никогда не поощряла контроля рождаемости в семьях), в Италии он равен 1,5, в Испании – 1,7.

В последние десятилетия ряд стран Европы (например, Франция, Германия, Скандинавские страны) ведет активную демографическую политику, направленную на повышение рождаемости среди коренного населения. Она включает материальные поощрения и льготы для детей и их матерей и разнообразные социальные льготы (бесплатные детские сады, медицинские услуги и т.д.). Цель – повышение уровня рождаемости и возможности для матерей быстро вернуться (при наличии дефицита рабочей силы в этих странах) к трудовой деятельности. Все это позволило улучшить по сравнению с 60-ми гг. прошлого века демографическую ситуацию в Европе, но не дает возможности прекратить процесс депопуляции.

Развивающийся мир находится сейчас в сложной демографической ситуации. С одной стороны, в ряде богатеющих развивающихся стран вследствие индустриализации и урбанизации, распространения городского образа жизни уровень рождаемости снижается (в Южной Корее, например, средний уровень фертильности – 1,5). В других странах сохранение традиционного общества (Большая Деревня), низкий уровень развития экономики, религиозно-культурный тип жизни препятствуют этому процессу. Противоречия демографических процессов проявляются подчас внутри одной и той же страны. Китай, жесткими методами (и административными, и идеологическими, и

-16-

экономическими) осуществлявший на протяжении десятилетий лозунг «одна семья – один ребенок», а также бурно развивающийся экономически сумел затормозить рост населения страны. Но при этом столкнулся с парадоксальными последствиями такой политики. Имея избыточное трудовое население во внутренних районах страны, Китай в районах промышленно развитого Тихоокеанского побережья (в частности, в Шанхае) столкнулся с падением рождаемости, с недостатком кадров для интенсивно развивающейся там промышленности.

Рост народонаселения в развивающихся странах является дополнительным грузом, отягчающим решение и так острых социальных и экономических проблем. Каждый год в развивающемся мире надо создавать не менее 30 млн. рабочих мест для достигшего трудоспособного возраста населения. Количество голодающих в развивающихся странах достигает, по ряду подсчетов, 900 млн. человек. Во многих странах невозможно обеспечить жизнь человека на основе самых минимальных стандартов – 2–3 тыс. калорий и 2,5 литра воды в день. Естественно, это результат не только неконтролируемого роста населения, но это обстоятельство несомненно негативно сказывается на развитии экономики и уровне жизни в развивающихся странах.

3. Современная демографическая ситуация в России. Прежде всего, необходимо отметить, что она, в отличие от обыденных представлений, является порождением отнюдь не последних десятилетий. Еще во время переписи, проведенной в 80-е гг. в СССР, было отмечено падение уровня рождаемости среди славянских (и прибалтийских) народов. Это явилось следствием процессов, проходивших в стране с конца 20-х гг. и свойственных всем развитым обществам (индустриализация страны, урбанизация, изменения в связи с этим в образе жизни и системе ценностей). Среди других народов, населявших СССР и придерживавшихся традиционного образа жизни, с преобладающим сельским населением и иными этническими и конфессиональными нормами (Средняя Азия, прежде всего), наблюдалась более высокая рождаемость, обеспечивавшая расширенное воспроизводство данных этносов.

Демографическая ситуация в современной России гораздо сложнее и опаснее, чем это было в СССР. По мнению многих, она приобрела характер демографического кризиса. Во-первых, ставшая гораздо более однородной этнически (около 80% населения – русские) Россия унаследовала в еще более острой форме проблему падения рождаемости. Во-вторых, в современной России функционирует двойственная демографическая модель: как модель, свойственная развитым странам (падение рождаемости и следующая за этим депопуляция, 1,34 ребенка на женщину), так и модель, содержащая некоторые характеристики развивающихся стран, например, низкая средняя продолжительность жизни (для мужчин – 59 лет), гораздо более высокая по сравнению с развитыми странами детская смертность и смертность среди трудоспособного населения. В конце 1991 г. показатели смертности в России впервые превысили показатели рождаемости, началось сокращение коренного населения страны, продолжающееся по сей день. Высокая смертность и снижение средней продолжительности жизни во многом связано с такими социальными факторами как неудовлетворительное медицинское обслуживание населения, рост таких негативных явлений как алкоголизм,

-17-

наркомания, использование примитивных и опасных способов контроля рождаемости (аборты) изменения (не в лучшую сторону) в духовном состоянии общества, в институте брака. Сегодняшний результат таких процессов: за восемь лет – с 1992 по 2006 гг. – население страны сократилось со 148 с лишним миллионов до 142,7 млн. человек на 1 января 2006 г. Ежегодное сокращение численности коренного населения составляет 0,3–0,8 млн. человек (в зависимости от уровня рождаемости, смертности и величины миграционного прироста).

Демографическая ситуация в современной России порождает ряд потенциальных, а также непосредственных угроз в разных сферах жизни российского государства.

Во-первых, в условиях огромной страны и значительной пограничной линии возникает потенциальная угроза национальной безопасности, суверенитету страны. Речь идет прежде всего о недостатке людских военных ресурсов, о критическом уменьшении количества населения в стратегически важных районах страны. Сегодня, например, Россия испытывает на Дальнем Востоке (население – 7,5 млн. человек, причем за последние десять лет уменьшилось почти на три миллиона) потенциальное демографическое давление северных провинций Китая (население – несколько сот миллионов человек).

Во-вторых, депопуляция коренного населения в целом, критическая демографическая ситуация среди трудоспособного населения, негативные социальные характеристики значительной части его ведут к уменьшению количественно и качественно трудовых ресурсов страны. По мнению специалистов Центра макроэкономического анализа краткосрочного прогнозирования, в 2017–2020 гг. демографический фактор станет главным сдерживающим фактором роста эффективной современной экономики.

В-третьих, депопуляция численности коренного населения ставит под вопрос существование нынешней России как государства с определенными этническими, социальными, культурными характеристиками.

4. Российская журналистика и демографические проблемы.

В 90-е гг. демографическая ситуация в России была практически мало представлена в российской прессе. Это объяснялось общей ситуацией хаоса в стране, острыми политическими, экономическими и социальными конфликтами, бывшими в центре внимания прессы.

Ситуация начала меняться с конца 90-х, когда Россия вступила в период экономического роста и политической стабилизации. На фоне этих изменений стали отчетливее проявляться демографические угрозы для страны и необходимость проведения постоянной и эффективной демографической политики, что в начале века вызвало вынесение на повестку дня деятельности государства актуальных вопросов улучшения демографических показателей. Это стало особенно ясно с момента возникновения приоритетных национальных проектов в 2005–2006 гг., составной частью которых стала активная демографическая политика.

Демографическая ситуация представлена в российской прессе двояким образом. Во-первых, в узком смысле слова, как собственно вопросы воспроизводства населения тема и анализ проблем, вытекающих из существующих

-18-

сегодня демографических показателей. Во-вторых, как совокупность социальных проблем, с которыми напрямую или косвенно связаны демографические обстоятельства.

Образцом первого подхода может служить, например, дискуссия в российской прессе в 2006 г. по поводу мер, предложенных властью для стимулирования рождаемости в стране. Эти меры рассматривались прессой в контексте двух проблем: депопуляции коренного населения и низкого уровня рождаемости и высокой детской смертности как одной из причин этой депопуляции. Дискуссия поэтому разворачивалась в основном в двух аспектах:

– влияют ли материальные меры поощрения на рост рождаемости, что об этом говорит опыт развитых стран; является ли эффект от таких мер длительным и устойчивым или кратковременным; способно ли вообще материальное поощрение влиять на сложившиеся в российских семьях установки на число детей в семье;

– можно ли с помощью таких мер обеспечить рост коренного населения страны, в том числе значимого для ее будущего среднего класса; не окажется ли, что материальные меры поощрения рождаемости скажутся лишь на маргинальных группах населения и иммигрантах, в регионах, где и так высок уровень рождаемости.

К сожалению, третий аспект – высокая детская смертность – оказался в тени обсуждавшихся прессой вопросов, хотя национальная программа в области здравоохранения и предусматривает ряд мероприятий в этой области.

Второй аспект публикаций, где демографическая ситуация присутствует в содержании материалов лишь косвенно, можно проследить на серии материалов, появившихся в 2006 г. в московской городской прессе и посвященных проблеме нехватки детских садов в столице. Рассматривая предложенную московской властью программу ускоренного строительства детских садов, московская пресса сосредотачивала внимание на социальных аспектах проблемы (очереди, коррупция, невозможность для женщин быстро вернуться на работу). Сама же причина подобной ситуации (в Москве за последние годы повысился уровень рождаемости, уменьшилась детская смертность) находилась на периферии внимания журналистов, хотя и упоминалась.

В интересующем нас плане массовая российская пресса выполняет в основном информационную функцию, публикуя те или иные демографические новости, а также обращаясь к темам сенсационного характера, житейским историям. В целом же роль массовой прессы в освещении демографических вопросов еще недостаточно велика. Хотя стоит отметить, что сегодня региональная печать стала заметно активнее в этом плане, сосредотачиваясь на местных региональных демографических проектах, острых социально-экономических последствиях демографического кризиса в своих регионах, способах их исправления.

Иначе дело обстоит с качественной прессой (ежедневными изданиями, еженедельниками, журналами политической, социальной и экономической ориентации). Здесь в последние годы выросло количество журналистских

-19-

материалов, выступлений специалистов и экспертов, число дискуссий и обсуждений, посвященных демографической ситуации в России. В частности, стоит упомянуть публикации в «Известиях», «Российской газете», журналах «Эксперт», «Профиль» и др. Последовательно и разнообразно рассматриваются вопросы государственной демографической политики на специальных страницах газеты «Известия». Следует отметить и повысившееся внимание телевидения к данной теме (программа «Что делать?» на канале «Культура», ток-шоу «Народ хочет знать» на ТВЦ). Выросло и число сайтов в Интернете, где специалисты и общественность обсуждают состояние демографических процессов в стране.

Стоит отметить, что за исключением незначительного меньшинства все политические и социальные силы страны признают значимость демографических процессов в стране, их важность для будущего России. При этом они нередко расходятся в направлениях их решения, а главное – зачастую не предлагают реальных способов их разрешения. Естественно, что это отражается и на содержании российской прессы, зачастую лишь фиксирующей наличие тех или иных проблем и тенденций. Вместе с тем недавняя дискуссия вокруг предложений о поощрении рождаемости в стране, ряд аналитических материалов по другим аспектам демографической политики в стране (интересна, например, статья главы Центра стратегических исследований Михаила Дмитриева в «Известиях», считающего наиболее реальным путь качественного улучшения имеющихся сегодня в стране трудовых ресурсов – «Какой будет Россия в 2020 году или Нужен ли нам демографический взрыв» – «Известия», 13.04.2007) показывают, что в условиях свободного и заинтересованного, квалифицированного обмена мнениями возникает возможность трезво и реалистично оценить ситуацию, слабые и сильные стороны предлагаемой государством обществу демографической политики.

На наш взгляд освещению этой проблемы в российской прессе присущ и ряд других недостатков. К сожалению, при освещении этой общенациональной проблемы сказывается, в негативном плане, ангажированность наших СМИ. В публикациях ряда СМИ вдруг оживают прежние приемы пропаганды и агитации, некритического и поверхностного одобрения вех действий властных структур. Другие же СМИ, наоборот, исходят из позиции абсолютной оппозиционности всем действиям государства. Следует также отметить, что целый ряд демографических проблем находится вне поля интереса журналистики. Это касается, например, проблемы высокой смертности среди трудоспособного населения.

Эффективность участия российской прессы в решении актуальных демографических проблем зависит, с одной стороны, от того, насколько готово общество (и прежде всего, специалисты, эксперты, влиятельные политические и общественные силы) к квалифицированному и непредубежденному обсуждению этих вопросов, выдвижению реальных идей и конкретных проектов, а с другой, насколько власть способна прислушиваться к общественному мнению, насколько учитывает звучащие в СМИ мнения и предложения по демографической политике российского государства.

-20-

Контрольные вопросы

Чем различны в демографическом процессе развитые и развивающиеся страны мира?

Что такое демографический взрыв?

Какие задачи решаются с помощью демографической политики в развивающихся странах?

Что такое депопуляция народонаселения?

В каких странах происходит депопуляция коренного населения?

К какой группе стран принадлежит по демографической ситуации Россия – к развитым или развивающимся?

Какие меры предложены российским правительством по повышению уровня рождаемости?

Угрожает ли демографический кризис в России национальной безопасности и если да – то как?

Литература

Демография: Учеб. / Под общ. ред. Н.А. Волгина. – М.: Изд-во РАГС, 2003.

Демографический ежегодник России, 2005: Стат. сб. / Госкомстат России. – М., 2005.

Кеннеди П. Вступая в двадцать первый век. – М., 1997.

Куда идет Россия? Общее и особенное в современном развитии / Под ред. Т.И. Заславской. – М., 1997.

Российская цивилизация: содержание, границы, возможности. – М.: Изд-во МГУ, 2000.

Солженицын А.И. Россия в обвале. – М.: Русский путь, 1998.

Уткин А.И. Мировой порядок XXI в. – М., 2001.

Этос глобального мира. – М., 1997.

Глава III. МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ КАК ПРЕДМЕТ РОССИЙСКОЙ ПЕЧАТИ

1. Миграционные процессы являются отражением перемещений людей, связанных, как правило, со сменой места жительства.

Миграция – явление достаточно сложное по причинам, способам, целям осуществления.

Так, она может быть вызвана причинами разного рода: экономическими, религиозными, политическими, этническими и др.

Миграция может носить вынужденный характер и добровольный. Она может быть организованной и стихийной.

В большинстве случаев характеристика миграционных процессов может сочетать в себе несколько признаков. Первоначальная миграция англичан в Австралию была вынужденной (ссыльные каторжане и охранявшие их военные), организованной (в Австралию ссылали по приговору суда, перевозили на судах Британской империи), она была связана, в конечном счете, с задачей колонизации малонаселенного материка.

-21-

С точки зрения правовой различаются миграция легальная (на основе законодательства стран отъезда и прибытия) и нелегальная, то есть незаконное прибытие и пребывание в стране нового места жительства.

Различаются также внешняя миграция (за пределы страны) и миграция внутренняя (перемещения людей внутри страны: из региона в другой регион, из деревни в город и т.д.).

Миграция бывает безвозвратная (с окончательной сменой места жительства), временная (переселение на продолжительный, но ограниченный срок) и сезонная(перемещения в определенные сезоны года).

На причины, темпы и направленность современной массовой миграции влияют:

Ÿ           глобализация международной экономической системы;

Ÿ           усиление разрыва в качестве жизни между развитыми и развивающимися странами;

Ÿ           улучшение средств связи и транспортных систем;

Ÿ           расширение информационных связей в мире, лучшее знание его;

Ÿ           либерализация миграционных законодательств в развитых странах;

Ÿ           усилившаяся в силу процессов глобализации «революция ожиданий» среди населения бедных стран.

2. В историческом плане перемещения людей стары как само человечество, само развитие его представляло постепенное освоение людьми мировых пространств со сменой места жительства. В истории цивилизации известны великие перемещения кочевых народов Древнего мира, завоевательные походы, связанные с возникновением великих империй, переселением завоевателей на новые земли. Различны лишь способы и причины их осуществления.

Исторические пути миграции в Новое Время

XVIII–XIX вв., начало XX-го – из Европы и Евразии на Юг и Восток, в Америку. В 1840–1930 гг. по этому направлению эмигрировали 50 млн. европейцев. Основные направления миграции – Северная Америка, Австралия, Южная Америка, Индостан, Африка, Сибирь и Дальний Восток, основу процесса составляла колонизация других стран и территорий, приведшая в ряде случаев к возникновению новых государств, на европейской расовой и этнической основе (США, Канада, Австралия). Одновременно росло число европейцев в структуре народонаселения мира. Тогда в результате процесса миграции из Европы произошла своеобразная мировая демографическая революция «вестернизации»: доля европейцев в мировой структуре населения увеличилась с 22% в 1800 г. до 30% – в 1930 г.

Вторая половина XX в. характеризуется сменой вектора массовых миграционных процессов. Миллионы европейцев (например, англичане из Африки и Индии, русские из Средней Азии) вернулись на историческую родину. Миграция резко изменила направление: теперь она идет с Юга и Востока – в развитые страны мира. Изменились и причины, миграцию питают в основном экономические обстоятельства жизни людей, покидающих свои страны. На нее влияют также военные и этно-конфессиональные конфликты в развивающихся странах, политические преследования и пр.

-22-

Первая значительная волна миграции в Европу – 50–60 гг. XX в. Она носила трудовой, во многом организованный, характер: восстанавливавшаяся после войны Европа, потерявшая в ней миллионы сограждан, нуждалась в дешевой рабочей силе. Из 30 млн. трудовых мигрантов, приехавших тогда, в 1995 г. остались жить с семьями в Европе 13 млн. (например, турки в Германии) и стали в основном гражданами европейских стран. Во Франции сегодня легально проживают 5 млн. только мусульман, в основном из стран Магриба.

Современная миграция в развитые страны порождает ряд острых проблем. Выросла нелегальная миграция из стран Африки и Азии в Европу, из Латинской Америки в США (там живут и работают сегодня примерно 10 млн. нелегальных мигрантов). Часть иммигрантов в основном интегрировалась в структуру развитых стран, получили образование и работу, некоторые частично ассимилировались. Но часть иммигрантов, особенно новых, во многом чужды и даже враждебны европейской цивилизации, эксплуатируют ее социальную систему обеспечения, замыкаются в своеобразных этнических гетто, не приемлют европейских ценностей и норм жизни. Идейные и организационные сети мирового терроризма во многом завязаны на иммигрантских структурах в Европе. Следует также отметить, что этнические и религиозные изменения в составе населения современной Европы уже явно влияют на политику ряда государств континента, вынужденных учитывать это обстоятельство.

Современная миграция с Юга на Север вызвана не только проблемами бедного Юга, но и богатого Севера. Замещающая иммиграция является по сути единственной возможностью ответить на демографические проблемы развитого мира. По прогнозам ООН к 2050 г. население Европы и Японии резко сократится (например, в Италии и Болгарии на 25–30%). Количество трудоспособных лиц в отношении к лицам старше 65 лет сократится более чем наполовину: с 4 или 5 до 2. В России с 5,6 до 2,4. Это ставит под угрозу концепцию и практику социального государства, в частности, систему социального обеспечения пенсионеров и нетрудоспособного населения в целом в развитых странах.

Миграция обеспечивает практически весь прирост населения в Европе: 36% – в 60-е гг., 48% – в 70-е гг., почти 90% – в 90-е гг. В Германии и Италии прирост населения идет исключительно за счет иммигрантов.

В результате число иммигрантов и их потомков в 2040 г. составит, например, в Германии и Италии – от 30 до 39%. Эти структурные (этнические и конфессиональные) изменения в составе населения неизбежно вызовут сложные и противоречивые последствия.

В США также происходят сложные структурные изменения в этническом составе населения. По целому ряду прогнозов к середине XXI в. на первое место среди этнических общностей в стране выйдут выходцы из Латинской Америки, рождаемость среди которых самая высокая по сравнению с другими этническими общностями.

4. В условиях депопуляции коренного населения России, по мнению экспертов ООН и российских демографов, необходим для обеспечения сохранения населения миграционный приток около 500 тыс. человек в год на постоянное жительство в стране.

-23-

Кроме того, страна нуждается во временных иммигрантах для обеспечения развивающейся экономики трудовыми ресурсами.

Сегодня миграция в Россию носит в основном характер временной трудовой (в значительной степени нелегальной). Основные потоки миграции в Россию из стран СНГ – Таджикистана, Украины, Молдавии, стран Закавказья и др. Есть некоторый приток мигрантов из Китая, Вьетнама. К сожалению, данные по количеству мигрантов в стране, особенно нелегальных, (официальные и экспертные) весьма расходятся – от 2–3 до 13 с лишним миллионов. Это объясняется отсутствием визовой границы с большинством стран СНГ, сложностями официальной регистрации иммигрантов в России, высоким уровнем коррупции в этой сфере. Кроме того, Россия выступает как трафик миграции из стран Азии в Европу.

Миграция из России носит ограниченный характер – около 100 тыс. человек в год. Однако следует отметить, к сожалению, большей частью высокое качество этой миграции (молодые люди с высшим образованием, ученые, врачи, инженеры).

В основном к концу прошлого века завершился переезд в Россию русских и части русскоязычных жителей новых независимых государств, вызванный конфликтами в этих государствах и ущемлением прав русскоязычного населения. Миграционный прирост, составивший в 1994 г. 841 тыс. человек, уже в 1998 г. снизился до 300 тыс. человек.

Сегодняшняя миграция носит преимущественно экономический характер и вызвана сравнительно более благоприятными условиями работы и жизни в России.

Особенности отношения населения страны к процессу миграции в Россию и отличительные свойства данного процесса:

– иммигрантофобия – она вызвана как экономическими причинами (соперничество за лучшие рабочие места), так и социально-психологическими (после распада СССР естественно нарастание в стране национализма и бытовой ксенофобии), культурным конфликтом и пр.; как показывают опросы общественного мнения, значительное число россиян негативно относится к иммигрантам, причем и русского происхождения;

– нерегулируемость расселения мигрантов в России (в основном они оседают в Москве и других экономически развитых центрах), что ведет к напряженности и конфликтности на этой почве;

– расселение и общение по общинно-групповому признаку, что ведет к ухудшению условий адаптации приезжающих к новым социальным и культурным условиям жизни, поддержанию чуждых новой среде прежних стереотипов и навыков жизни и общения, возникновению негативных явлений, например, организованной этнической преступности;

– преобладание среди иммигрантов людей мало и низкоквалифицированного труда (с точки зрения трудовых навыков, уровня образования, знания русского языка, привычки к городскому образу жизни).

Отношения коренных жителей и мигрантов принимают зачастую не межличностный, а межгрупповой характер. Это не сближает, а отталкивает, создает основу для межгрупповых конфликтов.

-24-

В России продолжается и традиционная внутренняя миграция населения. Ее основные маршруты: с Крайнего Севера в центр и на юг (что носит во многом положительный характер, ввиду тяжелых условий для жизни, зачастую организуется и поддерживается промышленными компаниями и государством) и с востока – на запад и юг (что стало угрожать национальной безопасности, прежде всего на Дальнем Востоке). Необходимо также отметить миграцию с Северного Кавказа, вызванную преимущественно высоким уровнем безработицы в этом регионе, а также конфликтами в данном регионе.

Анализ ситуации в целом позволяет выделить следующие основные проблемы, связанные с управлением миграционными процессами:

– отсутствие или недостаток в благоприятных социальных и социально-психологических условий миграционного климата в стране;

– отсутствие целевой непротиворечивой миграционной политики;

– несоответствие требуемых и ожидаемых целей миграционного процесса реальным результатам.

Конечно, за последние годы в этой сфере произошли, в том числе и в результате влияния общественного мнения и СМИ изменения. Так была смягчена ранее жестко запретительная концепция миграционного законодательства. В него, в частности, вошли поправки, нацеленные на облегченный прием желательных для страны иммигрантов (квалифицированных специалистов, в частности). Принята, хотя и весьма запоздало, программа мер по привлечению в Россию соотечественников из-за рубежа. Предложена и программа привлечения мигрантов (внешних и внутренних) в значимые для безопасности и экономического развития страны регионы (например, на Дальний Восток). Проводятся разного рода акции по поводу незаконных трудовых мигрантов, позволяющие легально обеспечить их присутствие на рынке труда в стране.

5. Освещение миграционных процессов в российской прессе.

Прежде всего, стоит отметить, что наша пресса (что не характерно в целом для нее) весьма полно освещает проблему миграции в целом в мире, рассматривая мировые события в этой сфере как значимые для России (в положительном или отрицательном плане). С этой точки зрения особенно примечательно широкое освещение в российской прессе событий во Франции в 2006 г. (волнения молодежи в кварталах крупных городов, населенных преимущественно иммигрантами – выходцами из стран Магриба и ряда других стран). В российской прессе прошли даже дискуссии по этому поводу, были высказаны несколько точек зрения на причины этого – от этнокультурной до социальной, от недостатков социально-миграционной политики французских властей до невозможности решить эту проблему вообще. Кроме того, в ряде изданий («Известия», «Коммерсантъ» и др.) с участием экспертов обсуждался вопрос о возможности таких событий в России, где в крупных городах также возникают поселения иммигрантов, основанные на этноконфессиональной близости.

Что касается собственно миграционных проблем в России, то здесь следует отметить разные подходы массовой и качественной прессы к ним. Для массовых изданий характерен упор на чисто информационное освещение этих проблем. Кроме того, они чаще всего описывают негативные последствия миграционных процессов: участие мигрантов в наркоторговле, существование этнических преступных сообществ, нарушения нелегалами правил

-25-

миграции. Для массовых изданий характерно и определенное нагнетание страстей среди читателей по поводу этих проблем, использование зачастую не очень достоверной статистики. В массовой прессе почти не присутствуют позитивные примеры осуществления миграции, вклада иммигрантов в экономическую деятельность в стране, успешной интеграции иммигрантов в российскую жизнь.

Естественно, что качественные российские издания рассматривают миграционные процессы в несколько ином ракурсе. Во-первых, анализируя их роль в значимых для России политических, экономических и иных обстоятельствах. Стараясь при этом отделять уже сложившуюся вокруг миграции мифология и слухи от реальных обстоятельств происходящего. Интересным в этом плане было обсуждение на страницах «Известий» проблемы «желтой опасности» – так иногда называют проблему миграции из Китая в Россию. В ходе его были подвергнуты доказательной критике бытующие в обществе мнения о миллионах китайцев – нелегальных мигрантах, о близкой колонизации ими Дальнего Востока и части Сибири, о вытеснении там русских из сферы производства и др. В то же время обсуждение (репортажи корреспондентов газеты, оценки экспертов, мнения читателей) еще раз подтвердило наличие «болевых точек» на Дальнем Востоке: отток коренного населения, низкий уровень социальной обеспеченности, недостаток квалифицированной рабочей силы, упадок в сельском хозяйстве региона и др.

Усиление миграционной политики привело в последнее время к тому, что государственные средства массовой информации стали уделять большее внимание ряду государственных программ в области миграции: эксперименту в нескольких регионах страны по привлечению переселенцев (как из других регионов России, так и из стран СНГ), программе возвращения в страну соотечественников из стран СНГ, социальному положению трудовых мигрантов.

В то же время на фоне информационного внимания к проблеме миграции еще очевиднее стали пробелы в деятельности и властей, и СМИ.

Возьмем, к примеру, проблему нелегальной трудовой миграции. По ряду данных (они несколько разнятся) в России трудятся нелегально 10–15 млн. человек. Это порождает ряд негативных экономических и социальных последствий для страны. Часть из них освещается в российской прессе. Однако вне поля внимательного расследования и анализа остаются узловые моменты проблемы: почему практически уходят от правовой ответственности российские предприниматели, использующие дешевый и, по сути, рабский труд нелегальных эмигрантов, как создать (и тем самым избежать коррупции чиновников и сотрудников правоохранительных органов) эффективную систему регистрации трудовых мигрантов, создать на основе межправительственных соглашений систему организованного набора на работу в России и целый ряд других. Лишь с 2006 г. в прессе стали появляться материалы о привлечении на работу в России людей квалифицированного труда (например, репортажи из Тамбовской области о работающих там медицинских специалистах из среднеазиатских республик).

Одна из ключевых проблем – создание в России благоприятного социального климата для мигрантов и переселенцев, задача, в решении которой может сыграть большую роль российская пресса. К сожалению, сегодня ситуация в этом плане неблагоприятная, в обществе существует предубеждение даже к русским, вынужденным

-26-

вернуться из других стран СНГ. А количество материалов, посвященных этой проблеме, показывающих вклад иммигрантов, переселенцев в российскую жизнь, посвященных трудным человеческим судьбам, крайне невелико.

2006 г. стал показателен с той точки зрения, что проблемные вопросы внешней и внутренней иммиграции стали детонатором ряда социальных процессов, которые приобретают взрывной и опасный для государства и общества характер. К этому можно отнести возникновение довольно популярного в ряде регионов Движения против нелегальной иммиграции, массовые выступления в Кондопоге и других городах страны. Ответные меры власти (новые способы регулирования миграции – квоты, ограничение для мигрантов некоторых видов трудовой деятельности) еще должны будут пройти проверку на эффективность.

В результате можно сделать следующий вывод. За последние годы в России стала осуществляться (пусть и непоследовательно) определенная миграционная политика, связанная с тем, что наконец-то осознана главная проблема: стране (чтобы избежать демографического краха) необходимо принимать каждый год несколько сот тысяч иммигрантов на постоянное место жительства, а также необходимы (в силу экономического роста) дополнительные трудовые ресурсы. Однако деятельность российской прессы (несмотря на значительное увеличение миграционной тематики в ее содержании) еще не полностью отвечает значению этой проблемы для настоящего и будущего страны.

Контрольные вопросы

Приведите самое общее понятие миграции.

Каковы способы осуществления миграции в истории человечества?

Почему мы говорим об эпохе «вестернизационной» миграции? С какими событиями это связано?

Основные современные потоки миграции.

Чем легальная миграция отличается от нелегальной?

Чем была вызвана миграция в Россию в начале и середине 90-х гг.?

Главная причина нынешней миграции в Россию?

Почему современные мигранты вызывают социально-политическую напряженность в России?

Литература

Гриценко В.В. Социально-психологическая адаптация переселенцев в России. – М.: РАН, Институт психологии, 2002.

Иноземцев В.Л. Иммиграция: новая проблема нового столетия (Историко-социологический очерк) // Социологические исследования. – 2003. – № 4.

Метелев С.Е., Метелев С.Ф., Метелев Ф.С. Международная трудовая миграция и нелегальная миграция в России. – М.: ЮНИТИ–ДАНА, 2006.

Миграция и безопасность в России / Под ред. Г. Витковской и С. Панарина. – М.: Интердиалект+, 2000.

-27-

Вишневский А.Г., Андреев Е.М., Трейвиш А.И. Перспективы развития России: роль демографического фактора. – М.: Институт экономики переходного периода, 2003.

Демографический фактор в социально-экономическом развитии региона / Под ред. В.А. Ионцева. – М.: ТЕИС, 2004.

Ионцев В.А. Международная миграция: теория и история изучения. – М.: Диалог-МГУ, 1999.

Ионцев В.А. Международная миграция населения и демографическое развитие России // В серии «Международная миграция населения: Россия и современный мир». Вып. 5. – М.: Диалог-МГУ, 2000.

Ионцев В.А., Ивахнюк И.В. Россия в мировых миграционных процессах: тенденции последнего десятилетия (1992–2001) // Мир в зеркале международной миграции. Науч. серия «Международная миграция населения: Россия и современный мир». Вып. 10. – М.: МАКС-Пресс, 2002.

Население России на рубеже XX и XXI веков. – М.: МАКС Пресс, 2004.

-28-

Глава IV. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В РОССИЙСКОЙ ПЕЧАТИ

Экологическая проблематика является одним из важнейших тематических направлений современных российских СМИ. Сегодня практически ни одно средство массовой коммуникации не обходится без экологической информации. Среди журналистов нового поколения бытует мнение, что экология пришла в журналистику совсем недавно, в перестроечные и постперестроечные годы. Однако это совсем не так. Экологические публикации на страницах советской прессы появились в начале 70-х гг. прошлого века, а уже к середине 80-х они заняли прочные позиции во многих изданиях.

Сегодняшним журналистам, пишущим на экологические темы, необходимы хотя бы начальные знания проблемы и представления об ее исторической трансформации.

Термин «экология» происходит от соединения двух слов: греческого «ойкос» – дом, жилище, местопребывание и «логия» – наука. Впервые он был предложен научному миру немецким ученым Э. Геккелем в 1866 г. Экологией он предлагал называть науку об отношениях растительных и животных организмов и образуемых ими сообществ между собой и окружающей средой. С середины ХХ в. в связи с усилившимся негативным воздействием человека на природу складывалось новое представление об экологии как о науке, изучающей закономерности взаимодействия общества и окружающей среды, включающей в себя различные философские, политические, нравственные, социологические, экономические, географические и другие аспекты. Так возникла социальная экология или, как ее еще называют, экология человека. Постепенно формировались и ее различные направления, например, экология города, техническая экология, экологическая этика и др. В этом смысле сегодня уже можно говорить об «экологизации» всей современной науки.

«Экологический бум» на Западе начался в середине 60-х гг. прошлого века. В 1965 г. известный французский ученый Ж. Дорст издал книгу «До того, как умрет природа», которая произвела эффект разорвавшейся бомбы. Многостраничный научный фолиант содержал ужасающие факты прогрессирующей деградации природы в результате неразумной человеческой деятельности. В последнем разделе книги ученый попытался предложить человечеству выход из надвигающейся экологической катастрофы, который он видел в человеческой любви ко всему живому на Земле. «Природу спасет любовь» – этот тезис был поистине революционным для того времени.

В 1968 г. по инициативе итальянского бизнесмена Аурелио Печчеи была создана международная общественная организация «Римский клуб», объединившая около 100 ученых, общественных деятелей и руководителей международных корпораций и фондов из разных стран. Члены клуба активно занялись исследованием перспектив развития человечества в эпоху научно-технической революции. В так называемых «докладах» Римскому клубу ученые впервые заявили о существовании глобальных проблем человечества, независимо от социально-политического уклада и уровня жизни отдельно взятой страны. Экологическая проблема была названа одной из

-29-

важнейших глобальных проблем современного мира. Новаторство научных исследований членов Римского клуба заключалось в системном и интегральном подходе к триаде «Общество–Экономика–Природа». Создатель Римского клуба – А. Печчеи – на основе первых результатов научной деятельности организации опубликовал книгу «Человеческие качества», которая на Западе была поистине бестселлером. Сегодня Римский клуб успешно продолжает научную деятельность, призывая разумных людей всего мира остановить губительный процесс разрушения природы планеты. В последнее время учеными были созданы 10 сценариев развития мира: от наиболее оптимистического до катастрофического, причем были конкретно оговорены даже сроки перехода от одного сценария к другому Оптимистичный вариант, по мнению ученых, мы уже «прозевали» и если ничего не предпримем, то будем неуклонно двигаться в сторону катастрофы в мировом масштабе. Несмотря на всю образность мышления, научное предвидение не обманывает ученых, и подтверждением этого являются хотя бы погодные аномалии, свидетелями которых мы становимся сегодня.

В 1972 г. под эгидой ООН прошел первый международный Конгресс, посвященный проблемам взаимоотношений человеческого сообщества и природы планеты Земля. Он положил начало подписанию многочисленных двухсторонних и многосторонних договоров в экологической сфере между различными странами, а также активизации деятельности государственных и общественных экологических организаций.

Внимание мировой общественности к экологическим проблемам отразилось и на нашей стране. На страницах советских газет и журналов стали появляться материалы о тревожной экологической ситуации в мире. Целые полосы «Литературной газеты» были посвящены грядущим катастрофам (например, «Океан погибнет в 1980 году»). Советская пресса тех лет уделяла значительное внимание любым проявлениям экологического кризиса на Западе, любым международным соглашениям в этой области. Однако когда речь заходила о внутренних проблемах, тон публикаций кардинально менялся. Да, советское общество признает, что научно-техническая революция наносит некоторый ущерб природной среде, но общенародная форма собственности и государственное планирование, существовавшие в СССР, являются эффективными гарантами преодоления некоторых экологических противоречий – этот тезис был основным рефреном многих пропагандистских материалов по проблемам экологии.

Экологическая информация в СМИ была под жестким цензурным контролем, хотя некоторые объективные данные о состоянии природы страны становились достоянием аудитории, поэтому необходимо было, как всегда, найти виновных. И они были найдены. В первую очередь это были браконьеры и туристы, а во вторую – «некоторые нерадивые хозяйственники», которые в угоду узковедомственным интересам загрязняют окружающую среду. Фельетоны и судебные очерки становились привычными как в центральной, так и в местной прессе, когда речь шла об отдельных экологических правонарушениях.

Против такой постановки проблемы возражений нет, однако, хотелось бы заметить, что за такими сюжетами и материалами прятались в высоких кабинетах истинные «преобразователи природы», которые были журналистам, как говорится, «не по зубам». Журналисты тех лет не могли посягать на основу основ – социально-политическое и

-30-

экономическое устройство общества, которое являлось первопричиной экологического неблагополучия.

Во времена перестроечных преобразований нашей стране в конце 80-х – начале 90-х гг. был снят запрет на информацию многих сфер жизни: политику, экономику, историю, мораль. Экологическая информация, бывшая до этого времени под строжайшим цензурным запретом, оказалась во многом доступной аудитории СМИ. Практически вся она была со знаком «минус». Для этого были как объективные, так и субъективные причины. Объективно экологическая обстановка в стране была кризисной, однако в выступлениях некоторых людей явно прослеживались субъективные политические амбиции: на экологической «волне» можно было быстро взойти на политический Олимп. Эти годы были наполнены выборами в разные органы власти, и редко кто из кандидатов не разыгрывал в своей предвыборной борьбе экологическую «карту».

Экологическая проблематика на страницах советских газет и журналов существовала в традиционных жанровых формах: экологическая рубрика (например, «Окно в природу» известного журналиста-эколога В.М. Пескова в «Комсомольской правде»), экологическая полоса (например, «Природа и мы» в «Литературной газете»),экологическая «газета в газете» в районных, областных и краевых изданиях. Однако в огромной стране, каким был Советский Союз, существовало всего одно общесоюзное издание экологической направленности – журнал «Человек и природа», созданный по решению ЦК КПСС в 1981 г. (сегодня он известен читателям как журнал «Свет»).

Девяностые годы – время расцвета экологической журналистики. В апреле 1990 г. вышла первая еженедельная российская экологическая газета «Зеленый мир». В ноябре 1990 г. появилась «Экологическая газета», которая имела статус международной, печаталась в Финляндии и распространялась во многих международных странах. В феврале 1991 г. появилась Всесоюзная экологическая газета «Спасение», аудиторией которой были государства СНГ и бывшего Союза.

По-разному сложилась судьба этих изданий. «Экологическая газета» просуществовала недолго и закрылась вследствие финансовых трудностей. Газета «Спасение» переходила из рук руки. Последним ее издателем было Министерство природных ресурсов, однако, оно сочло ее выпуск нецелесообразным, так как одновременно со «Спасением» выпускает еще одну экологическую газету – «Ресурсно-природные ведомости». Газета «Зеленый мир» продолжает выходить до сих пор, однако ее аудитория за эти годы не изменилась, поэтому ее трудно назвать массовой.

Одновременно с газетами появились и центральные экологические журналы. Продолжил свое издание журнал «Свет», с марта 1990 г. начал выходить журнал «Экос», адресованный «широкой российской и международной общественности, политическим и общественным деятелям, тем, кто принимает решения в экологической сфере». Однако этот журнал, выходивший четыре раза в год на русском и английском языках, в большей степени был нацелен на зарубежную аудиторию. Отличная полиграфия, большое количество качественных фотоиллюстраций, скорее очерковый, нежели проблемный характер материалов – все это свидетельствовало о преемственности данного

-31-

издания тем, которые были характерны для изданий бывшего АПН (Агентство печати «Новости»).

В 1992 г. на российском информационном рынке появилось сразу два новых экологических издания: журнал «Евразия-Мониторинг» и информационный бюллетень «”Гринпис” в России». Журнал «Евразия-Мониторинг» издавался экологическими министерствами девяти стран СНГ, а «родителем» «Гринписа» было российское отделение известной международной неправительственной организации.

В этот период лишь на территории России было создано более 160 самостоятельных экологических изданий: газеты, журналы, вестники, бюллетени и дайджесты. Большинство из них по разным причинам уже прекратили свое существование.

Сложная ситуация в современной России – не лучшее условие для процветания экологической прессы, которая даже в развитых западных странах не пользуется большой популярностью, в отличие от политической, деловой и развлекательной журналистики. Однако экологическая проблематика – уже привычный и неотъемлемый атрибут современной российской журналистики.

Экологическую проблематику российской прессы можно охарактеризовать как совокупность материалов, в которых анализируются различные проблемы взаимодействия основных компонентов современного мира: общества, экономики, природы. Различают количественную и качественную характеристики экологической проблематики. Количественная характеристика исходит из частоты публикации экологических материалов в том или ином печатном издании. Есть издания, в которых экологические материалы появляются крайне редко, например, «Новая газета» или еженедельник «Версия». Экологический аспект может появиться в публикациях как элемент содержания новостного или расследовательского материала, или как необходимый аргумент в ходе политического, экономического или социального анализа. Некоторые газеты и журналы, занимаясь своей особой специфической деятельностью, иногда рассматривают ее через экологическую призму: экологические аспекты в материалах таких изданий органичны. К ним можно отнести газеты и журналы по интересам: «Дачники», «Мир садовода», «АИФ на даче», «Сад своими руками», «АИФ здоровье», «Помоги себе сам», «ЗОЖ», «Лечебные письма» и т.д. В некоторых изданиях экологические материалы на протяжении многих лет появляются часто (например, газета «Комсомольская правда»). Но есть издания, в которых экологические материалы публикуются постоянно, так как именно они является смыслом их существования – это специализированная экологическая пресса.

Важная особенность современного состояния экологических СМИ – это возможности знакомства с изданиями этой направленности с помощью Интернета. В конце прошлого века и в начале нынешнего наблюдается буквально бум возникновения электронных версий изданий, а также самостоятельных интернет-СМИ. В сети Интернета равно присутствуют как общероссийские, так и провинциальные газеты, журналы, агентства. Существенно, что именно региональная пресса лидирует в освещении экологических проблем. Лидером изданий в этом отношении остается нижегородская газета «Берегиня», освещающая не только проблемы Нижегородской области, но и транслирующая

-32-

общероссийский и зарубежный опыт. Потеряв значительно в бумажном тираже, она все же продолжает выходить в двух версиях – печатной и электронной. Можно сослаться и на опыт официального вебсайта Рязанской экологической группы «Зеленый луч» (http://www.seu.ru/members/greenbeam/greenbeam.htm). Еще недавно «Зеленый луч» был скромной газетой небольшого формата. Теперь это полновесная информационная структура, предполагающая качественную экологическую информацию, которой читатели доверяют.

Тот же путь прошла и карельская экологическая газета «Зеленый лист» (http://zellist.narod.ru/).

В целом СМИ не остаются равнодушными к экологическим проблемам. Более того, даже традиционные печатные издания, осваивая сетевую нишу, уделяют экологической проблематике значительное внимание. Многие электронные издания пользуются хорошо отлаженной обратной связью. Появилась возможность интерактивного взаимодействия между коммуникатором и адресатом: электронная почта, интерактивные пресс-конференции и многое другое. Экологические проблемы теперь волнуют не только специалистов, они все активнее вторгаются в повседневную жизнь людей. Расширяется тематика информации в СМИ, идет поиск решений экологических проблем, для которого требуется взаимодействие различных слоев общества.

В настоящее время появились и разнообразные электронные экологические издания: бюллетени «Анти-атом Пресс», «Проблемы химической безопасности», «Кислотный дождь», «Лесные новости» и др. С 1997 г. выходит бюллетень для журналистов «Экосводка» (http://www.seu.ru/svodka/389.htm) Международного Социально-экологического союза, а с 2000 г. функционирует портал экологических новостей Экопорт (http://seu.ru/news_ru/). Эффективно действуют в интернете и специализированные экологические агентства, например Агентство Волжской экологической информации.

Итак, если рассматривать экологическую проблематику с количественной точки зрения, то можно с уверенностью утверждать, что в большинстве печатных и электронных СМИ она присутствует в том или ином объеме.

Для определения понятия «экологическая проблематика» не менее существенна и качественная характеристика, важнейшими составляющими которой являютсяглубина, всесторонность и последовательность разработки проблемы. Природа и общество в современном мире не существуют автономно, они находятся в постоянном взаимодействии. Учеными уже доказано, что при анализе экологических проблем необходимо учитывать системное взаимодействие компонентов «Общество (Человек) – Экономика – Природа».

В зависимости от того, взаимодействие каких компонентов системы исследуется в конкретном случае, рождается проблема, которая трансформируется в темуконкретного газетного или журнального материала. Например, анализ взаимодействия компонентов «Человек – Природа» рождает материал, посвященный проблеме гуманного отношения к окружающей среде, знания ее законов и умения разумно использовать их в практической деятельности. Сопоставление компонентов «Экономика – Природа», соответственно, воплощается в тему рационального и бережного использования природных богатств в условиях рыночной экономики, развития общества при реализации концепции устойчивого развития и т.д. существования общества в условиях формирования концепции

-33-

устойчивого развития и т.д.

К сожалению, «общие» СМИ часто ограничиваются лишь констатацией существования той или иной экологической проблемы, не пытаясь анализировать ее причинно-следственные отношения, не ищут пути ее решения. Особенно это касается тех материалов, в которых целью журналиста является поиск и раздувание сенсации. В редких случаях издания вновь возвращаются к заявленной теме, не отслеживают ее дальнейшее развитие. Представители властных структур и специалисты часто обвиняют журналистов в некомпетентности, поверхностном отношении к поднятым проблемам, что иногда вполне оправданно. Однако, как правило, с такими обвинениями выступают «герои» критических материалов, которым недоработки журналистов только на руку.

Специализированная экологическая пресса (или как ее еще называют – «зеленая» пресса) стремится к глубокому анализу поставленных проблем, однако ее аудитория, как правило, – не рядовые читатели. Отсутствие экологических изданий на газетных развалах, «тяжелый» язык публикаций, недостаточное количество иллюстративного материала – все это, в конечном счете, приводит к тому, что популярность этой прессы у населения невелика.

Итак, при анализе понятия экологическая проблематика следует учитывать как количественную характеристику (частота появления материалов), так и качественную (глубина, всесторонность и последовательность разработки проблемы, информационная насыщенность и прогностический характер публикаций, умелое владение специальной терминологией, баланс между научной точностью и эмоциональностью, стилистическая выверенность текстов и т.д.).

Иногда понятие «экологическая проблематика» подменяют понятием «экологическая тема», имея в виду не конкретную тему отдельного материала, а всю совокупность публикаций, имеющих экологическую направленность. Как это ни парадоксально на первый взгляд, но к экологии в нашей жизни в той или иной степени относится все: политика, экономика, образование, религия, мораль, искусство, этика, быт… Журналист, который ориентируется на экологию как на свою специализацию, может выбрать любой аспект анализа экологических проблем. Если пойти по пути перечисления наиболее часто встречающихся тем или даже тематических блоков, то вскоре можно увидеть, насколько бесперспективен этот путь. К примеру, возьмем тематический блок, связанный с проблемами гидрологии. Сразу же рождаются основные темы: загрязнение рек, озер и морей промышленными и сельскохозяйственными отходами; проблема создания и эксплуатации искусственных водоемов; ухудшение среды обитания живых существ, населяющих гидросферу; браконьерство; ухудшение качества питьевой воды; обмеление водоемов и так далее почти до бесконечности.

Рациональнее выделить основные тематические направления экологической журналистики, которые вбирают в себя все тематическое разнообразие конкретных материалов различных изданий. Эти тематические направления в процессе жизненных коллизий развиваются, трансформируются и обогащаются, то есть не являются догмами. К таким направлениям относятся: политико-правовое и социальное, познавательное, эколого-экономическое, нравственно-эстетическое, направление экологической безопасности и направление защиты экологических прав человека.

-34-

Необходимо отметить, что два последних направления оказались особо актуальными для нашего общества в последние годы:

– политико-правовое и социальное направление содержит социальный анализ сложившихся экологических проблем, выявляет их международное и политическое звучание, анализирует структуру и пути совершенствования экологического законодательства, способствует выработке системы правовых мер наказания за нарушение экологических законов. Цель материалов этого тематического направления – сформировать у читателей представление об общепланетарном, глобальном характере экологических проблем; о роли всех стран мира в процессе оптимизации взаимоотношений общества и природы; о влиянии общественных законов и общественного устройства на систему взаимодействий человека и природы; о правовых гарантах во взаимодействии общества, человека и природы;

– познавательное направление раскрывает перед читателями научные законы функционирования природных систем, обосновывает разумное использование этих законов в их повседневной практической деятельности. Цель материалов этого направления – постоянное и необходимое экологическое образование читательской аудитории, без которого невозможно ясное представление о том, что происходит в природе и как нужно действовать обществу и человеку в экологической сфере;

– эколого-экономическое направление рассматривает экономическую и экологическую практику через призму взаимовыгодного сотрудничества, способствует внедрению на российском производственном поле новейших технологий, не загрязняющих окружающую среду. Цель публикаций этого направления – сформировать у российских читателей представление о научно-техническом прогрессе не как о неизбежном зле, а как о необходимом компоненте гармонизации отношений с природой в современных условиях развития экономики и техники; выработать у производственников и ученых отношение к природе не только как к сырьевому источнику, но и как необходимому материальному условию дальнейшего социально-экономического развития, который надо поддерживать в надлежащем состоянии и оберегать;

– нравственно-эстетическое направление предлагает читателям философскую концепцию нравственного отношения Человека к Природе, включающую в себя достижения таких форм духовно-практической деятельности, как мораль, искусство, религия. Реализация этой концепции представлена конкретными примерами гуманного отношения ко всему живому на Земле. Цель материалов – экологическое воспитание взрослой, подростковой и детской читательской аудитории;

– направление экологической безопасности предлагает читателям способы относительно безопасного существования и выживания в условиях сложившегося экологического кризиса. Это одно из молодых тематических направлений, появившееся в процессе «рассекречивания» экологических данных по многим областям деятельности человека: ядерной, химической, бактериологической, бытовой и т.д. Цель – предложить читателям научные и практические методики поведения в обычных и экстремальных ситуациях;

-35-

– направление защиты экологических прав человека тесно связано с экологической безопасностью. В его рамках анализируются явления и факты нарушения прав человека на безопасную окружающую среду, на достоверную экологическую информацию, а также факты преследования людей за их активную экологическую позицию, независимо от профессии и политических убеждений. Это направление возникло буквально на наших глазах, особенно в связи с судебными процессами по делу капитана Александра Никитина и военного журналиста Григория Пасько. Цель таких публикаций – формирование активной экологической позиции россиян как необходимого элемента построения гражданского общества в нашей стране, попытка консолидации общества на основе соблюдение экологических прав человека.

Каждому направлению присущ свой тематический тип публикаций, и даже преимущественный жанр, в котором журналист решает свои профессиональные задачи. Серьезная эколого-экономическая статья, лирическая зарисовка о природе, журналистское расследование о нарушении экологических прав человека… Опытные журналисты-экологи для достижения большего эффекта воздействия на читательское сознание и поведение используют в рамках одного материала возможности сразу нескольких тематических направлений. Так, в эколого-экономическом материале оказываются элементы познавательного направления и направления нравственно-эстетического, а в нравственно-эстетическом материале обнаруживается социальный, политико-правовой анализ действительности и т.д.

Анализ целевых установок основных тематических направлений позволяет сформулировать ряд функций, присущих современной экологической журналистике в целом:

Ÿ           информационная – предоставление аудитории объективных данных о реальном положении дел в сфере экологии, как в планетарном, так и в региональном масштабе;

Ÿ           образовательная – внедрение в сознание аудитории научных представлений о законах функционирования природной среды и человеческого общества под углом зрения их оптимального взаимодействия, то есть формирование экологического сознания;

Ÿ           воспитательная – формирование у аудитории нравственного, гуманного отношения к природе, умения получать эстетическое наслаждение от восприятия красоты окружающего мира. Эта функция тесно связана с образовательной, так как именно знание рождает отношение;

Ÿ           организаторская – воздействие на поведение людей, консолидация их усилий при решении той и иной экологической проблемы;

Ÿ           контролирующая – контроль за деятельностью властных структур, стремление добиться от них реализации принятых решений и принятия новых, способствующих улучшению окружающей среды и ее безопасности для человека;

Ÿ           рекреативная (восстановительная) – предоставление аудитории возможности отдохнуть, восстановить свои силы. Фотоэтюды, забавные случаи, необычные явления природы, народные приметы – такие публикации способствуют реализации этой функции.

Итак, проанализировав основные тематические направления и выявив основные функции, приходим к выводу, что экологическая журналистика – это совокупность всех экологических материалов, прошедших по каналам

-36-

СМИ, в которой представлены различные тематические направления и реализуются задачи информирования, образования, воспитания и организации аудитории, а также воздействия на властные структуры и контроля за их деятельностью.

Контрольные вопросы

Какова историческая трансформация термина «экология»?

В чем своеобразие экологической журналистики?

Какие особенности экологической темы следует учитывать журналистам?

Какие функции экологической журналистики актуальны сегодня?

Каков исторический «путь» экологической темы в периодике нашей страны?

Что нового внесли годы перестройки в формирование экологического сознания читателей?

Как складывалась система специализированной экологической прессы?

Каково ее сегодняшнее состояние?

В чем ее «минусы» и «плюсы»?

Каково содержательное наполнение тематических направлений экологической журналистики?

Почему эколого-экономическое направление можно назвать центральным?

Какие публикации из «общей» или «зеленой» прессы, на ваш взгляд, относятся к этим направлениям?

Каковы условия повышения компетентности журналиста-эколога?

На каких образцах экологической журналистики можно учить начинающего журналиста?

Как личностные качества журналиста и его приоритеты влияют на мастерство?

Литература

Барлыбаев Х.А. Путь человечества: самоуничтожение или устойчивое развитие. – М., 2001.

Берлова О. Некоторые аспекты экологических паблик рилейшнз в России (Опыт работы Пресс-службы Социально-экологического союза). – М., 1998.

Дзялошинский И.М. Методы деятельности СМИ в условиях становления гражданского общества. – М., 2001.

Дзялошинский И.М. СМИ, власть и гражданское общество в регионе. – М., 2002.

Коханова Л.А. Журналистика. Экология. Образование. – М., 1997.

Кочинева А., Берлова О., Колесникова В. Экологическая журналистика: Учеб. пособие. – М., 1998.

Реймерс Н.Ф. Природопользование: Словарь-справочник. – М., 1990.

Сизова Л.В. Экологические периодические издания // Система средств массовой информации России: Учеб. пособие для вузов / Под ред. Я.Н. Засурского. – М., 2001.

Фридман Шарон М., Фридман Кеннет А. Пособие по экологической журналистике. – М., 1998.

-37-

Глава V. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В РОССИЙСКОЙ ПЕЧАТИ

1. Тематическая структура средств массовой информации, традиционно именующихся «общественно-политическими», адресованных широкой аудитории, а также СМИ, специализирующихся на освещении экономических и политэкономических вопросов, включает объемный блок политической информации. Независимо от того, интересуется ли конкретный гражданин политическими событиями, политика является суперсферой общественной жизни. Известное суждение о том, что если Вы не занимаетесь политикой, политика занимается Вами, отражает влияние политической сферы на другие сферы общественной жизни. Политика, несмотря на множество дефиниций, определяющих смысл самого понятия, прежде всего, рассматривается через управление и стратегическое целеполагание, базирующиеся на обладании властью. Состояние экономики, культуры, социальной сферы, уровень жизни, безопасность индивида проявляет качество проводимой государством политики. Качество и эффективность политики зависит от участия общества в политическом процессе: разработке, принятии и реализации решений, контролировании их выполнения. Взаимодействие «управляющих» (власти) и «управляемых» (граждан), направленное на достижение общественного блага, обеспечивают многие политические и социальные институты. Одним из них являются СМИ, отвечающие за регулярные информационные контакты власти и общества, посредством информационных обменов, производство информации, дающей развернутое представление о положении дел в государстве.

Мир политики многогранен. Он формируется в результате деятельности людей, связанных с властными отношениями. Этот мир имеет собственную архитектуру – государственное устройство, политическую систему с ее политическими институтами, принципами и нормами их функционирования. Фундаментальные особенности функционирования политической системы проявляются в конкретном режиме. Тип политического режима (тоталитарный, авторитарный, демократический) детерминирует характер связей «управляющих» и «управляемых». Мир политики, конструируемый тоталитарным или авторитарным режимом, – пустынный, монотонный и бесцветный. На политической сцене в отсутствии конкурирующих сил, борющихся за право принимать решения, формировать политический курс, доминирует вождь, или отец нации и лично преданные ему назначенцы. Отношение с обществом строится на идеологических догмах. Политическая борьба ведется между номенклатурными кланами за кулисами. Обществу отведена роль внемлющего большинства, официально именуемого сплоченным народом. Инакомыслие, диссидентство преследуется. Отлаженная система пропаганды, располагающая арсеналом СМИ с охватом всей национальной аудитории, работает на воспроизводство господствующей идеологии. Отличающиеся от взглядов власти мнения существуют, но не имеют никаких шансов стать публичными. Существует институт цензуры и неизбежное в таких условиях двоемыслие: гласно одобряются все действия власти; негласно эти же действия вызывают критику. Монополия власти на управление делами, использование средств достижения целей

-38-

идеологически и организационно ограничивает любое возможное вмешательство общества в политический процесс. В рамках недемократических режимов политика принципиально не публична. «В классическом правовом дискурсе “публичное” определяется через понятие “доступность для каждого”, то есть через исключение контроля над доступом»[1]. Абсолютный контроль власти над доступом к политическим ресурсам, отсутствие у граждан реальных инструментов воздействия на политический процесс являются индикаторами, определяющими тип политического режима и модель функционирования средств массовой информации.

2. Современные российские СМИ существуют в политической среде, существенно отличающейся от советской. Однако для характеристики их деятельности часто используют термины, порожденные информационным обществом, «симулякр» и «виртуальная реальность». И хотя между ними есть различие, речь, как правило, идет о создании СМИ информационной картины жизни, имеющей мало общего с действительностью, производстве обманок. Значительная доля правды в подобных оценках есть, но она явно недостаточна для заключения о возврате к прежним временам. При сравнении с тем, как отражалась советскими СМИ политика совсем недавнего прошлого, пальму первенства в виртуозном владении методами изменения реальности, следует им и отдать. Параметры политического режима, где власть выступает как единственный субъект политики, проецируются на задачи деятельности средств массовой информации и программируют иерархию их функций. Тотальный контроль доступа к власти должен иметь адекватный механизм воспроизводства отношения к этой власти. СМИ обслуживают власть, выступая профессиональным пропагандистом-иллюзионистом, владеющим всеми техниками создания желательных видимостей. Как источник информации, необходимой власти для принятия взвешенных политических решений, а обществу – для понимания предлагаемого проекта развития страны, пресса ценности не представляла. Жесткая привязанность СМИ к целевой задаче идеологической индоктринации населения парализует их способность наблюдать за жизнью общества. Своевременное оперативное информирование о положении в жизненно важных областях, социально-экономической, культурной, анализ проблем государственного масштаба вообще не входят в набор приоритетных для СМИ функций. Не располагая информацией, о жизни социума, непубличная, закрытая власть не может, следовательно, и не находит правильные стратегии предотвращения кризисов и, тем более, коллапса всей политической системы. Она всегда запаздывает, не успевает дать ответ на вызов времени. Так случилось с советским партийным руководством в середине 80-х гг. прошлого века. Не имея развернутой картины состояния общества и представлений о масштабности проблем, используя спецслужбы в качестве главных поставщиков информации, коммунистическая власть просто рухнула.

Власть, высокомерно отстраняющаяся от общества и не умеющая общаться с народом, довольствуется пропагандой и полагает, что граждане всегда будут доверять носителям смысла ее действий – первым лицам государства. Но не умеющий обсуждать с властью важные вопросы и проблемы народ не слышит доводов и не

-39-

доверяет предложениям власти. Мир политики приобретает в этом случае конфигурацию параллельных, разомкнутых миров. Между ними нет связи, но есть пространство, куда по фактам истории проваливается государство.

Иные отношения складываются между властью и информированными гражданами. Информированные граждане поддерживают власть даже в ситуации непопулярных мер, но при условии понимания самого вопроса и внятности предложенных властью тактик разрешения проблемы. Информационное взаимодействие «управляющих» и «управляемых» – обоюдно выгодное предприятие.

Мир политики в государствах с демократическим устройством преображается. Моносубъектность власти устраняется. Каркас политической системы образуют три самостоятельные ветви власти, действующие на правовой основе. Законотворческую деятельность осуществляет институт народного представительства – парламент, формируемый через всеобщие, тайные и свободные выборы. За доступ к властным ресурсам борются политические партии, выражающие интересы разных социальных слоев с разными идеологическими взглядами. Парламент функционирует как институт публичной (гласной, открытой) политики, ориентированной на согласование мнений, дискуссию и выработку решений на основе возможных альтернатив. В отличие от авторитарной формы правления политика, как сфера управления, базируется на качественно ином принципе – обсуждении проблем. Общедоступность политической сферы стимулирует формирование сетей взаимодействия между политическими организациями, партиями и движениями, и организациями общественными, представляющими разные группы интересов (бизнеса, правозащитников, экологов и др.), неправительственными структурами (НПО, НКО), «мозговыми центрами» (независимыми некоммерческими организациями, ведущими политические исследования). Политическую авансцену занимают публичные политики, лидеры общественного мнения, эксперты, то есть те, кто артикулирует идеи, предъявляет стратегии, анализирует принимаемые решения, и те, кто отвечает за выполнение конкретных программ, задач. К презентирующим действия властных структур персонам относятся, в первую очередь, глава государства, руководители парламента и его фракций, а так же статусные чиновники, обеспечивающие тактическое управление, возложенное на структуры исполнительной власти. Политику делают люди, различимые во времени и пространстве. Не случайно, целые периоды в жизни стран/страны связывают с именем деятелей, под чьим руководством проводится конкретный политический курс, – «немецкое экономическое чудо Эрхарда», «рейгономика», «тетчеризм», «горбачевская перестройка», «режимом Ельцина», «шоковая терапия Гайдара», «путинская вертикаль власти» и т.д.

3. Демократическая политическая система располагает эффективными ресурсами воспроизводства публичности, участия в тех или иных формах граждан в политическом процессе. К таким ресурсам принадлежат и средства массовой информации, которые рассматриваются как автономный социально-политический институт, структурный компонент политической системы. Автономность СМИ определяется ее коммуникационной природой, позволяющей выполнять целый ряд функций, обеспечивающих непрерывную связь всех частей политической

-40-

системы, постоянное взаимодействие власти и общества. В процессе реализации информационной функции формируется событийная картина политической жизни. Функция просвещения чрезвычайно важна в периоды кризисов, конфликтов, когда возрастает потребность в разъяснении происходящего, объяснении предпринимаемых для устранения опасного развития ситуации мер. Своевременное объяснение в средствах массовой информации создавшихся коллизий снижает уровень конфликтогенности в обществе и рационализирует поведение граждан. Доступ граждан к информации, раскрывающей действия власти и проходящей по каналам СМИ, правомерно рассматривать как один из главных показателей демократичности политического устройства.

Особое значение имеют функции артикуляции мнений и форума, непосредственно ориентированные на организацию общественного диалога, выражение гражданских интересов, информационный обмен как по вертикали – между обществом и властью, так и по горизонтали – между социальными группами и внутри них. Аналитическая функция позволяет выявлять причинно-следственные связи политических феноменов и явлений, прогнозировать ситуации и обосновывать альтернативы. Политическая аналитика направлена на когнитивный эффект – получение знаний и рациональных представлений о субъектах политики, содержании политических курсов, идеологии, программах политических сил, их борьбе за власть. Аналитика всегда преследует цель повышения компетентности граждан, особенно значимой в ситуации политического выбора. Не менее интеллектуально емкой является функция инновации. Любое общество время от времени сталкивается с вопросами, требующими глубокого осмысления. Средства массовой информации способны активизировать поиск наилучших альтернатив, технологически и ресурсно выверенных относительно поставленной проблемы. Реализация этой функции обеспечивается сотрудничеством СМИ с профессиональными исследователями в области социально-политических процессов, имеющими навыки проектирования, конструирования и прогнозирования. Средства массовой информации, актуализируя в повестке дня потребность в публичной рефлексии определенных проблем, выступают как площадки свободной дискуссии, открытые не только для компетентных специалистов, но и широкой публики. Значение функции инновации возрастает в связи с особенностями исторического периода преобразований всех сфер общественной жизни, переживаемого Россией после выхода из тоталитаризма. Продвижение к политической демократии и строительство рыночной экономики выдвигает задачи, никогда ранее не решавшиеся. Для их решения требуются нестандартные подходы и активная поддержка общества политического курса. Успех социально-политических инноваций сопряжен с ясностью и целей, и рисков, возможных в ходе их осуществления. Общество, которое само создает власть, принимающую решения, должно нести свою долю ответственности за выбор тех или иных политических курсов. Но ответственность категория рациональная и говорить о ней стоит лишь при условии, когда граждане включены в обсуждении смысла инноваций. Так, на сегодняшний момент исторического этапа развития российского государства по целому ряду причин – геополитических, экономических, военно-стратегических, социально- психологических, – инновационного

-41-

подхода требуют проблемы социальной интеграции, устойчивости политического режима, демографии, здравоохранения и образования, повышения уровня и качества жизни, взаимоотношений с бывшими советскими республиками. Однако интеллектуальная проработка этих сложнейших вопросов в публичном политическом дискурсе практически не ведется, за исключением нескольких качественных изданий, имеющих небольшую аудиторию.

Рассматривая функции СМИ, наиболее важные для политической демократии, необходимо выделить функцию критики и контроля, базовую для миссии СМИ как «четвертой власти». Эта функция дает средствам массовой информации возможность быть и партнером и оппозицией власти. Компетенция СМИ в границах данной функции распространяется на деятельность всех субъектов политики.

Все вышеназванные функции работают на укрепление взаимодействия политической и социальной систем, открытость политического процесса, подключение к нему граждан. Политика, базирующаяся на общении с гражданами, квалифицируется как публичная, коммуникативная политика. Такая политика порождает коллективную рефлексию общественно значимых проблем и формирует ответственность за выработку направлений развития страны и власть, и граждан. В системе политических отношений, характерных для демократии, СМИ занимают место «посредника», «честного переговорщика», организующего диалоговые обмены, играют роль, близкую основному институту публичной политики – парламенту, но, оперируют собственными ресурсами и используют свои методы и технологии. Принцип политического плюрализма, лежащий в основании демократического устройства, определяет и конструкцию системы СМИ, устойчивость которой связана с наличием множества разных информационных каналов, отражающих интересы разных социальных и политических групп, оставаясь при этом каналом социальной интеграции.

4. Взаимосвязь политики и СМИ многомерна. Политический режим оказывает влияние на конструкцию системы средств массовой информации и структурирует ее задачи, ролевые позиции. Таким образом создаются объективные условия либо для участия СМИ в политическом процессе на правах автономного института со своей собственной миссией, либо для превращения средств массовой информации в механизм идеологического обеспечения тотального властвования, подавляющего общество. В первом варианте тема политики в СМИ открыта, во втором – сакральна. Предметной областью, доступной наблюдению, исследованию, анализу, оценке средствами массовой информации, политика становится только в условиях демократии, сущностной стороной которой является непрерывный диалог власти и общества. В публичном пространстве сопряжение политики и массмедиа происходит на основе взаимной выгоды и взаимного интереса, в частности, совпадения интересов СМИ и политических ньюсмейкеров, сотрудничающих по принципу «информация в обмен на публичность». Но главный вектор коммуникации между политической системой и медийной обусловлен темами политической жизни. Политическая тема (тематика) СМИ, присутствующая в разных средствах массовой информации, в значительной степени представляет собой продукт реальной политики, или политического процесса. Средства массовой информации «берут» тему

-42-

политики и рассматривают ее с разных сторон и позиций. СМИ не создают политических событий, они формируют политическую проблематику, определяемую П. Бурдье «как пространство принятия позиций». События политической жизни, форс-идеи, выдвигаемые политиками и рассчитанные на широкое признание, стратегии и программы, обсуждаемые в СМИ, вызывают ответную реакцию в самой политической системе.

Классическое сопряжение политической и медийной систем можно было наблюдать летом 2006 г. Общероссийские СМИ, постоянно уделяющие внимание реальной политике, в центре которой на протяжении всего постсоветского периода стоит вопрос идентификации политического режима, сообщили о взглядах заместителя руководителя Администрации Президента РФ В. Суркова на модель российской демократии. Демократию в России один из основных политических менеджеров видит «суверенной». Вокруг идеологемы «суверенной демократии» в СМИ завязалась острая дискуссия отнюдь не академического толка: в очередной раз столкнулись сторонники жесткого государственничества и более либеральных взглядов. Эта дискуссия продемонстрировала, что с приближением президентских выборов развертывается борьба между властными группировками за идеологическое обоснование стратегии развития страны и, естественно, доминирование в публичном пространстве. Дискуссия в медийном поле имела продолжение в виде реакции одного из основных кандидатов в преемники Президента В. Путина – Дмитрия Медведева, давшего интервью главному редактору журнала «Эксперт». Целевыми аудиторными группами журнала являются топ-менеджеры в сфере политики и экономики: те, кого принято называть «лицами принимающими решения». Именно им и было адресовано послание вице-премьера с возражениями относительно идеи «суверенной демократии».

Медиаполитичекое поле, как пространство, в котором представлены, прозрачны и различимы позиции действующих в рамках поля политики сил, формируется в начале перестройки. Либерализация советского режима началась с волевого решения Генерального секретаря ЦК КПСС М. Горбачева, объявившего «гласность» новым политическим курсом. В книге «В Политбюро ЦК КПСС» (вышедшей в свет в 2006 г. и основанной на записях помощников Михаила Горбачева, которые они вели на заседаниях и совещаниях высшего руководства СССР в 1985–1991 гг.) много фактуры, позволяющей реконструировать процесс взаимозависимости власти / новой политики и средств массовой информации. Видеть в гласности только путь к свободе слова было бы слишком узко. Гласность, по сути, легализовала политическую борьбу, точнее – идеологическую, поскольку реально оформившихся конкурирующих политических сил еще не существовало. Однако именно гласность катализировала скрытый раскол внутри партии. Политическая борьба, показанная обществу средствами массовой информации, достаточно быстро трансформировался в публичную конкуренцию групп, придерживающихся разных идеологических позиций. Гласность меняла состояние политического поля, провоцировала рождение многопартийности и одновременно поляризовала средства массовой информации. И хотя поляризация первоначально выражалась в переходе части средств массовой информации на реформаторские позиции идеологов перестройки М. Горбачева и А. Яковлева и другой части – на

-43-

консервативно-ортодоксальные позиции адептов марксизма-ленинизма, она стала запуском трансформации всей советской прессы. Для общества, аудитории, эта трансформация проявлялась в изменении содержания текстов СМИ: на первый план выходит тема власти и политического устройства страны. Средства массовой информации, освещающие политическую борьбу, становятся самыми популярными и востребованными. Пионерами в освоении новой проблематики, круга вопросов, связанных с политическими преобразованиями, были журналисты «Аргументов и фактов», «Известий», «Комсомольской правды», «Московских новостей», журнала «Огонек», развернувшие на страницах своих изданий широкую дискуссию о прошлом страны и ее будущем. На телевидении эпицентром дискуссии стала программа «Взгляд», вошедшая в историю отечественной журналистики. Средства массовой информации отвечали на актуальный запрос аудитории быть осведомленной о стратегиях развития станы, предлагаемых двумя противоборствующими группами правящей партии. Журналистам удалось «сканировать» процесс набиравшей силу революции и, предоставляя слово в эфире, в печатных СМИ тем, кто формулировал новые взгляды, идеи, повлиять на отношения публики к наступающим переменам. Перестроечная журналистика создавала стандарты деятельности средств массовой информации, резко отличающиеся от пропагандистских шаблонов. Удалось изменить подход в установлении повестки дня: пресса выбирала темы, обладающие потенциалом общезначимости, и рассматривала их под разным углом зрения. Таким образом, с активным участием аудитории, втягиваемой в информационное пространство посредством писем, откликов, дискуссий, публикаций подборок читательских мнений, СМИ проблематизировали тему политики. Выходя из тоталитаризма, средства массовой информации учились разговаривать и с обществом, и с властью. С властью, включая партийных реформаторов, нередко жестко, что приводило к конфликтам и окрикам. Достаточно вспомнить напряженность между М. Горбачевым и «взглядовцами», главным редактором «АиФ» В. Старковым. Оценивая тот период и работу Е. Яковлева, главного редактора «Московских новостей» (возможно, лучшего издания перестройки), его сын, В. Яковлев, основатель газеты «Коммерсант», практически сформулировал кредо ответственного журналиста – профессионально работать с фактом, ситуацией и властью – «…огромной частью профессии журналиста, особенно главного редактора является способность работать с властью», способность, как «умение находить и публиковать информацию, которая интересна и полезна читателю, хотя, при этом, не доставляет удовольствия власти» (Московские новости. 2006. № 31).

Градус политической борьбы, схватки за власть (сквозной темы, увязывающей множество проблем политического характера) открыл шлюзы гласного выражения мнений. Наступало время публичности в реальной политике. И расколовшаяся советская элита, и граждане, впервые получившее «право знать» и открыто высказываться в СМИ, внимательно следили за публикациями в газетах и журналах. Трансформации социально-политического уклада ставила проблемы, СМИ этих острых проблем не избегали. Проблемный ряд включал вопросы сугубо политические: устройство власти, деятельность руководства страны в контексте перемен, история советского государства, базовые ценности демократии и участие народа в государственном управлении. Задачи экономических

-44-

преобразований акцентировались слабо.

Большинство советских СМИ сконцентрировались на борьбе с коммунистическим строем и освещении антикоммунистических настроений, поэтому и преобладал критический подход. Преобладание функции критики выражается в полной ревизии прошлого. Авторы публикаций однозначно негативно оценивали весь советский период. Иные оценки присутствовали в прессе, поддерживавшей ортодоксальное крыло партии, но эти издания («Правда», «Советская Россия») теряли былую влиятельность и постепенно превращались в маргинальные издания. Что же касается «будущего», то оно виделось в розовых оптимистических тонах. Казалось, до демократии осталось «рукой подать! «Будущее», окрашенное эйфорией победы над коммунистической идеологией, моделировалось в публикациях, авторами которых выступали представители так называемой «докторской публицистики»: известные ученые, экономисты, правоведы, социологи, имеющие высокий научный статус. В другую группу интеллектуалов, с которыми сотрудничали СМИ, входили «властители дум» – те, кто в культурной традиции России всегда обладал авторитетом и влиянием на образованную публику – писатели, литературные критики, диссиденты. Их выступлений или интервью с ними ждали, именно им доверяли, они поднимали репутацию прессы. Их представления о новом политическом устройстве и либеральной экономике воспринимались как аргументы, не нуждающиеся в доказательствах. С высоты прошедших после перестройки лет, разочарований и неудач в строительстве демократического общественного договора, понимания упущенных шансов распространенные тогда взгляды отдают утопией. Действительно, анализа последствий общественной трансформации не было. О сложностях, сопровождающих революционные преобразования, почти не упоминалось. В СМИ не обсуждались и не рассматривались новые отношения собственности, вызывающие расслоение общества на бедных и богатых, методы создания крупного капитала, среднего и малого бизнеса, место силовых структур в будущем политическом устройстве, меры, направленные на обеспечение доступа населения к политическим ресурсам. Никто публично не говорил о социальных и политических рисках переустройства страны. Не анализировались вопросы, необходимые для успешного перехода к новой социально-политической системы, такие как сложившаяся политическая культура, глубоко патерналистская, следовательно, трудно реформируемая, неразвитая экономическая инфраструктура. Очевидные недостатки политического анализа и прогноза имели, конечно же, и объективные основания – скорость наступающих перемен, отсутствие практик разработки проектов преобразований, безграничная вера в демократию. Но несмотря на упрощенность подходов в анализе социально-политических изменений, авторы-интеллектуалы ускорили развитие целого направления современной журналистики – политической аналитики и экспертизы.

Содержание текстов СМИ на первом этапе межсистемной трансформации подтверждает существующий алгоритм взаимодействия между политической и медийными системами: повестка дня задается реальной политикой, а СМИ реагируют на нее. Причем, реакция может быть как линейной (простое отражение), так и нелинейной (тематизация, проблематизация). Политическая борьба служила импульсом к включению в контент средств массовой

-45-

информации темы, фокусирующей внимание на противостоянии политических группировок. Отсутствующая в политическом классе рефлексия стратегий выхода из тоталитаризма и концепций развития рыночного хозяйства, либеральной экономики, политических свобод, ограничивала широту спектра проблем, рассматриваемых в средствах массовой информации. Определенная ущербность политической проблематики в СМИ была результатом сосредоточенности реформаторских сил на организации массовой поддержки – в начале курсу М. Горбачева, позднее, персонально Б. Ельцину, оппонирующего союзной власти. СМИ только повторяли траектории политических коллизий: СМИ попали в абсолютную зависимость от деятельности политиков. Пресса смотрела на политический процесс их глазами. Для более широкого кругозора требовались иные позиции. Во-первых, автономность системы средств массовой информации, гарантирующая реализацию функции «посредника» между властью и обществом. Но реализовать функцию «посредника» возможно лишь при условии наличия гражданского общества и политического плюрализма. Это условие в полном объеме не создано и до сих пор. Во-вторых, широта кругозора обеспечивается профессионалами – политическими журналистами и специалистами в области политического анализа. В те времена корпус профессиональных политических журналистов еще не сформировался, как и экспертное сообщество, которое решает задачи интеллектуального наполнения обсуждаемых проблем.

Существенное усложнение политического процесса происходит в конце 1991 – начале 1992 гг. Распад Советского Союза кардинально меняет мировое геополитическое пространство. Российское государство вплотную сталкивается с проблемой разработки эффективного внешнеполитического курса, направленного на безопасность своих границ, сохранение позиций в мировом пространстве, лидерства в регионе, влияния на мировую практику. Стартует экономическая реформа, вызывающая быстрое расслоение общества, люмпенизацию бюджетников, занятых в реальном секторе экономики и представляющих значительную часть взрослого населения страны. Формируется крупный бизнес, появляются «стратегические собственники», получающие из рук власти доступ к финансовым, сырьевым ресурсам, традиционно самым значимым в структуре бюджета и внутреннего валового продукта. Разрушается социальная инфраструктура. Модернизация экономики методом «шоковой терапии» дает эффекты, не согласующиеся с запланированными целями. Радикализм экономических реформ приводит к сильному структурному дисбалансу в экономической сфере, лидирующие позиции занимают сырьевые отрасли, сектор промышленного производства быстро деградирует, как и весь научно-технический комплекс. Проведенная приватизация, закрепившая отчуждение граждан от собственности в процессе ее перераспределения, длительное время именующимся этапом «первоначального накопления капитала», гиперинфляция, фискальный характер реформы либерализации цен, мгновенно уничтоживший денежные накопления населения, провоцируют всплеск мощных забастовок и протестных настроений. Средства массовой информации сообщают о происходящих событиях, но весьма осторожно, ограничиваясь сугубо информационным подходом. Есть СМИ, но их мало, да к тому же у них небольшая аудитория, критически оценивающие ситуацию, однако не анализирующие причины создавшегося

-46-

положения. Власти нужна поддержка общества и доказательство консолидации граждан вокруг руководства страны. Весной 1993 г. проводится всероссийский референдум о доверии реформам. И вот тогда впервые средства массовой информации подвергаются мощному прессингу уже вызревших групп по обработке общественного мнения – политтехнологов и политических пиарщиков, работающих на властные структуры. В редакции СМИ начинают поступать «политические деньги» на организацию пропагандистской кампании в поддержку позитивных ответов на вопросы референдума о доверии власти. Информационное пространство заполняется политической рекламой, упакованной в обычные журналистские публикации, в которой некая видимость рассуждений о существующих проблемах, приправленная «страшилками» о коммунистическом режиме, вуалирует однозначность положительной оценки реформ. Реальный конфликт, вызванный экономическими реформами, так и не был переведен в плоскость публичной дискуссии. Причина возвращения к пропагандистским технологиям кроется в том, что после «шоковой терапии» средства массовой информации оказались на содержании «новых собственников», спонсирующих работу редакций и объективно заинтересованных в новой власти.

Одновременно с экономическими реформами модернизировалась и политическая система, формат которой определился после событий осени 1993 г., когда разногласия между Президентом Б. Ельциным и советским парламентом достигли критической массы. Военное противостояние привело к разгрому парламента, полному изменению строя.

По принятой на референдуме Конституции (12 декабря 1993 г.) Россия считается президентской республикой. И хотя перекос в обладании властными ресурсами в пользу исполнительной власти снижал возможности парламента, объединяющего две палаты – Государственную Думу и Совет федерации, модернизированный институциональный дизайн политической системы соответствовал требованиям демократического устройства. С появлением института публичной политики возросла роль партий, конкуренции политических сил, парламентских слушаний. Мотивированный интерес прессы к деятельности парламента, важнейшему субъекту политики, был побудительной причиной создания профессиональных политических журналистов в лице парламентских корреспондентов, детально разбирающихся в содержательном аспекте парламентской деятельности и свободно ориентирующихся в коридорах власти. Для освещения политического процесса в печатных СМИ появляются отделы политики, на телевизионных каналах создаются программы, специализированные на отражении политической жизни, расширяется корпус политических обозревателей. Деятельность президента, конституционно обладающего самым большим в структуре субъектов власти объемом властных полномочий, освещается «президентским пулом», куда входят представители разных СМИ. Почти каждое издание и политическая программа в электронных СМИ имеет свою панель аналитиков и экспертов, принадлежащих к динамично развивающимся разного типа «мозговым центрам»: и прикладным, и научно-исследовательским. Казалось бы, имея солидный корпус журналистов, способный мобильно поставлять информацию, делать оперативные комментарии и производить качественную аналитику, постсоветские средства

-47-

массовой информации могли следить за всеми направлениями политической жизни и выделять основные проблемы политического процесса. Но политическая проблематика преимущественно сводится к непрекращающейся борьбе политических кланов. Так продолжается на протяжении всего ельцинского правления. Единственная проблема, активно обсуждавшаяся СМИ, – это война в Чечне. Сокращение проблемного ряда (из поля зрения СМИ практически выпадают сложные отношения центра и регионов, социальная политика, стратегии развития реального сектора экономики, положение в армии, отношения со странами СНГ и др.) заменяется гипертрофированным внимание к непрекращающимся стычкам внутри правящего класса. За «плохую видимость» общероссийские СМИ называют «прессой Садового кольца». Слабое зрение средств массовой информации во многом обусловлено характером политического режима. На смену коммунистическому режиму пришла отнюдь не демократия. В оболочке формальной демократии сформировался режим олигархический. Произошло слияние власти и капитала. В контуре политического поля начали оформляться внесистемные центры власти. Они и определяют стиль политики, для которой характерно кулуарное принятие решений, подковерная борьба за привилегии в распределении финансовых потоков, сырьевых ресурсов, получение преференций в бизнесе и закрытый дележ крупных предприятий промышленности. Все очевиднее проступает конструкция параллельного существования власти и общества. Власть замкнута на самой себе, общество выживает, а СМИ, под контролем своих владельцев, ведут информационные войны, лоббируя интересы своих хозяев. Этот период представляет бесспорный интерес, с точки зрения наблюдения за деградацией публичности. Разнонаправленность интересов финансово-промышленных групп, лидеры которых стали собственниками СМИ, провоцируют в информационном пространстве своеобразную открытость политической борьбы. Но цели этого противоборства не связаны с общественными интересами. Реакция общества на столкновение кланов, получивших огромные экономические преимущества от раздела государственной собственности, в средствах массовой информации не видна. Да в ней и не нуждались ни олигархические корпорации, ни СМИ с навязанной им ролью лоббистов. О гражданах начинали вспоминать, когда приходило время выборов. Здесь интерес к гражданам имел сугубо прагматическое, с налетом рационального политического цинизма, свойство: они рассматривались не иначе как электорат, обладающий правом голоса.

Поскольку содержанием реальной политики в условиях олигархического режима становятся клановые битвы за собственность, то и перманентные конфликты, о которых публика узнавала из СМИ, занимают в информационной повестке дня ведущее место. Повышенное внимание СМИ к этой теме отражает не столько реальное значение самой темы битвы олигархов, сколько использование средств массовой информации владевшими ими финансово-промышленных групп как инструментов прямой публичной угрозы друг другу. Факт инкорпорированности ряда СМИ в финансово-промышленные группы дал основание руководителю первого посткоммунистического правительства России Е. Гайдару назвать их информационно-финансовыми группами. Эти группы и развязали в середине 90-х гг. прошлого века информационные войны, направленные на защиту своих экономических и коммерческих интересов.

-48-

Результат битв в информационном пространстве оказался довольно парадоксальным. С одной стороны, ангажированная пресса свела разнообразие политической проблематики к дракам между кланами, с другой, – открыто показала истинное лицо политической борьбы в России. И хотя уже существовали разные и многочисленные партии, их влияние на политический процесс было мизерным по сравнению с истинными управляющими, не стесняющимися использовать собственные СМИ в качестве политических игроков и демонстрировать публике «кто в доме хозяин».

Публичные ристалища заканчивались на время президентских выборов, мгновенно консолидирующих новый правящий класс, отстаивающий гаранта своей незыблемости – первого президента РФ. В политической проблематике российских СМИ информационные войны оставили глубокий след. С тех пор тема политического сговора, политического закулисья становится одной из центральных. Мастера политической интриги, выступающие под разными «именами» – в годы ельцинского правления это были олигархи, путинского – враждующие между собой силовики, либералы-технократы, государственники, превращаются в героев многочисленных публикаций, чья деятельность становится предметом анализа журналистов и экспертов. Извращенная политическая конкуренция, не отвечающая ни одному параметру публичной политики – открытости, дискуссионности, диалогичности, согласованию позиций полярных сил, порождает журналистику версий, но не фактов. Резкое смещение фокуса внимания СМИ даже не к действиям властей, а к «играм» политиков, означает замену политики спектаклем для народа. Пресса, действующая по известному правилу «бессмысленно заботиться о том, чтобы быть правым, главное, – быть интересным», увеличивает дефицит реальности в информационном пространстве. Она теряет способность видеть смысловые вопросы и находить ответы на них, подключая всех субъектов политического процесса – и власть с ее институциями, и общество с его гражданскими структурами.

5. Политика как тема в большей степени представлена в общероссийских СМИ. Это объясняется традиционным доминированием власти центральной в политической жизни страны, жесткими иерархическими отношениями, регулирующими взаимодействия федеральной исполнительной власти с ее структурами на местах, назначением губернаторов и слабо развитым самоуправлением. Неслучайно, уже давно в круг политиков, способных претендовать на роль лидера национального масштаба, не попадают руководители регионов. Есть еще один важный для политической темы в СМИ аспект. В регионах местная пресса контролируется местной властью. Столичные СМИ более свободны, у них есть достаточный доступ к источникам и поставщикам политической информации. Короткая «географическая дистанция» между Кремлем, Госдумой, крупными аналитическими центрами, где работают известные эксперты, без которых сегодня не обходится ни одно издание с миссией влияния на общественное мнение, и редакциями московских средств массовой информации дает дополнительные преимущества. Региональные журналисты в отличие от журналистов «президентского пула», куда входят только представители «центральной» прессы, могут общаться с Президентом РФ раз в год на специальной пресс-конференции.

-49-

В секторе печатных СМИ в последнее десятилетие прошлого века и первое – века нынешнего появилось значительное количество изданий, претендующих на роль информационного игрока в политическом поле. К числу таких изданий относятся лидеры общенационального чтения «Аргументы и факты», «Комсомольская правда», самое читаемое московское издание «Московский комсомолец», газеты качественного ряда – «Ведомости», «Время новостей», «Коммерсант», «Московские новости», «Независимая газета», «Новые известия», «Российская газета», газеты с известными брендами – «Известия», «Новая газета», «Советская Россия», «Труд», журналы «Власть», «Политический класс», «Россия в глобальной политике», «Эксперт», популярные интернет – СМИ – «Газета.ру.», «Русский журнал». Освещая политическую жизнь, все СМИ в первую очередь работают с актуальной повесткой дня, выстраиваемой на информационных поводах. Новостной ряд связан с деятельностью государственных институтов, главы государства, партий и их лидеров, губернаторов, отношениями между субъектами политики, международной политикой, политическими событиями в стране и за рубежом. Зоной информационного внимания остается борьба кланов, коррумпированность высшей бюрократии, «войны» власти с большим бизнесом, возрастание роли исполнительной власти (так называемой «презеденциализации», или укрепления исполнительной власти за счет других ветвей), национальные проекты, партийное строительство. Наблюдая ход и развитие политического процесса, каждое издание находит свой ракурс видения различных ситуаций и проблем. Так, «Новая газета», позиционирующаяся как газета расследования, исповедует идеологию критического анализа. «Московские новости» последовательно исследуют проблему постсоветского общества, трансформации политического режима, роль лидера в успехах государства. Специфика подхода отчетливо заметна в «Советской России», ориентированной на левопатриотическую аудиторию и выражение ее взглядов. Газета «Комсомольская правда» интересна с точки зрения крупного информационного ресурса. Принадлежа к изданиям массовым, к тому же таблоидного типа, она намеренно дистанцируется от позиционности. В газете часто встречается политический трэш – заметки об эпатажном поведении политиков, их участии в светских мероприятиях, словесных перебранках в стенах Думы и т.д. Но любое издание, даже с репутацией таблоида, но имеющее многомиллионную аудиторию, всегда будет привлекательным в качестве пропагандистской трибуны. На полосах «Комсомольской правды» время от времени с объемными (полосными и больше) идеологически нагруженными публикациями выступают близкие Администрации Президента политологи и журналисты. Более выразительный подход к освещению политической жизни и формированию политической проблематики заметен в «Аргументах и фактах» и «Московском комсомольце», чьи аудитории так же не менее значимы как электоральный ресурс. Особенностью «Аргументов и фактов» является своего рода фирменный стиль еженедельника – акцент на роль личности в политике. В информационном пространстве издания особую ценность и по качеству журналистского мастерства, и по актуальности обсуждаемых проблем – имеют полосные интервью с видными российскими политиками. В «Московском комсомольце» политика подается как сложнейший феномен

-50-

общественной жизни посткоммунистической России. Издание, будучи массовой ежедневной газетой, по качеству содержания существенно отличается от многих газет этого класса, предпочитающих писать о политике лишь при наличии информационных поводов сенсационного и скандального плана.

Тема политической жизни в массовой периодике либо отсутствует, либо предельно упрощена и представлена в публикациях с хлесткими, крикливыми заголовками, а содержание построено по законам клипа. Тональность материалов определяется прямой инвективой, грубой насмешкой, заменяющих аргументацию. Ссылки на компетентные, авторитетные источники получения информации не предъявляются. Ньюсмейкеры выбираются из числа политиков, склонных к эскападе и брутальной лексике. Зыбкость достоверности фактов прикрыта заблаговременно (на случай возможного судебного разбирательства) рубриками «Слухи», «Версия», «Скандал». В таких СМИ не ставится задача дать развернутую информацию о политической жизни, тем более, проанализировать ее и разобраться в тонкостях отношений политических субъектов. Доминирующая клиповая стилистика, предполагающая фрагментацию целого, не позволяет большинству массовых изданий преодолеть барьер редукции сложности. «Московский Комсомолец» придерживается другой стратегии. Издание не скрывает претензий на влиятельность и равноправную конкуренцию с репутационными СМИ, аудитория которых включает читательские группы с высоким образовательным уровнем и социальным статусом. В структуре аудитории «МК» такие группы также хорошо выражены. Газета не избегает оценок, альтернативных позиций, анализа проблем, расследований и полемики. Читатели «Московского комсомольца» живут в столице государства, где делается политика, где расположены главные институты государственной власти. Выполняя функцию городской газеты, «МК» неизбежно встраивается в систему политической коммуникации, обеспечивающую непрерывную циркуляцию политической информации. В современной России найдется немного редакций, в которых работает такая профессиональная команда политических журналистов как в «Московском комсомольце».

Глубина разработки политической проблематики непосредственно зависит от типологической матрицы издания. Содержание качественных СМИ рассчитано на аудиторию, тяготеющую к смысловому чтению. Тематические разделы, посвященные политике и экономике, в таких средствах массовой информации занимают большие по сравнению с другими тематиками площади и имеют принципиальное значение в раскрытии картины реального мира. Анализ политической проблематики в качественных СМИ выявляет ее особенности. Это, прежде всего, многоаспектность самой темы политики. В изданиях универсальных (общего интереса) многоаспектность проявляется в освещении разных сторон политического процесса (деятельность властных институтов, их взаимодействие, отношения между политическими силами, их роль в формировании политических курсов, эффективность их реализации, политическая конкуренция и строительство партийной системы и др.). Политическая проблематика никогда не ограничивается вопросами властвования и всегда сопряжена с вопросами развития социальной, культурной, военной и других сфер. В

-51-

изданиях специализированных – такого типа как журналы «Эксперт», «Профиль», «Компания» или газеты «Ведомости», «РБК-daily» – политика рассматривается через призму проблем экономики, финансов, бизнеса. Проиллюстрировать такой подход к освещению мира политики возможно, представив две полосные рубрики газеты «Ведомости» – «Деньги/Власть», «Власть/Деньги».

Политическая проблематика в качественных СМИ размещается на двух уровнях их информационного пространства. Подачи всего массива политической информации осуществляется в соответствии с правилом, обязательным для качественных СМИ, – новости, комментарий и аналитика разделены визуально (графически) акцентированы. Главным методом раскрытия хода политического процесса является анализ. Наряду с материалами, в которых оперативно анализируются текущие события, публикуются и статьи доктринального, абстрактно-теоретического характера. В публикациях такого рода используются политологический, социологический, философский, макроэкономический подходы. В этих изданиях укоренена практика организации дискуссий, посредством которой и реализуется функция «форума».

Характерная для качественных СМИ объективность и сбалансированность в подаче материалов создает многомерность реальности: событий, противоречий, конфликтов, что, в свою очередь, побуждает к расширению авторского корпуса газет и журналов за счет профессиональных экспертов и представителей разных политических сил.

Продвижение к новым стандартам освещения политической жизни в новейшей отечественной журналистике во многом связано с двумя изданиями – «Независимой газетой» и «Коммерсантом». Именно эти газеты заложили фундамент для развития прессы интеллектуального влияния. Мир политики в «Независимой газете», увидевшей свет в 1990 г., потерял сакральность и стал открытым для мнений, оценок. Политики перестали быть жрецами и доказывали свою состоятельность в полемике по самым острым проблемам, касающимся демократии, специфики постсоветского политического режима. В «Независимой газете» сталкивались концепции выхода из тоталитаризма, места и роли России в мировом политическом пространстве. Этому изданию принадлежит первенство в реализации функции «форума», где равные права голоса имели представители всех системных политических сил, отстаивающие свои позиции в рубрике «Карт-бланш». Рубрика «Идеи и люди» открыла аудитории многих, ставших в последствии известными экспертов, политологов, экономистов, политиков. Широта охвата изданием темы политики и одновременно развитие проблемного ряда осуществлялось посредством выпуска нескольких приложений – «НГ – Военное обозрение», «НГ – Сценарии», «НГ – Фигуры и лица». Пожалуй, ни одна газета так плотно не работала со смысловыми вопросами постсоветской истории. Здесь анализировались проблемы целостности государства, модернизации политических институтов, перехода к новому социально-политическому укладу, формирования правящего класса, соответствия элиты задачам развития страны, геополитики постсоветского государства, развития федерализма, перспектив экономического и политического сотрудничества стран СНГ, отношений бизнеса и власти, политического лидерства, роли СМИ в публичной политике. Нельзя не отметить и опыт «Независимой газеты» в расширении круга

-52-

авторов, что непосредственно отражалось на проблематике издания. В авторском корпусе прочные позиции начинают занимать эксперты, обеспечивающие интеллектуальную проработку сложных актуальных вопросов. В информационном пространстве «НГ» эксперты становятся влиятельными медиаперсонами, участниками диалогового обмена по вопросам выбора социальной, военной, культурной, экономической политики. Включая экспертов в процесс создания газетного контента, «НГ» одновременно решала несколько задач: повышала качество аналитики, поскольку авторы-эксперты являются носителями специализированных знаний; акцентировала внимание на проблемных сторонах общественной жизни, провоцируя дискуссию; закрепляла практику сопоставления разных взглядов, необходимых для поиска альтернативных решений. Издание, бесспорно, способствовало становлению сообщества экспертов, постоянно поддерживая открытую дискуссию, и таким образом реализуя функцию инновации.

«Независимая газета», выходившая с девизом «Без гнева и пристрастия», декларирующим принцип соблюдения баланса взглядов при рассмотрении противоречивых политических коллизий, тем не менее, следуя традициям европейской прессы, не скрывала своих позиций, чаще всего присутствующих в колонке главного редактора, но и не ущемляла иных взглядов.

Другая качественная газета «Коммерсант» (в нынешнем формате выходит с 1992 г.) проектировалась как деловое издание, обслуживающее информационные интересы новой социальной страты – предпринимателей и бизнесменов. Придерживаясь жесткого принципа объективистского подхода в освещении экономической и финансовой сферы, газета выстраивала свое информационное пространство на основе сухого информирования, аккуратно избегая проблем взаимовлияния политики, экономики и бизнеса. Однако конструкция разделения политики и бизнеса в России, как известно, оказалась почти абстракцией. В реальности переплетение этих сфер спровоцировало, к примеру, формирование олигархического режима и масштабную коррупцию. «Коммерсант» постепенно расширял проблемный ряд за счет включения политико-экономических тем. В 1997 г. «Коммерсант» корректирует свою концепцию в сторону политематического направления. Тематическая структура издания видоизменяется. Читательские группы «Коммерсанта», отвечающие параметрам аудитории качественного СМИ (высокий уровень образования, социальный статус и социальная активность), нуждались не только в информации, но и в не меньшей степени в аналитике, раскрывающей сложные взаимосвязи мира политики и мира бизнеса. «Коммерсант» усиливает аналитическую составляющую текстового поля и проблематизирует основные темы. Газета, опирающаяся на высокопрофессиональный журналистский коллектив, выводит на первый план политэкономические проблемы, актуальные как для России, так и всего мира. Интерес издания к мировому опыту закономерен, поскольку процессы глобализации диктуют новые правила отношений между государствами в контексте очевидной экономизации политики.

Появление в посткоммунистическом информационном пространстве газет и журналов, не только отражающих мир политики, но и конструирующих его, распространяющих политическую информацию, анализирующих и

-53-

комментирующих всегда сложный ход политического процесса, влияющих на климат мнений и создающих представления о политике, факт, с которым не поспоришь. Но этот факт не отменяет другого, столь же очевидного – рецидивов случающегося пропагандистского угара, возвращающего «агитпроп» советских времен. Особенно заметно такие «откаты» казалось бы, к уже изжитым практикам «внедрять в сознание» происходят во время выборов или обострения борьбы групп правящего класса. Подобные колебания, отказ от рационально-критического отношения к действиям власти, приводят к социальному эскапизму, апатии и опасной инертности аудитории. Для СМИ в условиях политического режима с неустойчивыми нормами и правилами, «на полпути к демократии», в большом публичном разговоре о политике существуют, скорее всего, два выхода: быть трансляторами голоса власти или – настойчиво и регулярно ставить вопросы, от которых зависит будущее, близкое и далекое.

6. Одним из результатов сопряжения политики и средств массовой информации является повестка дня. М. МакКомбс, американский исследователь масс-медиа, который и ввел понятие «agenda setting» и в научный, и в журналистский лексикон, справедливо утверждал, что установление повестки дня является «важнейшим вложением СМИ в процесс политической коммуникации. Посредством повестки дня формируется последовательность вопросов, имеющих общественное значение, следовательно, и достоинство тем публичного обсуждения. В самом процессе формирования повестки дня, по основанию принимающих в нем участие субъектов, выделяются три уровня: политический (предложенный политическими группами и акторами); медийный (исходящий от СМИ) и публичный, задаваемый обществом». Для рассмотрения информационной картины политической жизни наибольший интерес представляет медийный уровень, так как средства массовой информации путем поиска и селекции тем предъявляют аудитории самые важные из них, фокусируя ее внимание на политических проблемах и способах их решения. Следует подчеркнуть, что ракурсы «показа» проблем и отношение к ним СМИ (их позиции) способны влиять на ориентации граждан в политическом пространстве, их эмоциональные и рациональные мотивации, их предпочтения и политическое поведение.

Повестка дня всегда динамична, но наряду с актуальными темами в ней присутствуют и темы-проблемы, которые повышенной значимости.

В Конституции Российской Федерации в статье первой определяется конституционный строй нашей страны: «Российская Федерация – Россия есть демократическое правовое государство с республиканской формой правления». Строительство демократии и формирование демократического общественного договора началось с 1993 г. Самыми общими признаками демократического устройства является политическая конкуренция и свободные, общие и тайные выборы, независимость судебной власти и свободные (независимые) средства массовой информации. Поскольку «переход» к демократии происходил через политически управляемый скачок, или установление нового социально-политического строя сверху, путем инициативы и решений реформаторских групп советского истеблишмента, вопрос о политической конкуренции оказался чрезвычайно сложным. Реальных конкурирующих политических сил, соревнующихся за голоса избирателей, в виде массовых партий тогда еще не было, а выборы уже

-54-

начались. Первичность выборов в системе мер по демократизации совершенно обоснована. Выборы – единственный способ легитимации демократического режима. Но слабость быстро образующихся партий, не имеющих за исключением КПРФ своей социальной базы (масштабных референтных социальных групп, на которые они опираются, чьи интересы представляют и отстаивают в парламенте), повлекла за собой целый ряд проблем. В результате конкуренция сводилась к состязанию лидеров, владеющих публичной речью, умеющих рассуждать о том, как изменить Россию и часто появлявшихся в эфире. Избиратель мог зацепиться за идеи по вкусу – либеральные, коммунистические, демократические, национал-патриотические. Партийные лидеры были единственным маркером, позволяющим отличить одних от других. Реальная конкуренция, между тем, развивалась среди политико-экономических кланов, деливших разные капиталы влияния: политический (партии, СМИ), финансовый и экономический (финансовые потоки, промышленные, энергетические, природные ресурсы). Обладая необходимыми ресурсами влияния, они контролировали исход выборов и на федеральном, и на региональном уровнях. Те, кого называли олигархами, создали механизм сохранения власти, даже отдаленно непохожий на конкурентную демократию с ее непреложным правилом непредсказуемого результата в соревновании политических сил. Такой механизм гарантировал полный контроль правящего класса исхода выборов.

Дефиниции, выделяемые специалистами в области политических наук, между олигархическим ельцинским режимом и «управляемой демократии» В. Путина особого значения не имеют. В режимах больше сходства, чем различий. Остается клановой структура политической борьбы. Власть сосредоточена в узкой группе верхушки элиты. На политический процесс сверхсильное давление оказывает «ближний круг» президента. На консультации, за советами и поддержкой в Кремль, в Администрацию Президента, курирующую партийное строительство, ходят лидеры партий. Используются агрессивные технологии обработки общественного мнения. Начавшееся при Ельцине замещение публичной политики политтехнологиями при его преемнике завершилось перемещением политики в «серую зону», куда нет входа ни журналистам, ни обществу. Важнейший атрибут демократии – многопартийность, которая и свидетельствует, есть/нет политическая конкуренция, приобретает имитационный характер. Выстраивание «развитой многопартийности в России» сверху устойчиво производит репликации партии власти и выводит из игры оппонирующие партии. Задачу, поставленную первым президентом РФ ориентироваться на двухпартийную систему, пытались решить к парламентским выборам 1995 г., когда впервые и сконструировали «два крыла» власти – правоцентристский блок организовали под В. Черномырдина, премьера и руководителя партии власти под названием «Наш дом Россия» и левоцентристский – под И. Рыбкина, спикера Государственной Думы. Попытка обернулась неудачей. Но идея сжать политическое поле не исчезла. К выборам в Госдуму в декабре 2007 г. для конкуренции с очередной партией власти, правоцентристской «Единой Россией», возглавляемой спикером парламента Б. Грызловым, спешно сформированы «актуальные левые» – «Справедливая Россия» во главе со спикером Совета Федерации С. Мироновым. Учитывая, что обе партии являются ассоциациями чиновников, на выборах власти

-55-

пришлось бороться самой с собой.

«Старые партии» – ЛДПР и КПРФ, на прошедших выборах перешагнули семипроцентный рубеж прохождения в парламент, но конкурировать с «Единой Россией» не смогли. «Старые партии» либерально-демократического толка – «Яблоко» и «СПС» стали второстепенными акторами политической сцены. Инструментов реанимации избирательной активности осталось немного – консолидирующая идеология и техники пропагандистской мобилизации.

Для большинства российских граждан ни одна из существующих классических политических идеологий не опробована в политической практике. Коммунистическая идеология авторитет потеряла давно, еще в перестроечный период. Либеральная – дискредитирована результатом проведения экономических реформ. Другие – просто неизвестны, да и вряд ли имеют шансы на признание, потому что в политическом пространстве пока нет сильных лидеров, способных доказать публике перспективность определенной идеологии как перспективы успешного развития страны. Идеологию заменяют лозунги, в которых отражается общественный запрос. Так, на начальном этапе социально-политических преобразований запрос на свободу консолидировал сторонников демократии и поддерживающие их народные массы. Постреволюционный сформулирован запросом на порядок, предотвращающий сползание в хаос. Запрос на порядок, оформленный в идеологему «стабильности», стал основой курса, проводимого Президентом В. Путиным, рейтинг популярности которого устойчиво высокий, так же как и рейтинг доверия. Сама идея-лозунг «стабильности» в представлениях граждан связана не с партиями, а с конкретной фигурой, Президентом В. Путинным. Как замечают аналитики российской политической жизни, к президентским выборам 2008 г. отчетливо оформится запрос на справедливость, закономерный и логичный в условиях, где «стабильность» существует наряду с глубокими социальными разрывами. По традиции этот запрос должен стать идеологией кандидата на пост президента. Когда определяют различие между режимом авторитарным и режимом демократическим, часто приводят сравнение между «Властью авторитета» и «Авторитетом власти». Власть авторитета В. Путина, это факт социологических измерений, действительно велика и авторитетна, а власть государственных институтов, суды по рейтингам доверия, существенно меньше и неавторитетна. Дистанция между демократическими выборами и плебисцитом стремительно сокращается. Что следует делать законопослушным гражданам с легитимизированной ими же Конституцией?

Выборы и предшествующие им предвыборные кампании высвечивают качество готовности всех субъектов политического пресса к совместной работе, а заодно и способность общества действовать рационально. В немалой степени рациональное поведение и элит, и граждан зависит от средств массовой информации, тех информационных стратегий, которых придерживаются СМИ в период напряжения политических сил. Проблема отношений власти и прессы, не потерявшая остроту и в веке XXI, уходит корнями в специфическое участие российских СМИ в выборных кампаниях. Если в исследованиях политического поведения граждан, широко распространенных во всех демократических странах, изучается вопрос влияния СМИ на выборы, то отечественная практика заставляет

-56-

поставить вопрос иначе: как выборы влияют на СМИ?

Повестка дня в предвыборный период задается политической элитой. При формировании политической повестки, перетекающей в информационное пространство, всегда возникает дилемма, как работать: на позитиве или негативе? Практика свидетельствует, что негативные тренды оказываются более эффективными для мобилизации и принуждения электората отдать голоса тем, кто пообещает устранить все существующие угрозы. В новейшей российской истории еще не было ни одной предвыборной кампании, построенной на позитивной тематике. Но был казус с переформулированием выборной повестки. На президентских выборах 2004 г. в качестве конкурентов В. Путину выступали политики, выставленные партиями лишь для того, чтобы соблюсти необходимые условия выборного процесса. Абсолютная неконкурентоспособность претендентов привела к тому, что через две недели после начала кампании пришлось переформулировать повестку дня. Президент (еще не получивший мандат на новый срок!) объявил о смене кабинета с целью представить обществу тех, с кем он будет работать после переизбрания.

Президентская гонка в 1996 г. строилась на запугивании коммунистической угрозой. Парламентская 1999 г. – на жестоком компромате и «черном пиаре», которые без стеснения использовали главные телеканалы страны ОРТ и РТР, топившие лидеров блока «Отечество – Вся Россия» Ю. Лужкова и В. Примакова. Президентская кампания 2000 г. – на античеченских настроениях. Парламентская 2003 г. – на «деле ЮКОСа», символизировавшего борьбу с олигархами. Большинство СМИ, блестяще освоив манипулятивные технологии, профессионально обслуживали предложенную политической элитой и отшлифованную политтехнологами повестку дня. Собственная, медийная, требовавшая разъяснения, полемики, не потешных дебатов, анализа, дискуссии, присутствовала лишь в некоторых печатных СМИ. Когда выборы и выбор становились историческим фактом, власть усиливала контроль за деятельностью средств массовой информации. После выборов с запланированным результатом начиналась операция по регулированию информационного поля – «тихие революции», передел информационных ресурсов с применением рыночных механизмов: «конфликта собственников» (как случилось с НТВ, потом ТВ-6, ТВС), давления на собственников с целью смены редактора, контролируемого лицензирования частот и т.д. Анализируя причины активизации слияний и поглощений на российском информационном рынке, в частности, продаже «Коммерсанта» осенью 2006 г. крупному бизнесмену А. Усманову, Дерк Сауэр, основатель успешного Издательского Дома «Independent Media», так охарактеризовал новых собственников ряда общенациональных изданий: «Они купили это не потому, что это хороший бизнес. Они ничего о нем не знают. Издательское дело – нелегкое и не очень прибыльное. Все они работают в сфере газа, нефти, металла, там прибыль гораздо больше. Почему они это делают? Это ясно – политика. Для журналистов это всегда плохо» (Новая газета. 2006. № 81).

Предстоящие парламентские и президентские выборы могут быть и с позитивной повесткой, и с негативной. Ведь запрос на справедливость уже реализуется посредством национальных проектов, имеющих сильный потенциал ответа на потребности улучшения социальной сферы. Но этот же запрос, может актуализировать и другой «Кто

-57-

виноват в сегодняшней ситуации вопиющего разрыва между бедными и богатыми?». В этом случае потребуется найти очередного врага. К тому же, мультиплицированный пропагандистской машиной «образ врага» во все времена был самым эффективным объединителем. Выбор сценария для повестки дня, каким бы он ни был, снова выявит качество элиты – ее эгоизм или стратегическое мышление. Выявит и роль прессы: слуги власть имущих или все же ответственного партнера.

7. Прессу, миссией которой является передача социального и интеллектуального опыта, часто называется «черновиками истории». Если обратиться к подшивкам постсоветских газетных и журнальных изданий, работавших и работающих на историю, то представленный в них драматический процесс демократизации, раскрывается объемно, и подчас – детально. Огромный текстовый массив позволяет реконструировать и всю картину взаимоотношений власти и бизнес-элиты. Лауреат Нобелевской премии по экономике Р. Солоу на основе анализа состояния и перспектив российской экономики, сделал вывод о том, что высокий уровень инфляции, возникающие кризисы и экономическая нестабильность всего лишь факторы второстепенные, не имеющие определяющего влияние на сдерживание экономического роста. Сдерживающие факторы лежат не в экономике, а в политике и социально-культурной сфере (Коммерсант-daily. 1999. № 191).

Как отмечают исследователи демократических транзитов, сложности перехода к демократии в России связаны с «ловушкой одновременности», то есть задачей одновременной модернизации экономики и политических институтов. Нынешняя бизнес-элита родилась в 1992 г., когда Верховный Совет РСФСР утвердил приватизацию, а указ Б. Ельцина от 21 августа 1993 г. ввел в действие систему приватизационных чеков (ваучеров). С той поры и ведут свою родословную российские крупные собственники, как правило, выходцы из советских номенклатурных кругов. Они получали из рук власти беспрецедентные преференции в экономике, используя свалившееся богатство и для поддержки «их» власти, и для давления на нее. Следующим этапом наращивания финансовой мощи и еще более тесного взаимодействия с властью стали залоговые аукционы 1995 г. По инициативе трех банкиров (В. Потанина, А. Смоленского, М. Ходорковского) Правительство РФ передавало коммерческим банкам под залог крупные пакеты государственных промышленных предприятий, взамен получало кредит. Но реально эта была сделка по продаже потенциально сверхприбыльных структур в частное владение. Участники сделки отчетливо представляли последствия этой интеракции: условия договора о возвращении кредитов через год правительство выполнить не могло, следовательно, за долги предприятия уходили в частные руки. Один из участников залоговых аукционов, руководитель Альфа-банка позднее скажет: «Альфа-банк имел опыт участия в залоговых аукционах, и я берусь утверждать: во всех “больших” случаях победитель был известен заранее, до конкурса. Речь в чистом виде шла о “назначении в миллионеры” или даже в миллиардеры ряда предпринимателей, по замыслу должных стать главной опорой существующего режима» (Коммерсант-daily. 1999. 27 окт.). Накопленные финансовые ресурсы и связи в истеблишменте делали финансистов и крупных владельцев промышленных предприятий, к этому времени

-58-

прикупивших СМИ, влиятельными политическими игроками. Важнейшие политические задачи без олигархов уже не решались. Бизнес-элита становится стратегической группой власти. «И тогда, – пишет самый тонкий исследователь отношений власти и бизнес-элиты О. Крыштановская, – кроме возможности лоббировать свои интересы, финансируя деятельность политиков, спонсируя политические партии, бизнесмены брались за решение вопросов жизни общества – вплоть до определения дальнейшего пути страны»[2]. В рейтинге «100 ведущих политиков», публикуемых в «Независимой газете» на основе исследований группы «Vox populi» в течение 1992–2001 гг., Б. Березовский, В. Гусинский, В. Потанин, М. Фридман занимали высокие позиции, а то и входили в десятку самых влиятельных.

В определенной степени власть формировалась бизнес-элитой, у которой разрастались амбиции стать «старшим партнером». Ситуация изменилась с приходом к власти В. Путина, попытавшегося разделить функции политики и экономики. Курс на «равноудаленных» олигархов завершился арестом главы «ЮКОСа» М. Ходорковского, кстати, единственного олигарха, стремившегося сделать свой бизнес открытым, но не чуждого политическим притязаниям. Показательная «порка» заставила большой бизнес поддержать публичный разговор о социальной ответственности. Многие СМИ, отслеживающие перипетии отношений власти и бизнеса, утверждают, что их альянс в современном формате «вертикали власти» строится на идеологии «цены вопроса». Власть – старший партнер побуждает к финансированию акций благотворительности, социальных проектов. Выборов, наконец. Договоренности «партнеров» проводятся конфиденциально, говорят же, что деньги любят тишину.

Власть правомерно заняла позицию «старшего партнера» и публично провозгласила курс на борьбу с коррупцией. А бизнес, в качестве «младшего партнера», по данным исследований и материалам, опубликованным в СМИ, продолжает захлебываться от размера мзды, требуемой «государственными людьми». Аппетиты чиновников возрастают, по экспертным оценкам Фонда ИНДЕМ, по экспоненте. С уходом олигархов с политической сцены индекс экономической свободы в РФ, как и индексы свободы слова и инвестиционной привлекательности, не растут (Известия. 2005. 5 окт.).

В последнее время о диалоге власти и бизнеса не пишут только таблоиды. Для цивилизованных отношений постепенно создаются институционализированные переговорщики, представляющие интересы разных групп бизнеса: Российский Союз Промышленников и предпринимателей (крупный бизнес), «Деловая Россия» (средний бизнес), «Опора» (малый бизнес), Торгово-промышленная палата и другие структуры, выполняющие и лоббистскую функцию (между прочим, закон о лоббизме, очень важный для транспарентности деятельности бизнес-структур, так и не принят). Но смысл и формы идущего диалога, с точки зрения публичности, остается не проясненным, поэтому мало эффективным. Открытость этого диалога для общества с его запросом на справедливость является не только данью нормам дискуссии с обязательным предъявлением аргументов позиции, но и возможностью трезво оценить наши

-59-

перспективы в глобализирующемся мире.

8. В информационном пространстве политики тема международных отношений всегда входит в повестку дня. Эта тема и сопутствующая ей проблематика, пожалуй, наиболее фактологична. Даже малейшие отклонения в освещении реальных событий и радикально тенденциозное освещение ситуаций могут вызывать оперативный отклик как со стороны российских внешнеполитических структур, так и международных политических кругов. Работа с этой темой требует полного и ясного представления о внешнеполитических приоритетах России.

Бесспорно приоритетным направлением внешней политики, и соответственно особого внимания СМИ, является пространство бывшего Советского Союза – зоны стратегических интересов РФ. В период президентства В. Путина в отношении бывших республик Советского Союза был провозглашен принцип «разноуровневой и разноскоростной интеграции». Осуществление интеграции предполагало активизацию взаимодействия, прежде всего со странами СНГ в рамках торгово-экономических и политических сфер. Россия стремится сохранить за собой традиционную сферу влияния и дружественные режимы в приграничных государствах.

Приоритетным направлением являются и отношения с США. Несмотря на случающиеся охлаждения, вызванные разными позициями и взглядами на мировые процессы, руководство стран прилагает активные усилия для укрепления взаимодействия по предотвращению угроз терроризма и распространения ядерного оружия. Принципиальное значение для Москвы играет развитие контактов с Европой, затрагивающее практически все стороны партнерства от торговли и энергетики до научно-технического и культурного сотрудничества. Европейский Союз занимает верхнюю строчку среди торгово-экономических партнеров. Однако в связи с вступлением в ЕС восточно-европейских стран, нередко демонстрирующих недружественное отношение к России, приходится искать компромиссные решения (к примеру, устраивающий обе стороны вариант организации сообщения с Калининградской областью).

Особое значение придается таким странам-гигантам, как Китай и Индия, сферы сотрудничества с которыми постоянно расширяются. В последнее время налаживаются связи в области поставок энергоносителей и вооружения. Россия наращивает свое присутствие в Азиатско-тихоокеанском регионе. «В Азии у России были, есть и будут глубокие интересы, продвигать которые российская дипломатия намерена не в ущерб кому-либо, а на благо общей безопасности и процветания» (Официальный портал Министерства иностранных дел РФ. www.mid.ru). Постоянное внимание уделяется налаживанию связей с дальневосточными соседями – Японией, Южной Кореей. Российская дипломатия ведет работу и с Северной Кореей, сохраняя возможность влияния на регулирование возможных конфликтов.

По-прежнему России придает большое значение внешнеполитической деятельности на Ближнем и Среднем Востоке. Развивая отношения с Израилем, Россия не прекращает активный диалог с исламским миром и предпринимает все возможное для предотвращения «войны цивилизаций».

В условиях глобализации, нового мирового порядка, для которого характерна тенденция роста взаимозависимости стран, отражающаяся и в создании наднациональных институтов, значение проблематики,

-60-

связанной с международной политикой, будет возрастать. И как ответ на эту очевидную потребность в 2002 г. начал выходить журнал «Россия в глобальной политике» (http://www.globalaffairs.ru/), завоевавший признание профессионалов и вызвавший устойчивый интерес аудитории, стремящейся понять, какое место занимает Россия в современном мире.

Контрольные вопросы

Политика как тема СМИ.

Проблематизация политической темы.

Мир политики и СМИ.

Особенности политической проблематики в изданиях разного типа.

Формы подачи материалов о политической жизни в качественных и массовых изданиях.

Отражение проблем внутренней и международной политики в периодических изданиях: основные направления.

Исторический аспект формирования политической проблематики в постсоветских СМИ.

Журналисты и политики как партнеры информационной деятельности.

Литература

Бурдье П. О телевидении и журналистике. – М., 2002.

Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избр. произведения. – М., 1990.

Даль Р. О демократии. – М., 2000.

Луман. Н. Реальность массмедиа. – М., 2005.

Панарин А. Народ без элиты. – М., 2006.

Психологические аспекты политического процесса во «второй путинской республике» / Под ред. Е.Б. Шестопал. – М., 2006.

Реснянская Л.Л. Общественный диалог и политическая культура общества. – М., 2003.

Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории. – М., 2001.

Глава VI. СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА РОССИЙСКОЙ ПЕЧАТИ

1. Что такое социальная журналистика? Нередко социальную журналистику понимают слишком узко – только как совокупность текстов, отражающих проблемы социально незащищенных людей. Такое представление не может считаться удовлетворительным. Возникла подобная интерпретация под влиянием кризиса 90-х гг., когда в числе «беззащитных» оказалась бóльшая половина населения. Это обстоятельство сформировало «печальный образ» социальной журналистики. Жизнь развивается, а образ остается.

Еще менее удовлетворительно слишком широкое понимание социальной журналистики. В такой трактовке предмет размывается, и при желании им может стать все что угодно – на этом основании можно услышать суждения о том, что никакой особой «социальной журналистики» нет. И один, и другой подходы искажают представление о предмете социальной журналистики, и это нередко приводит к неглубокому, стихийному формированию социальной

-61-

«повестки дня» в СМИ.

В действительности предметный потенциал этой области журналистики огромен. Это и отдельные сегменты социальной сферы с их постоянно меняющейся актуальной проблематикой и становлением современных институтов, и общественная экспертиза новых законов и решений, и интересы разных социальных, национальных, возрастных, профессиональных групп, и неисчерпаемая проблематика отдельной человеческой личности; это различные уровни восприятия и обобщения. Факты и ситуации, судьбы и характеры, явления, события, процессы – словом, актуальная, оперативная и конкретная информация о структурном и функциональном состоянии общества и отдельных его групп, поддерживающая баланс интересов, о социальной динамике и характере ее протекания, позволяющая своевременно предотвратить кризисное развитие.

Полноценная социальная журналистика включает различные аспекты профессиональной журналистской деятельности:

Ÿ           отражение в прессе проблем социальной сферы в ее связях с другими сферами общественной жизни;

Ÿ           анализ любой информации с позиций общественного большинства и в интересах развития всего общества;

Ÿ           использование профессиональных ресурсов и особых методов, формирующих творческое своеобразие социальной журналистики;

Ÿ           вовлечение в информационный обмен самих граждан, создание их собственных информационных ресурсов.

Традиционно общество разделяют на четыре основные сферы: политическую, экономическую, социальную, духовную. Каждая из них специфична. Собственно социальная сфера определяет предметное своеобразие социальной журналистики, прежде всего ее тематические особенности: проблемы труда, занятости, доходов, образования, здравоохранения, социальной защиты, межнациональных отношений, женщин, детей, семьи, других социальных групп и отдельных сегментов, социальной инфраструктуры и т.д. Проблематика более подвижна, изменчива, злободневна: каждое сообщество решает свои собственные проблемы, вытекающие из характера социальных связей в конкретный исторический период.

2. Структура общества – познавательная матрица журналиста. Эффективность журналистики напрямую связана с тем, насколько объективно и ответственно подходят журналисты к постановке социальных проблем. А это, не в последнюю очередь, зависит от глубины социальных знаний журналистов, от того, насколько адекватно они представляют структуру общества, понимают действие социальных механизмов, владеют информацией о состоянии социальной сферы в целом. Такие базовые профессиональные знания играют роль инструмента в анализе повседневности, конкретных жизненных ситуаций. Основные компоненты структуры общества, сущность процессов, происходящих в нем, – своего рода познавательная матрица, которая помогает уяснить суть сложных и противоречивых процессов, происходящих в России.

-62-

Структура данного раздела отражает следующую логическую последовательность:

Ÿ           состояние социальной сферы и характер протекающих в ней процессов определяют предметное своеобразие социальной журналистики;

Ÿ           понятие о социальной политике дает возможность выявить функциональную специфику СМИ в решении социальных проблем;

Ÿ           обзор текущей практики социальной журналистики ведет к выявлению основных профессиональных проблем и главных задач.

Общество неоднородно, оно состоит из социальных групп и общностей, различных по своему составу. Различия определяются материальным положением, культурными предпочтениями, возрастом, родом занятий, национальной идентификацией, многими другими факторами, на их основе формируются особые группы – страты; процесс стратификации, то есть становления и укрепления социальных групп, или напротив, их распада, происходит в обществе постоянно. При этом человек переходит из одной социальной позиции в другую, меняются социальные статусы целых групп – все это отражает социальную мобильность общества.

Множественные связи, постепенно развиваясь, превращаются из стихийных и спонтанных в упорядоченные, организованные, закрепляются правила и нормы, регулирующие эти отношения, создаются социальные институты – символы порядка и организованности и одновременно структуры повседневности: различные организации, с помощью которых граждане реализуют свои социальные права, удовлетворяют потребности.

Упорядочение связей и регулирование поведения членов общества происходит на основе системы ценностей, принятой в данном обществе. Культура организует общественную жизнь, объединяет людей, служит ориентиром в развитии. В обществе на основе культурных ценностей вырабатываются нормы, исполнение которых обязательно. Система социального контроля, следя за выполнением норм, оберегает общество от распада.

В основе всей социальной структуры, всех социальных процессов – человек, основной и изначальный элемент всей структуры, субъект и объект всех общественных отношений. Личность человека – это воплощение в нем системы социально значимых черт и качеств данного общества. Всю жизнь человек находится в процессе социализации, то есть сложного и многостороннего взаимодействия с обществом.

Социальный капитал – очень важный ресурс для устойчивого развития общества. Расслоение общества естественно, однако оно не должно быть критическим. Сила любого общества в согласованности действий, в сочетании интересов различных групп, в признании общих стратегических целей, которое достигается в процессе предъявления интересов и публичного их обсуждения и согласования. Здесь главную роль играют СМИ.

В целом социальную жизнь можно описать как систему взаимодействий личности, групп и общества в целом, функционирование социальных институтов на основе принятия общих ценностей и норм. Такое представление помогает уточнить предмет социальной журналистики: социальная жизнь является предметом ее отражения и

-63-

объектом воздействия и имеет своей целью повышение качества социальной жизни.

3. Российское общество: социальная цена реформ. Сегодня российское общество переживает последствия радикальной политической, экономической и социальной трансформации. Процесс реформ развивался очень противоречиво, волнообразно. Если оценивать его социальную сторону, а точнее восприятие реформ большинством россиян, то здесь можно выделить несколько этапов. Сначала общество ждет позитивных изменений и на волне гласности готово к рыночным изменениям. Согласие не означает, что новая экономическая культура уже появилась. Столкнувшись с рынком, общество ощущает его «тяжелую поступь», но надежды на будущее еще сильны. Начинается массовое вовлечение населения в рыночные процессы. Негативное отношение к реформам, недоверие к власти и отчуждение от нее возрастают в середине 90-х и особенно усиливаются к 2000 г., когда становятся очевидными негативные социальные последствия реформ: падение уровня жизни, развал социальных институтов, снижение демографических показателей. При этом адаптация к рынку продолжается: люди привыкают, приспосабливаются, осваивают новые профессии, виды деятельности, образцы поведения. Во всех сферах жизни развиваются теневые процессы. В результате разобщенности реформы пробуксовывают, идут медленно, с постоянными откатами назад и, в итоге, социальный кризис затягивается. Когда большинство ощущает себя жертвами, а не участниками реформ, они проходят особенно болезненно. Лишь в последние годы ситуация начала меняться. Пока опросы отмечают лишь некоторое общее оздоровление восприятия жизни; показатели качества жизни также улучшаются, но незначительно. Для того, чтобы преодолеть последствия кризиса, понадобятся многие годы.

Социальная цена реформ оказалась слишком высокой. Но факт отставания, запаздывания социальной составляющей реформ не означает, что в этой сфере не произошло изменений – напротив, социальная жизнь российского общества за последние полтора десятилетия претерпела глубокую, коренную ломку.

Трансформация социальной структуры. Устойчивая система социальных групп советского общества – рабочий класс, колхозное крестьянство и трудовая интеллигенция – разрушилась; на ее месте возникла другая система страт; отношения между ними изменились коренным образом:

Ÿ           возник класс собственников, капиталистов – бизнес-сообщество;

Ÿ           изменился состав правящего класса – смена элит;

Ÿ           развеялся миф о роли рабочего класса, изменилась его социальная роль – часть его формирует средний класс, часть маргинализуется;

Ÿ           исчезло как класс колхозное крестьянство, но новая группа – фермерство – как влиятельная экономическая сила еще не сформировалась;

Ÿ           появился и развивается средний класс, однако основой социальных отношений, гарантом стабильности и процветания еще не стал;

Ÿ           интеллигенция перестала играть роль духовного лидера и как социальный слой исчезла – пополнила средний класс, отчасти бизнес-сообщество;

Ÿ           возросло влияние криминальных групп и их роль в жизни общества.

Новые модели поведения. Изменения в социально-экономических условиях обусловили изменения в повседневном образе жизни. Россияне осваивают новые для себя стереотипы рыночного поведения – одни

-64-

осваиваются, выбирают новые профессии, втягиваются в совершенно незнакомые прежде финансовые, потребительские, культурные отношения, другие – ищут пути обхода закона и правовых норм, что проявляется в различных видах криминального и девиантного поведения. Изменилась и сфера труда: появился рынок труда, а значит, и безработные, произошла дифференциация оплаты труда и доходов, появилась множественная занятость, резко усилилась денежная мотивация труда.

Социальное расслоение. Прежде однородное советское общество вследствие этого стремительно поляризировалось. Это проявилось в дифференциации доходов: страна разделилась на богатых и бедных, между которыми образовалась социальная пропасть. Разница в доходах очень быстро сформировала различия в образе жизни и фактически разделила общество. Об общности целей в таком поляризованном обществе, о социальном согласии говорить не приходится. Разобщенная нация – слабая страна.

Дезорганизация социальной инфраструктуры нарастала на протяжении всего периода 90-х гг. Она означает нарушение нормального функционирования основных институтов общества, а следовательно, жизнедеятельности населения, его образа жизни. Старые порядки сломаны, а новые не сложились. Все стремительно меняется, нет никаких определенных правил или им никто не следует. Ослаблена ответственность. Реформирование, недофинансирование разваливают работу учреждений социальной сферы – школ, больниц и т.д. Обычно это сопровождается деформацией функций должностных лиц. Все они меняют качество работы, нарушается социальный порядок. Во всем трудно разобраться, человек чувствует себя беспомощным, развиваются неуверенность и пессимизм.

Теневизация социальной сферы – следствие дезорганизации и других процессов – приобрела поистине угрожающие размеры. Сущность теневых процессов в том, что все они обходят закон, установленные нормы и поэтому скрываются, – это коррупция в учреждениях, оплата услуг в неустановленном порядке, скрытые зарплаты, неуплата налогов с дополнительных заработков и другие многочисленные проявления. Показатель масштабов теневых процессов – численность людей, вовлеченных в такие процессы, а она огромна. Теневизация охватывает все общество, дезорганизует его, искажает моральные нормы. Теневой оборот финансов разрушает экономику, нравственные деформации подрывают общество изнутри, жизнь никак не налаживается. Если такой процесс не остановить, общество может погибнуть от внутреннего хаоса.

Миграционные процессы и национальные отношения. В условиях разрушения привычных социальных связей возрастает значение связей этнических. Чем серьезнее проблемы социальной дезорганизации, тем больше спрос на этничность, тем выше ее ценность. Это привело к обострению межнациональных отношений. Распад Советского Союза сопровождался наплывом в Россию выходцев из бывших братских республик. Только за 1992–1996 гг. к нам прибыло 2,9 млн. мигрантов из стран СНГ и Балтии. Вместе с этническими русскими, бежавшими от дискриминации, в Россию из экономических соображений переселялись представители других народов, в основном в Москву, Петербург, портовые города, а позже и в другие города и даже сельскую местность. Локальные конфликты также привели к перемещению больших групп населения. В Россию, помимо внутренней миграции, хлынул поток

-65-

переселенцев из Азии. Криминализация общества создает условия для рекрутирования из их числа преступных группировок. Эти факторы приводят к социальной напряженности с национальным подтекстом. Отсутствие грамотной национальной и миграционной политики завязывает крепкий узел межнациональных противоречий.

Ценностный вакуум – один из наиболее тяжелых и опасных процессов, развившихся в российском обществе. Это отсутствие четких нравственных ориентиров, ценностей, целей, которые бы ориентировали общество и служили бы стимулом активности. Распад традиционной морали, снижение ее значимости приводят к аморальности действий верхов и апатии, пессимизму низов, разочарованности и социальному отчуждению. «Национальная идея» еще не обрела ни смысловой ясности, ни вербальной определенности, если не считать таковой необходимость выживания.

Обозначение некоторых наиболее общих объективных процессов, охвативших российское общество, с трудом поддается упорядоченному описанию, так как они взаимообусловлены и взаимопроникаемы, в чем, в частности, проявляется высокая степень стихийности, распада социальных связей – то, что так болезненно переживается обществом. Не все они негативны, налицо и складывающиеся новые социальные реалии, контуры будущего. Однако социальные изменения вызвали к жизни множество разнообразных противоречий, которые на субъективном уровне воспринимаются как совокупность чрезвычайно болезненных социальных проблем, с которыми сталкивается большинство россиян в своей повседневной жизни. Воздействие главных российских бед на все другие стороны жизни так велико, что они превратились, не без участия журналистов, в образы-символы реформ.

«Новые бедные». В процессе экономических реформ основная масса населения в России перешла границу допустимого снижения жизненного уровня. Лицо российских реформ – бедность. «Новые бедные» – это врачи, учителя, работники культуры, семьи с детьми, пожилые люди. Либерализация цен, инфляция и другие процессы резко ограничивают государственные выплаты, доходы большинства резко сокращаются. Две трети населения оказываются за официальной чертой бедности. Борьба с бедностью постепенно снижает число остро нуждающихся, но и сейчас, по всем опросам, недостаток средств осознается как главная социальная проблема.

«Русский крест». Другая национальная беда – демографический кризис, состоящий из цепочки крайне тяжелых и опасных социальных процессов: депопуляция (с 1992 г. население России убывает; в графическом изображении линия рождаемости, пересекаясь с линией смертности, образует крест), сверхнизкая рождаемость, высокая смертность, рост социальных болезней, плохое здоровье детей, старение населения. Это прямая угроза национальной безопасности. В последние годы демографические показатели перестали стремительно ухудшаться, однако, в отличие от экономических, их нельзя восстановить и улучшить в короткие сроки.

«Великая криминальная революция». Бедность, безработица, нестабильность, крушение планов и несбыточность надежд привели к общей криминализации жизни. И это не только разгул преступности и сращивание власти и криминала, это растущая маргинализация населения. В социальную «воронку» втягиваются нищие, бомжи,

-66-

беспризорники, уличные проститутки. «Верхи» и «социальное дно» – это полюсы жизни, но и основная масса населения не свободна от процессов криминализации: значительная часть различных социально-возрастных групп ощущает на себе ее воздействие – молодежь романтизирует асоциальное поведение, взрослые вынуждены добывать средства к существованию неприемлемыми и неодобряемыми собой способами, растет бытовая преступность и насилие. Главное – ослаблено действие моральных норм. Нетрудно заметить, что внутренние проявления социального кризиса сопоставимы с внешними: конфликт ценностей – бедность, кризис социализации – демографическая катастрофа, ослабление социального контроля – криминализация жизни.

Социальные индикаторы. Перечисление социальных проблем, их качественная оценка еще не дают полного представления о состоянии социальной сферы, о социальных процессах и их динамике. Важны и количественные показатели – социальные индикаторы. Они наглядно демонстрируют, на какой ступени социального развития находится Россия по сравнению, например, с другими странами или с другими отрезками времени. Количественные показатели более точно и объективно отражают состояние социальной сферы, здесь нет места субъективным оценкам.

Существуют различные методики выявления количественных показателей. В современной науке экономические показатели рассматриваются в связке с социальными, системные показатели дают глубокую, научно обоснованную характеристику социального состояния. Одна из наиболее известных методик измерения социального состояния общества разработана под руководством академика Г. Осипова. Она построена на сопоставлении предельно допустимых критических показателей развития общества (которые известны мировой практике) с реальными показателями (конкретного общества в определенный период) и выявлении на их основе опасных тенденций.

Так, например, предельно-критическое значение в мировой практике уровня падения промышленного производства равен 30–40%, величина показателя в 1998 г. в России составила 54%; вероятное последствие – деиндустриализация.

Из социальных показателей наиболее тревожными являются такие:

Соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных граждан составило 14:1 – предельно допустимый показатель 10.

Уровень безработицы: 15% – 8–10%.

Уровень бедности: 25–45% – 10%.

Коэффициент смертности (число умерших к числу родившихся): 1,63 – 1.

Коэффициент рождаемости (среднее число рождений на 1 женщину репродуктивного возраста): 1,39 – 2.

Средняя продолжительность жизни: 67 лет – в европейских странах 78 лет.

Доля лиц старше 65: 11% – 7%.

Уровень преступности (к-во на 100 тыс. населения): 6,5 тыс. – 5–6 тыс.

Уровень потребления алкоголя (к-во литров чистого спирта на человека в год): 14,5 – 8.

Число суицидов на 100 тыс. населения: 38 – 20.

Уровень психических заболеваний на 1000 чел.: 280 – 284.

-67-

Из приведенных данных видно, что в российском обществе были превышены почти все предельно-критические показатели, то есть запущены разрушительные социальные процессы: социальное расслоение, рост социально обездоленных, люмпенизация населения, депопуляция, отсутствие простого воспроизводства населения, снижение жизнеспособности общества, старение населения, криминализация общественных отношений, физическая деградация, потеря смысла жизни, разрушение личности. Здесь приведены данные 1998 г., когда процессы уже сформировались после примерно десятилетнего периода общественной трансформации; в следующем десятилетии они приостановились, появились признаки оздоровления, однако для значительного улучшения социальных показателей потребуется немало времени.

Еще один индикатор – индекс развития человеческого потенциала. Это сравнительно новый критерий, который является интегральным показателем уровня социального развития. Впервые он появился в 1990 г. в Докладе ПРООН «Отчет по человеческому развитию». Основными показателями, определяющими индекс (ИРЧП) в каждой стране, являются:

Ÿ           ожидаемая продолжительность жизни – в интервале 25–85 лет;

Ÿ           уровень образования – грамотность взрослого населения и количество учащихся в возрасте до 24 лет;

Ÿ           уровень доходов – доход на душу населения в пределах 100–40000 дол.

Они отражают главные социальные качества общества – здоровую жизнь, образование, достойные человека условия жизнедеятельности. Индекс развития человеческого потенциала колеблется в пределах от нуля до единицы и рассчитывается по специальной методике. Развитые страны попадают в интервал 0,8–1; развивающиеся – 0,5–0,8; слаборазвитые – менее 0,5.

Согласно этой методике в 1992 г. российский ИРЧП составлял 0,849, что позволяло России занимать 52-е место (из 174 стран, ИРЧП которых рассчитывался экспертами ООН) в этом ведущем мировом гуманитарном рейтинге. К 1995 г. страна переместилась еще дальше, а к началу века стала снова подниматься, однако прежние позиции пока не вернула. В последние годы российский ИРЧП позволяет нашей стране занимать 57–65 места, что не может быть основанием для удовлетворенности. Социальные показатели России медленно улучшаются – значение ИРЧП повысилось (0,792), доходы населения заметно возросли (ВВП на душу населения – 9230 дол.), увеличены расходы на социальную сферу (585 дол. на душу населения в здравоохранении). Наиболее проблемными остаются демографические показатели: средняя продолжительность жизни россиянина составляет всего 65 лет. Сегодня Россия возглавляет группу стран со средними значениями. Но если сравнивать их с показателями высокоразвитых стран, то разница оказывается колоссальной. Например, показатели 2005 г. в Норвегии (1-е место в рейтинге): ИРЧП – 0,963; среднедушевой доход – 37670 дол., средняя продолжительность жизни – 80 лет, расходы на здравоохранение – 3400 дол. на 1 чел.

Наконец, еще один показатель – данные социологических опросов. По результатам масштабного исследования «Десять лет реформ», проводившегося в 2003 г. ИСПИ РАН, картина отношения россиян к основным итогам реформ такова (приводятся выборочные результаты).

-68-

Оценка событий

самые негативные: дефолт, ваучерная приватизация, избрание Ельцина президентом, первая война в Чечне, либерализация цен,

самые позитивные: уход Ельцина, избрание Путина, вторая война в Чечне, новая конституция 1993 г., новый старый гимн.

Виновники

1994: Горбачев, чиновники, КПСС, мафия,

2001: Ельцин, Горбачев, мы сами, мафия, чиновники.

Потери

для общества: снижение уровня жизни, падение морали, снижение авторитета России, утрата стабильности, развал промышленности,

для себя: снижение уровня жизни, утрата уверенности в завтрашнем дне, утрата стабильности, разделение на богатых и бедных, нет больше справедливости.

Обретения

для общества: насыщение рынка товарами, свобода слова, прекращение гонений за веру, свобода выезда, возможность зарабатывать,

для себя: возможность зарабатывать, насыщение рынка, возможность личной карьеры, свобода выезда, жить стало интереснее.

Угрозы

внутренние: бедность, рост тарифов ЖКХ, повторение дефолта, рост нерусского населения, ситуация в Чечне,

внешние: международный терроризм, эпидемии, угроза войны, увеличение роли США, увеличение разрыва между богатыми и бедными странами.

Чувства

1995: стыд за состояние страны, несправедливость происходящего, дальше так жить нельзя, собственная беспомощность,

1997: несправедливость происходящего, стыд за состояние страны, так жить нельзя, собственная беспомощность,

2003: стыд за состояние своей страны, несправедливость происходящего, собственная беспомощность, так жить нельзя.

Уроки реформ. Результаты любых реформ в социальном плане можно оценивать по тому, как изменилось материальное положение населения, его уровень и образ жизни, состояние человеческих ресурсов, моральное сознание, развитость гражданского общества. Позитивными следует считать такие реформы, которые привели к повышению уровня жизни народа, обогащению его образа жизни, улучшению здоровья, прогрессивным переменам в массовом сознании и в сфере гражданских отношений. Следуя этой логике, можно утверждать, что социальные последствия реформ в России можно считать негативными – жизненный уровень снизился, состояние здоровья ухудшилось, тяжело переживается моральный кризис.

Однако считать социальные последствия реформ однозначно негативными было бы неправильно.

Во-первых, переходный процесс в России продолжается, в области социальных отношений он более длительный, чем в политике и экономике.

-69-

Во-вторых, сколь ни велика социальная цена реформ, у россиян появился бесценный социальный опыт; выросло новое поколение, которое едва ли видит себя в прошлом. В образе жизни, в моделях поведения появилось много нового, и это новое, наряду с негативными, имеет и много позитивных, продуктивных для будущей жизни черт.

В-третьих, в новом веке определенно проявили себя признаки стабилизации и оздоровления общества: это и экономический рост, и укрепление внешнеполитических позиций, и концептуальный подход к социальному развитию.

Государство делает попытки признать социальный фактор решающим в последующем развитии России и пытается проводить активную социальную политику. Изменилось сознание общества, развивается, хоть и очень неровно, гражданское общество. Очень медленно и совсем незначительно, но улучшаются социальные показатели качества жизни. Взять хотя бы такой факт: после либерализации цен бедными стали 2/3 населения, за последнее пятилетие этот показатель опустился ниже 20% – это, конечно, не значит, что благосостояние стало удовлетворительным, но борьба с бедностью все же приносит некоторые результаты, а экономическое поведение россиян становится более адекватным. Российское общество, переживая один из самых тяжелых социальных кризисов в своей истории, многое поняло и многому научилось.

Сегодня уже не «реальный социализм», то есть 80-е гг., не досоциалистические показатели, то есть легендарный 1913 г., а рубеж ХХ и ХХI веков и глубина кризиса, постигшего российское общество в процессе реформ, воспринимаются как отправная точка в оценке повседневных реалий. Отойти от края пропасти недостаточно; чтобы действовать эффективно, следует ясно осознавать глубину и причины кризиса. Позитивные тенденции в социальном развитии еще не окрепли; негативные социальные механизмы еще не окончательно разрушены. Важно понимать, куда способна завести общество недооценка социальных факторов, каково действие разрушительных механизмов – это с одной стороны; не менее важно осознавать, какая сила заключена в качестве человеческого потенциала, каким мощным ресурсом может быть социальный капитал. Все это – для того, чтобы понять чрезвычайно важную роль прессы в формировании и коррекции социальных процессов.

4. Социальная политика – инструмент управления общественным развитием

Социальные права граждан. В самом общем виде социальную политику можно обозначить как деятельность, направленную на реализацию социальных прав граждан – право на равную оплату за равный труд, на безопасность труда, на справедливое вознаграждение за труд, обеспечивающее достойное существование, на защиту от безработицы, право на жилище, отдых и досуг, поддержание здоровья, обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, наступления старости, вдовства, право на материнство и детство, на достижимый уровень физического и психического здоровья и другие. Они налагают на государство юридические обязательства создавать для человека условия, в которых он не испытывает страха и нужды. Такие права могут быть предоставлены только обществом и гарантированы правительством зависят от ресурсов государства. Социальные права зафиксированы во Всеобщей декларации прав человека (1948), получили развитие в Европейской социальной хартии (1961), Международном пакте

-70-

об экономических, социальных и культурных правах (1963), Венской декларации (1993). Государства, признавшие эти документы, обязаны их выполнять в полном объеме. Россия, ставшая членом Совета Европы, принадлежит к числу таких государств.

Сущность социальной политики. Социальная политика – это многокомпонентное понятие, включающее:

Ÿ           систему государственных мер по поддержанию общественных групп, которые в силу различных причин не могут улучшить собственное положение;

Ÿ           сбалансированное распределение благ; достижение равновесия и стабильности;

Ÿ           создание условий для самореализации членов общества;

Ÿ           меры по развитию социальной сферы;

Ÿ           согласование неотложных потребностей и долговременных интересов.

Социальная политика включает защиту – то есть поддержание стабильности социальной системы оказанием помощи тем, кто не может о себе позаботиться – иразвитие – обеспечение конкурентоспособности государства. На практике каждое государство реализует и одно, и другое направление: проблема в том, чтобы принципиально определить правильное для данной исторической ситуации соотношение стратегий. Оно зависит от социально-экономических ресурсов и политической воли государственной власти.

Социальная политика реализуется по нескольким направлениям, то есть имеет свою собственную отраслевую структуру:

доходы – жизненный уровень, потребительская корзина, благосостояние;

труд – оплата, охрана, страхование, занятость;

защита нетрудоспособных и малоимущих;

отрасли социальной сферы – образование, медицинская помощь, наука и культура, физкультура и спорт (социальные институты и учреждения);

социальная инфраструктура – жилье, транспорт, дороги, связь, торговля, бытовое обслуживание (и организации, ответственные за состояние инфраструктуры);

отдельные категории населения – пожилые, инвалиды, молодежь, дети, семья;

экология;

миграция.

Основными источниками финансирования социальной сферы являются государственный бюджет (налоги), страховые фонды (отчисления работодателей и работников), частные фонды (благотворительность). В развитых странах социальные расходы могут составлять до 40% государственного бюджета.

Государственное участие и присутствие в социальной политике, при всем разнообразии известных моделей, принципиально может быть двух типов:патерналистским и либеральным. Каждый из этих подходов имеет свои преимущества и ограничения, у каждого – своя историческая миссия.

Государственный патернализм в социальной политике (и не только) предполагает принятие на себя государством полной ответственности за уровень доходов граждан и их социального обеспечения при условии

-71-

принятия гражданами идеологических и экономических норм поведения.

Все расходы социальной политики финансируются государством, оно же контролирует меру потребления, устанавливая размеры оплаты труда, цены, объемы производства потребительских товаров. Доходы и возможности членов общества дифференцированы, но незначительно, они искусственно уравниваются. Цены на товары могут быть по усмотрению государства ниже себестоимости или существенно выше – так государство контролирует значимость товаров и услуг для личности. Государственный патернализм обеспечивает минимум жизненно важных потребностей, гарантируя их, стабильность цен, исключает безработицу, создает возможности для бесплатного и гарантированного потребления социальных услуг – образования, здравоохранения, жилья, отдыха, досуга. При этом все товары и услуги, как правило, невысокого качества, наблюдается их постоянный дефицит, деформации в сфере распределения, экономически такая система неэффективна ввиду низкой производительности труда в отсутствие материальных стимулов. Как только создаются условия экономически свободной деятельности, такая социальная политика сразу же обнаруживает свою несостоятельность, так как возможность высоких доходов становится привлекательнее минимальных социальных гарантий.

Либеральный подход принципиально исключает искусственное уравнивание, в этом вся его сущность. Государство поддерживает слабых и создает условия для раскрытия экономического потенциала сильных.

Адресность и заявительный принцип при условии строгой проверки позволяют получать государственную помощь из бюджета тем, кто не может о себе позаботиться. Государственную поддержку, и подчас значительную, могут получить и другие граждане, однако не из бюджета, а из других источников. Эти источники формируются за счет страховых взносов работодателей и работников, а также благотворительных взносов. Зарплаты и цены на товары устанавливаются производителями с учетом рыночных механизмов и не являются постоянной величиной. Преимущества либерального подхода состоят в выраженном стимуле получения максимальных доходов, являющихся условием общего экономического роста и, в конечном счете, процветания государства. Они же делают граждан независимыми от государства и являются фактором формирования гражданского общества. Недостаток – в существенном различии уровней доходов и потребления, что является источником социальной напряженности.

Различия, кратко перечисленные в описании подходов, кардинальным образом меняют образ жизни общества, уровень и качество жизни. Все существующие модели социальной политики являются вариантами этих принципиально различных подходов; при этом различия могут быть существенными даже в рамках одного подхода. Переход от одних принципов к другим не может проходить быстро и безболезненно. Падение жизненного уровня для большинства неизбежно, однако качество социальной политики в переходный период может минимизировать эти потери, а может создать крайне негативные последствия, привести общество в кризисное состояние.

Даже беглый обзор составляющих социальной политики дает представление о том, насколько это сложная, многокомпонентная, дорогостоящая деятельность. Россия активно изучает опыт мировой социальной политики,

-72-

опирается на действующие модели социальной политики. Пытаясь модернизировать собственное социальное пространство, мы стараемся учесть и мировой опыт, и российскую специфику.

Мировой опыт социальной политики. Современная социальная политика основана на общепризнанных международных принципах:

социальной справедливости: жизненно необходимый минимум всем (уравнительное начало) – уровень благ по труду (распределительное начало);

индивидуальной социальной ответственности: каждый должен сделать все возможное, чтобы обеспечить себя самостоятельно;

социальной солидарности: в кризисной ситуации общество приходит на помощь.

Современная социальная политика «выросла» из борьбы с бедностью, из благотворительности, из филантропической культуры и лишь затем, много позже, приобрели контуры государственной политики и современную терминологию. Возникла концепция, а позже и реальные модели «государства всеобщего благоденствия». Формально «социальное государство» – это государство, признающее социальные права граждан, закрепленные в соответствующих международных документах. Гуманитарное право, гуманитарное мышление строится на признании всех людей социально равными друг другу, осознании социальной ценности любой человеческой личности, признании счастья и благополучия каждого человека как причины существования общества. Эти параметры, а не только уровень благосостояния, составляют в современном обществе сущность социального государства.

От признания социальных прав и выработки принципов «социального государства» до реализации их на практике каждое из благоденствующих ныне государств прошло свой нелегкий путь. ХХ век оставил истории несколько моделей социальной политики, каждая из которых, имея свои преимущества и ограничения, стала результатом немалых усилий всего общества и отражала национально-исторические традиции.

Для России, ставшей на путь реформирования и модернизации экономики, важен опыт развитых стран. Отсутствие патернализма отнюдь не означает уход государства из социальной сферы. Балансирование между экономической выгодой и социальной справедливостью – сложнейшая задача, не имеющая готовых решений. В одни периоды требуется экономический рост – сокращаются социальные расходы, в другие – напротив, сдерживаются доходы обеспеченных групп. Идеальное решение этой проблемы невозможно, но реально государственное регулирование.

5. Российский опыт социальной политики. Сегодня российское государство, реформируя свою социальную сферу, в большей степени ориентируется на континентальную корпоративную модель, и прежде всего опыт Германии в создании социальной рыночной экономики. Однако у России есть и собственный немалый исторический опыт, по-своему уникальный и поучительный.

В дореволюционный период Россия, обладая огромными ресурсами, всегда была страной бедных людей. Бедность – устойчивый образ народной жизни, воспроизводившийся из поколения в поколение, в течение десятилетий и столетий воспринимаемый как норма, как культурный феномен. История российской социальной политики

-73-

развивалась как история благотворительности, взаимной личной помощи и поддержки и насчитывает несколько веков. В России всегда стремились жертвовать, видя в этом нравственный долг, непреложно следуя религиозной этике любви к ближнему. С принятием христианства широко распространился обычай подавать милостыню, ставший святой обязанностью верующего. Общественная и личная благотворительность получили особый размах после великих реформ; основная работа осуществляется в провинции, в земствах. В это время в стране развивается всеобъемлющая система государственного призрения и еще более разветвленная и многоуровневая система благотворительных учреждений, которая берет на себя основной объем работы и становится самым существенным звеном в системе российской благотворительности. Быстрыми темпами идет и становление гражданских отношений – духовное общение и обсуждение русской интеллигенцией социальных проблем занимают в этом процессе главное место. Победа над бедностью прочно связывалась с победой демократии.

Российское общество в прошлом было носителем высокоразвитой культуры милосердия, благотворения и филантропии и имело богатый опыт взаимодействия государства, общественных организаций и частных лиц в области решения социальных проблем. Нет сомнения, что развитие этого опыта вывело бы в будущем Россию на уровень цивилизованного решения проблем бедности и одержало бы затем победу над самой культурой бедности. Однако затем этот опыт был утрачен. Тотальное огосударствление после октябрьских событий 1917 г. вытеснило из общественной сферы благотворителей, жертвователей, а также и всю филантропическую культуру, формировавшуюся на протяжении нескольких столетий. Новая власть заявила, что все заботы о народе берет на себя.

Советский период. Основными социальными достоинствами построенного общества считались отсутствие безработицы и социальная защищенность людей, дававшие им «уверенность в завтрашнем дне». В СССР социальные блага распределялись через фонды общественного потребления, значительная часть – через производственные коллективы. Были бесплатными образование, здравоохранение, предоставление жилья, занятия физкультурой и спортом, многие формы досуга. Действовала система государственного регулирования цен, обеспечивающая доступность товаров и услуг. Развитие социальной сферы определялось как рост жилищного строительства, числа учителей, врачей и т.д. Существовала обширная система льгот. Каждому члену общества гарантировался определенный (как правило, невысокий по стандартам современных развитых государств) уровень потребления в зависимости от его социального статуса.

Однако всеобщность и бесплатность социальных услуг еще не означала их повсеместной доступности и высокого качества. Понятие «дефицита» в социальной сфере автоматически устраняло безвозмездность. Решение самых простых житейских проблем требовало немалых усилий – необходимость «достать», «устроить», «договориться» прочно вошла в повседневный обиход и существенно деформировала все отношения в сфере социального обустройства. Человек превратился в жертву государственной заботы: реализация декларированных социальных прав сопровождалась постоянным психологическим давлением и унижением человеческого достоинства;

-74-

люди, причастные к распределению благ, приобрели особый неформальный статус. Фактическая невозможность выхода за пределы предписанного уровня потребления существенно ограничивала экономический рост государства. Такая социальная политика привела к формированию совершенно особого, «советского» образа жизни, отношений, морали и ценностей. Качество жизни не было высоким, однако в отношениях между людьми, в образе жизни было много действительно ценного, и об этом необходимо помнить молодым журналистам, для которых советская эпоха – историческое прошлое, и стремиться к уважению чувств старших поколений.

«Ельцинская» эпоха. После развала СССР формально о прекращении действия системы социальных гарантий не объявлялось. Но фактически ситуация резко изменилась: новое государство не могло выдержать финансовое бремя всех прежних и вновь принятых социальных обязательств. В 1992–1994 гг. правительство предпринимало попытки остановить распространение бедности с помощью всевозможных компенсаций, индексаций, пособий и т.д. – то есть путем эмиссионного финансирования социальных программ вместо радикального реформирования социальных институтов. Беспрецедентное наращивание доли социальных затрат в совокупных расходах государства перешло в неуправляемый рост социальных расходов. Однако это только раскручивало инфляцию, не принося желаемого эффекта. Бедные люди становились еще беднее. Государство тратило колоссальные деньги на дотации производителям, сфере ЖКХ и общественного транспорта, на детские пособия и т.д., однако реальный потребитель не видел и не чувствовал этих расходов, потому что они либо стремительно обесценивались с ростом инфляции, либо вовсе не выплачивались. Помочь старались всем, получилось – никому. Резкое снижение доходов, невыплаты зарплат, пенсий, пособий стали результатом некомпетентной социальной политики. Социальная помощь была безадресной, зависела от сиюминутной политической конъюнктуры, осуществлялась в условиях запутанных административных отношений, зачастую приводивших к коррупции и хищениям. Беспорядочность выплат окончательно подорвало доверие к государству: непрозрачность бюджета и умение находить деньги, когда для этого возникали политические мотивы, дорого обошлось обществу. Население восприняло невыполнение государством своих фундаментальных обязательств как предательство, доверие к власти упало до уровня, при котором невозможны никакие согласованные действия: в марте 1999 г. российскому президенту доверяли 3% населения, в ноябре того же года – 2%.

«Путинская» эпоха. В таких тяжелейших условиях Россия встретила новое тысячелетие. Новое руководство предприняло серьезные шаги для выхода из кризиса. Прежде всего, было покончено с невыплатами, затем они стали приближаться к прожиточному минимуму. Была реорганизована система социальных льгот, введена адресность на основе заявительного принципа и проверки реального положения заявителя. Проведение налоговой реформы позволило пополнить государственный бюджет. Административная реформа позволила выстроить и упорядочить отношения в сфере социальной защиты. Первой из социальных реформ началось пенсионное реформирование. Все это были лишь первоочередные меры по стабилизации общественного сектора, многие из которых проходили с

-75-

ошибками, трудно, под огнем критики. Однако стало ясно, что государственная социальная политика обретает некие принципиальные очертания и концептуальность. Социальный сектор стал основным в поле внимания властных структур. В течение нескольких месяцев уровень доверия к президенту поднялся, по данным ВЦИОМ, до 45–48%.

6. Российская модель сегодня. В России наступил новый этап развития социальных отношений, в основе которого – осознание значимости социальной сферы и ее роли в общем развитии страны. Сегодня государство проводит активную социальную политику, выстраивает новые отношения между секторами общества. Это происходит при участии самих граждан и их организаций Государственная политика не свободна от прямых ошибок, грубых просчетов, непоследовательности, не свободна от «родимых пятен» недавнего прошлого. Однако следует принять и оценить как позитивный факт: концепция социальной политики последних лет формируется и реализуется в границах новых для российского общества современных моделей. Мы уходим от патернализма, и идем – очень болезненно, медленно, непоследовательно, путем компромиссов и т.д. – к новой социальности, к созданию и укреплению главного общественного ресурса – социального капитала.

Субъекты социальной политики – это государственные органы, учреждения, организации, действующие на разных уровнях законодательной и исполнительной власти: комитеты Государственной думы, координационные советы и комиссии при Президенте и правительстве, министерства и государственные комитеты, федеральные службы, научно-исследовательские учреждения.

Основными направлениями деятельности государства в социальной сфере на федеральном уровне сегодня являются:

ü        Законодательно-правовая деятельность. Прошедшее десятилетие было эпохой активного законотворчества, определившего социальные права российских граждан. Основным ориентиром стала Конституция 1993 г. В ней Российская Федерация определена как «социальное государство», политика которого направлена «на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». В ст. 7 также зафиксировано, что «в РФ охраняется труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный размер минимальной оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты». В Конституции установлены также государственные социальные гарантии: «Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей. Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом» (ст. 39).

ü        Мониторинг социальной сферы и экспертиза. На их основе и с учетом мирового опыта вырабатываются научно обоснованные рекомендации, которые могут быть положены в основу новых социальных проектов, программ, технологий. Этой работой занимаются государственные учреждения и их федеральные и региональные подразделения, а также отраслевые научно-исследовательские институты. В Государственной думе регулярно проводятся парламентские слушания и другие мероприятия экспертного характера по актуальным социальным

-76-

проблемам. Министерства готовят информационно-аналитические материалы, например государственные доклады, на основе которых разрабатываются перспективные планы, принимаются решения. По результатам мониторинга создаются научно-методические рекомендации по социальному обслуживанию; проводятся мероприятия – конференции, семинары, совещания, дискуссии.

ü        Определение принципов, источников, порядка и объемов финансирования социальной политики. Расходы на социальную сферу составляют сегодня примерно четверть в общем объеме государственных расходов.

Государственные минимальные социальные стандарты защищают конституционные права и свободы граждан, они базируются на принципах солидарности и социальной справедливости, бесплатно предоставляются всем гражданам и финансируются из федерального бюджета, формируемого за счет налогов.

Социальные выплаты (пенсии, пособия по безработице, медицинская помощь, услуги медицинской, социальной и профессиональной реабилитации, компенсации) обеспечиваются законами об обязательном социальном страховании, предоставляются всем застрахованным гражданам вне зависимости от уровня доходов и финансируются из фондов страхования, в которые поступают взносы от работодателей и работников.

Социальная помощь (социальные пенсии, пособия, льготы, кредиты) предоставляется по принципам заявительности, адресности, проверки нуждаемости, финансируется из федерального, региональных, муниципальных бюджетов, а также за счет благотворительности и средств общественных организаций. В 2005 г. существовавшая ранее система льгот пережила принципиальную реформу, ставшей одной из наиболее значительных в сфере социальных отношений и вызвавшей масштабный социальный резонанс.

ü        Организация системы социальных служб и управление социальной работой. Государство является собственником системы, лицензирует социальную работу, обучает специалистов, контролирует их деятельность. Систему социальных служб составляют федеральные, региональные и муниципальные структуры: комплексные центры социального обслуживания, территориальные центры помощи семье и детям, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, социальные приюты, дома ночного пребывания, геронтологические центры, специальные дома для одиноких пожилых людей, центры социально-медицинской реабилитации инвалидов, кризисные центры для женщин и мужчин, службы срочной социальной помощи, службы телефонов доверия и другие. Они принимают следующие меры:

организационно-распорядительные – выявление нуждающихся, диагностика и организация помощи;

социально-экономические – выплата пособий, компенсаций, субсидий, оплата услуг и льгот, натуральная помощь;

медико-реабилитационные – медицинская помощь, патронаж, реабилитация инвалидов;

психолого-педагогические – косвенное воздействие на самочувствие и поведение.

-77-

ü        Разработка социальных программ. Это выделение в качестве приоритетных наиболее острых социальных проблем и оперативный отклик на них: обоснование целей, план действий, сроки, ресурсы, исполнители. Такие программы позволяют сконцентрировать усилия и ресурсы разнообразных учреждений и служб, держать проблему под более пристальным контролем, в том числе общества, так как основные социальные программы находятся в поле публичного внимания и освещения СМИ. В России действуют социальные программы различных статусов. Самые важные – федеральные, они финансируются напрямую из бюджета. Например, статус президентской присвоен социальной программе «Дети России». В числе наиболее значимых программ последнего времени необходимо выделить «монетизацию льгот» и «национальные проекты».

«Монетизация льгот» – печально знаменитый проект по замене натуральных льгот денежными компенсациями. Реформирование льгот было необходимо обществу. Не отказываясь от поддержки социально незащищенных групп, государство решило упорядочить весь процесс, пересмотреть все категории льготников, разделить ответственность между центром и регионами и, главное, модернизировать формы социальной защиты – заменить их денежными выплатами, которыми получатель мог бы пользоваться по своему усмотрению. Однако введение нового закона в действие вызвало небывалый общественный протест. Оказалось, «монетизация» плохо подготовлена и недостаточно просчитана, население также было к ней не готово, полномасштабной информационной разъяснительной кампании в прессе не было. Реализация этой социальной программы стала тяжелым уроком для государства и серьезным испытанием для всех.

«Национальные проекты» стали наиболее масштабной социальной акцией государства за все постсоветское время. Было объявлено о запуске четырех проектов: «Здоровье», «Образование», «Доступное и комфортное жилье», «Развитие агропромышленного комплекса». По проектам намечено:

Ÿ           повышение зарплаты отдельным категориям медперсонала (пока проектом охвачены только врачи общей практики, участковые врачи и медсестры, врачи «Скорой помощи»), мероприятия, повышающие качество родовспоможения (родовые сертификаты), технологическое обновление медицинской отрасли, а также мероприятия по вакцинации и диспансеризации населения;

Ÿ           доплата за классное руководство, гранты лучшим школам и преподавателям, премии лучшим учащимся, конкурс молодежных проектов, подключение школ к Интернету, строительство двух бизнес-школ;

Ÿ           увеличение объемов строительства жилья и выдачи ипотечных кредитов, модернизация коммунальной инфраструктуры, обеспечение жильем молодых семей, военнослужащих, переселенцев;

Ÿ           ускоренное развитие животноводства, стимулирование малых форм хозяйствования;

Ÿ           в дальнейшем к первоначально объявленным приоритетам добавилась программа стимулирования рождаемости, которую назвали пятым национальным проектом.

-78-

Бизнес и общество. Одной из принципиально важных черт российской социальной политики является участие в ней не только государства, но и других субъектов – бизнеса и общественных организаций.

Публично говорить о бизнесе как о полноценном члене общества, который работает не только на себя, но и в целом на это общество, начали совсем недавно. Осознание бизнесом своей роли в обществе и соответствующую деятельность принято называть социальной ответственностью. Бизнесу выгодно быть социально ответственным. Обеспечение достойных социально-экономических условий для жизни сообщества, в котором осуществляет свою деятельность бизнес, – залог успеха предприятия, его выживания и конкурентоспособности.

До 1917 г. в России существовали довольно крепкие традиции благотворительности и меценатства. Жертвовать доходы в пользу церкви, искусства, малоимущих было не только принято (во многом по религиозным мотивам), но и престижно. Возрождение или новое рождение благотворительности в России можно датировать приблизительно второй половиной 80-х гг., когда на рынке появляются такие крупные компании, как «Лукойл», «Норильский никель», «Ингосстрах», Росбанк. Стремительно наращивая свои активы, они начинают отчислять серьезные средства на поддержание отдельных граждан, творческих коллективов и организаций, которые обращаются к ним за помощью. Однако бессистемность и спонтанность первой волны постсоветской благотворительности во многом негативно повлияли на отношение бизнеса к такого рода деятельности.

Благотворительность – это только часть социальной. В середине 90-х гг. крупные компании начали приходить к систематизации социальной активности и разработали свои концепции и программы благотворительной деятельности. Появились специальные отделы, которые регулировали поток обращений, распределяли их по направлениям и в соответствии с утвержденными принципами отбора определяли получателей пожертвований. Кроме прямой финансовой поддержки и жертвования товаров и услуг, появились другие формы социальной ответственности:

Ÿ           целевое финансирование и участие в грантовых конкурсах;

Ÿ           волонтерство сотрудников компании;

Ÿ           создание корпоративных и частных фондов;

Ÿ           программы частных пожертвований;

Ÿ           разработка и осуществление социальных программ;

Ÿ           участие в программах местного сообщества.

Объединения граждан как субъект социальной деятельности. Сведения о численности некоммерческих организаций – третьего сектора, как нередко его называют – в России противоречивы: оценки колеблются в диапазоне от 300 тыс. до 1 млн. организаций. Услугами общественных организаций ежегодно пользуются около 20 млн. россиян. Сектор НКО – эффективный поставщик социально значимых услуг, который способен оперативно реагировать на потребности населения, новые социальные вызовы и проблемы, при этом он отличается низкими административными издержками. Такие результаты достигнуты за 10–15 лет. Правовую базу для работы третьего сектора в РФ составляют три федеральных закона: «Об общественных объединениях», «О некоммерческих организациях»,

-79-

«О благотворительных организациях».

Опровергая стереотип о пассивности россиян – терпеливейшем народе, который, стиснув зубы, переносит новые и новые лишения, дожидаясь, пока все наладится, – граждане начали создавать объединения для решения актуальных проблем.

Очень многие пришли работать в формирующийся третий сектор, потому что у них случилась беда. Организации женщин, переживших домашнее насилие, молодых инвалидов, матерей военнослужащих, погибших в мирное время, и т.д. образовали люди, которым неоткуда было ждать помощи. Они сами создавали механизмы решения своих проблем, потом совершенствовали их. Постепенно организации, члены которых научились решать собственные проблемы, начинают предлагать свои услуги не входящим в объединение людям, которые сталкиваются со схожими трудностями. Масштабы деятельности НКО растут, начинаются поиски наиболее эффективных методик помощи нуждающимся. Здесь на помощь тем, кого привела в третий сектор личная беда, приходят специалисты, работавшие в сфере образования, здравоохранения, культуры, в социальной сфере и не сумевшие реализовать свои идеи в государственном секторе. Складываются два основных типа общественных организаций:

Ÿ           организации, которые созданы для того, чтобы помогать своим членам – например, Торгово-промышленная палата, товарищества собственников жилья;

Ÿ           благотворительные организации, решающие проблемы целых социальных групп – сирот, инвалидов, бездомных, алкоголиков, престарелых, многодетных, безработных – или общественно значимые проблемы – защита окружающей среды, охрана памятников культуры и т.д.

Затем НКО начали заниматься созданием и развитием механизмов сотрудничества с государством и бизнесом – социальным партнерством. Эти механизмы должны обеспечивать объединение ресурсов, имеющихся в каждом из секторов. Существует несколько типов таких механизмов:

Ÿ           конкурс: государственные организации или представители бизнес-сообщества выбирают наиболее эффективные проекты, предлагаемые некоммерческими организациями, и финансируют их;

Ÿ           социальные технологии: общественные организации организуют сбор средств для решения острой социальной проблемы, разрабатывают и осуществляют комплекс мер по ее решению, проводя различные акции;

Ÿ           организационные механизмы: создаются особые ресурсные центры, специальные аналитические и образовательные организации, помогающие НКО оптимизировать работу, налаживать сотрудничество с организациями в других городах и регионах, а также с органами власти и бизнесом;

Ÿ           межсекторный диалог: проводятся мероприятия сотрудничества с официальными структурами – губернские собрания, ассамблеи граждан, координационные советы при органах власти, межсекторные комиссии;

Ÿ           комбинированные механизмы: проведение конкурсов, использование отдельных социальных технологий, организационных ресурсов и фиксированных процедур межсекторного взаимодействия.

-80-

7. Социальная проблематика в СМИ

Не будет преувеличением считать и журналистику особым субъектом социальной политики, если последнюю понимать как систему действий по оптимизации социального пространства. В этой деятельности у журналистики есть собственные задачи.

В «нормальном» обществе (в науке есть такое понятие), которое отличается высокой жизнеспособностью, гибкостью, адаптивностью к изменяющимся условиям, целостностью, устойчивостью общественных систем, постоянным импульсом к развитию, открытостью, плюрализмом, активностью социальных процессов, их управляемостью, мобильностью, задачи социальной журналистики определяются ее естественной природой. Но каким бы стабильным ни было нормальное общество, идеальных сообществ не бывает. Поддержание устойчивости информационными средствами включает, к примеру, выявление и представление различных интересов, распространение представлений о том, что в этом обществе полезно, разрешено, важно, что вредно и запрещено, какие образцы воспитания и поведения достойны внимания и уважения, как разрешить назревшие проблемы, гармонизировать потребности и многое другое. Социальная журналистика, оперативно отслеживая и предъявляя обществу «человеческую» реакцию на изменения, помогает их более плавному, продуманному, планомерному течению, своевременной коррекции. Главная задача – поддержание стабильности и устойчивости социальных отношений.

В обществе переходного типа, к тому же переживающему кризис, – а именно таким обществом является сейчас Россия, – у журналистики, помимо естественных задач, появляются другие задачи, особая миссия, в свете которой следует оценивать всю ее деятельность, – она должна давать надежду. От того, как пресса справляется с решением антикризисных задач, во многом зависит разрешение общественного кризиса:

Ÿ           давать полную информацию о состоянии социальной сферы, открывать новые темы и проблемы для обсуждения, отслеживать изменения, давать им оценку, не допускать замалчивания или невнимания к трудным ситуациям, объяснять суть перемен;

Ÿ           осваивать новые жизненные реалии, помогать жить в меняющемся мире и ориентироваться в нем, стимулировать творческую жизненную активность и в особенности индивидуальную инициативу; помогать человеку в конкретной ситуации, рассказывать о прецеденте решения проблемной ситуации и стремиться к выработке алгоритма решения той или иной проблемы;

Ÿ           подвергать общественной экспертизе все законопроекты и решения, реально участвовать в формировании и осуществлении социальной политики, следить за функционированием социальных институтов и активно влиять на их модернизацию;

Ÿ           упорядочивать общественные отношения, поддерживать равновесие интересов, представляя и обосновывая позиции различных социальных групп, снимать социальную напряженность и предотвращать потрясения; стремиться к разговору на равных между разными группами; создавать возможность для выражения новых взглядов и оценок в рамках типичных проблемных ситуаций, вырабатывать общую позицию по назревшим проблемам;

-81-

Ÿ           давать нравственную оценку событиям, поступкам, высказываниям, морально поддерживать людей и помогать преодолевать чувство одиночества и безысходности, рассказывать об опыте других людей, всегда ставить идеи гуманизма и добра выше ситуативных интересов отдельных групп.

Это – лишь общий контур целевых особенностей, стоящих перед социальной журналистикой. Каждое СМИ самостоятельно определяет баланс описанных задач, формулирует дополнительно другие. Это очень важная и актуальная практическая проблема.

Обзор исторических форм социальной журналистики. Выделение социальной журналистики в самостоятельную отрасль и особую профессиональную специализацию, ее полноценность прямо связаны с качеством социальных отношений. Своеобразие ее задач осознаются в процессе становления и развития демократического, правового, гражданского общества. Россия только вступила на этот путь, однако в истории российской культуры существует богатая социальная традиция.

Русская журналистика XVIII–XIX веков. В этот исторический период наиболее значительные события, издания, имена связаны с демократическим, освободительным началом – «Современник», «Отечественные записки», «Русское слово», «Дело» – их можно рассматривать в качестве исторических предшественников социальной журналистики. Особенно интенсивно это направление стало развиваться во второй половине ХIХ в., после эпохи Великих реформ, вместе с общественной жизнью. На этот период приходится не только усиление и качественное обновление социальной проблематики, расцвет публицистики, но и бурное развитие специальных благотворительных изданий, многие из которых стали центром для обсуждения масштабных социальных проблем быстро развивающейся России.

В России выходили десятки, сотни изданий, прямо обращавшихся к благотворительной тематике. Это были очень разные издания – от специализированных журналов до одноразовых листков, сопровождавших особые акции помощи. Периодичность постоянно выходящих изданий была ежемесячной или еженедельной.

Пресса советского периода. Патерналистская культура во всех сферах, в том числе и в информационной, приводила к упрощению и выхолащиванию социальных связей, снижению социальной проблематики до социально-бытовой. Идеологический контроль, однако, и в этой узкой сфере не позволял выявлять и обсуждать действительно серьезные проблемы. Складывалось ощущение, что их не существовало в действительности или что они не являются важными. «Запретные темы» и морализаторство можно считать визитной карточкой прессы того времени. Традиция недооценки социального, личностного, пренебрежение правами человека настолько глубоко «поселились» в общественном сознании, что и сегодня эти последствия остро ощущаются. В советский период в освещении социальных проблем был и позитивный опыт: упрощенное, насквозь идеологизированное, одностороннее отражение социальной жизни, тем не менее, не удаляло из зоны внимания прессы простого человека. Работа с авторским активом заметно оживляла социальную проблематику. Были свои герои, были общие ценности и социальная сплоченность – эти важные для любого общества качества во многом были сформированы прессой. Наконец, пресса

-82-

советского периода в качестве «коллективного организатора» приобрела немалый опыт решения конкретных проблем повседневности, районные и городские газеты нередко стояли во главе местного сообщества и поддерживали социальную коммуникацию.

Журналистика постсоветского периода. Политика гласности кардинально меняет облик и содержание основных каналов массовой коммуникации. Открытие новых тем и целых областей жизни чрезвычайно повысило социальный градус СМИ. Высказано наболевшее, поставлены острые социальные проблемы. Журналисты становятся героями и кумирами – ведь именно они сказали слова, которые так нужны обществу. Снятие информационных барьеров, публичное обсуждение острых проблем довольно быстро приводит общество к ломке политической и экономической системы.

Однако затем качество отражения социальных проблем резко снижается. В 90-е гг. освещение проблем человека и его связей в социуме переживает упадок. Политизация медиа, раздел собственности вытеснили социальные отношения на периферию общественного внимания. Обычному человеку в них нередко не находилось места Неудовлетворенность тем, что и как «пишут газеты», что предлагают электронные медиа, оказалась так велика, что некоторые исследователи выдвинули тезис «асоциальности прессы». Удаленность от многих жизненных реалий привела к тому, что СМИ в определенный временной отрезок оказались бедны продуктивными социальными идеями; уровень доверия к прессе резко упал.

С середины 90-х гг. набирает силу другой процесс. Коммерциализация, бурное развитие массовой прессы, ориентация на большие тиражи и привлечение массовой аудитории приводят к тому, что проблемы человека, неизменно вызывающие интерес аудитории, но вытесненные с поля массовой информации актуальными политическими и экономическими проблемами, превращаются в этих изданиях в своеобразную приманку. Конкретные проявления «человеческого интереса» в массовой прессе многочисленны и разнообразны, но крайне односторонни и примитивны. Пространство человека сужается, упрощается и искажается. С одной стороны – скандалы, сенсации, бытовой криминал, частная жизнь, светские сплетни. С другой – «полезная информация» и ориентация на потребителя – домашнее хозяйство, продажа товаров общего спроса, фитнес, народная медицина, путешествия. Но ни «польза», ни «бизнес», ни «идея» не дают возможности человеку для его нормального социального развития.

Суррогатная журналистика обращена к человеку, однако, не решает проблем социальности, гражданского воспитания. Ее пища – последствия общей разбалансированности, общая стратегия – погружение в мир иллюзий, способы преодолеть лично для себя те или иные проблемы. Плотно и тщательно вытаптывая личное пространство, «попса» не создает на этом месте пространства социального, общности, способной к решению сущностных проблем. Беда не в том, что такая пресса есть и даже успешно развивается – слабы противовесы. Именно в это время начинает развиваться представление о полноценной социальной журналистике как альтернативе журналистской «попсе». Настоящая социальная журналистика не только противостоит суррогатам массовой прессы, спекулирующей на

-83-

человеческом интересе, но и выходит за рамки «социальной темы»: это не простое отражение социальных проблем, это принципиально новая концепция отношения прессы к жизни общества.

Социальные последствия отчуждения прессы от проблем общества в 90-е гг. оказались весьма драматичными. Социальные сюжеты появлялись в прессе, но, по большей части, не приближали решений, не давали надежды, а лишь усиливали деморализованность, апатию, разобщенность и поддерживали ощущение, что страна принципиально не способна отойти от края пропасти. Кризис российского либерализма, активно обсуждаемый сегодня прессой и всем интеллектуальным сообществом, в значительной степени объясняется тем, что социальный вызов не нашел адекватного понимания и ответа.

С начала нового тысячелетия наметился поворот в развитии социальной журналистики – поворот к человеку. За эти годы многое изменилось в сознании россиян, начала складываться новая социальная реальность. Если все предшествующее десятилетие было отмечено недостатком внимания к социальной сфере – и в политике, и в журналистике – то сейчас наиболее актуальной стала другая задача: повышение качества, выработка профессиональных стандартов социальной журналистики.

Опыт мировой журналистики. Не только острота социальных проблем в России заставляет говорить о необходимости осознания социальных приоритетов в журналистике, о социальной журналистике как системном объекте. В благополучных, на наш российский взгляд, развитых обществах также ощущается потребность в том, чтобы обслуживать не элиты, а простых граждан и вернуть журналистике ее главную миссию – способствовать улучшению жизни сообщества, предоставляя людям информацию, необходимую им как гражданам. В практике средств массовой информации США получил распространение термин «civic journalism» (гражданская журналистика), концепция которого в основных положениях очень близка нашим представлениям о социальной журналистике. Американская гражданская журналистика также озабочена состоянием журналистики, в которой общество напоминает «зрителей, наблюдающих ежедневное шоу» вместо нации граждан, соучаствующих в решении проблем. Для гражданской журналистики требуется новое определение новостей, другие источники информации и взаимоотношения с аудиторией. Нечто подобное было осознано также и европейской журналистикой. Еще один пример – опыт английской газеты «Гардиан», а впоследствии и еще нескольких британских общенациональных газет: здесь учреждена должность омбудсмена, или независимого читательского редактора, на которого возлагаются функции контроля за соблюдением прав и интересов читателей газеты.

В обществах развитой демократии влиятельны не только некоммерческие организации, но и их издания, а также местная муниципальная пресса – это позволяет держать в поле общественного внимания любые вопросы повседневного бытия, публично их обсуждать, контролировать действия местной власти и функционирование институтов, инфраструктуры, развивать социальные сети, то есть поддерживать коммуникацию в целях более эффективного и гармоничного развития местного сообщества. У нас пока местная и некоммерческая пресса такого развития не получили, их общественное влияние еще незначительно.

-84-

Наконец, еще один факт, подтверждающий все большую ориентацию прессы на отражение социальной жизни: в последние годы становится популярной«нарративная журналистика» – описательная, а точнее бытописательная и нравоописательная журналистика, основным средством которой является не «жесткая новость», не «перевернутая пирамида», а рассказ, история. Журналист, умеющий рассказывать истории, существенно потеснил репортера. Эта тенденция хорошо прослеживается и в российской журналистике.

Все, что здесь перечислено, – лишь отдельные факты, отражающие различные стороны журналистской практики, но все они служат подтверждением общей тенденции: мировая журналистика все больше осознает социальные приоритеты. Социальная журналистика обществу нужна, она будет развиваться; в стабильных обществах она не только не теряет своих позиций (как защитница незащищенных слоев, если понимать ее слишком узко), а напротив, раскрывает свой творческий потенциал.

В каждой эпохе было что-то позитивное, накопился немалый опыт, но всегда оставались нереализованные потребности, немало было искажений. Нам только предстоит понять, что такое настоящая, полноценная социальная журналистика, и всякий исторический опыт – и негативный, и позитивный – окажется на этом пути полезным.

8. Отражение социальных проблем в различных типах СМИ. Что же сегодня можно сказать о социальном портрете российского общества в прессе? Наиболее значимой и влиятельной группой на отечественном информационном рынке остаются общероссийские ежедневные газеты. Однако размежевание внутри этой группы, ориентация на определенный сегмент аудитории – массового читателя, делового человека, интеллектуальную элиту – выразилось, особенно в последние годы, в ощутимых различиях по отношению к социальным проблемам и в той или иной мере отражает состояние общества и происходящие в нем коллизии.

Качественная пресса ориентирована на образованного, активного, включенного в политический процесс человека с высоким социальным статусом, декларирует принцип отделения новости от комментария. Жесткая структура основных разделов, современный дизайн, следование новым правилам оформления текстовой информации. Приоритетной считает политическую и экономическую проблематику, к которой примыкают культура, спорт, потребительский рынок. Социальная проблематика также не обойдена вниманием, но статуса, равного политике и экономике, ей пока не предоставлено. Проблемы общества, и это заметно при внимательном чтении, не рассматриваются целостно, с разных сторон и в комплексе, а преимущественно с финансово-экономических или политико-прогностических позиций. Тексты в основном информационные, унифицированные. Изредка в «Известиях», например, столь славных своей очерковой школой, появляются полосные очерки и специальные репортажи, в которых человеческое бытие представлено в живой целостности. Однако подобные тексты – редкость в качественных изданиях, что сильно обедняет их в плане эмоциональной адекватности. Отсутствие деталей, судеб, лиц оставляет впечатление дистанции между газетой и реальностью.

-85-

Описанная ситуация сохранялась фактически до последнего времени в большинстве качественных газет. Однако смысловые акценты этих изданий заметно изменились. Социальные темы потеснили лидировавшие ранее политику, экономику, международную информацию. Сегодня проблема уже не в том, чтобы повышать статус социальной тематики – сегодня главной становится проблема качества, повышения профессионального уровня текстов об обществе: их концептуальности, масштабности, глубины, коммуникативных качеств. Пока в текстах социальной направленности можно отметить усиление потребительского контекста, а также неравномерное распределение внимания к образу жизни разных социальных групп.

Влиятельные деловые издания, например, газета «Коммерсант», освещению социальных проблем уделяют определенное внимание, несоответствующее, вместе с тем, объективным потребностям самого делового сообщества. Раздел «Общество» по концептуальности, полноте и качеству анализа значительно уступает другим неспециальным (то есть, не являющимися собственно деловой информацией) направлениям. Подбор текстов в ней нередко носит случайный характер. Социальная проблематика широкого плана имеет шанс заинтересовать издание в тех случаях, когда речь идет или о крупных политических решениях, или о существенных расходах, или попадает в рубрику «Инциденты». Социальная сфера выглядит со страниц респектабельной деловой газеты как затратная, конфликтная, обременительная – едва ли это способствует полномасштабному, соответствующему современным концепциям, развитию социальной ответственности бизнеса. Так, в разделе «Деловая практика» сообщения о текущей практике реализации социальных программ компаний появляются нерегулярно. Однако – и это следует оценить как несомненный успех в информационной политике «Коммерсанта» – стало выходить специальное приложение «Social Report», выросшее из известного проекта Российского фонда помощи. Приложение концептуально, качественного профессионального исполнения и, что немаловажно, отражает важнейшую сферу актуальной проблематики на уровне современных потребностей общества. Естественно, для деловой газеты социальная проблематика не является приоритетной. Но «Коммерсант» позиционирует себя как газета универсального типа, как общенациональное издание, к тому же одно из тех, кто формирует качественные стандарты новой российской журналистики. Значит, ей следует заниматься постоянным мониторингом внешней среды бизнеса, включая сюда социальную сферу наряду с другими. Перспективы экономического развития, социальная стабильность, дружественность внешней среды, состояние трудовых ресурсов очень важны, прежде всего, для самого бизнеса. Когда речь идет о политике, то здесь, действительно, присутствует качественная информация, серьезно отслеживаются тенденции. Но социальная составляющая такого же отношения, судя по информационной политике, пока не вызывает. В «РБК-daily», «Времени новостей», «Ведомостях», судя по публикациям, такое направление вообще не считается профильным.

В приведенных здесь замечаниях и наблюдениях – будь то пресса общеполитическая или деловая – просматривается общая ситуация: проблемы общества, значимость социального осознаны и признаны, но складывается впечатление, что это признание на словах, так как эффективных, адекватных потребности

-86-

инструментальных коммуникативных тактик для отражения проблем общества в творческом арсенале качественной прессы пока явно недостаточно.

Иной информационный ландшафт можно наблюдать в так называемых массовых изданиях. Первое, что буквально бросается в глаза, – богатство жизненных проявлений, незнакомое качественным изданиям. Репортеры газеты оперативно откликаются на все более или менее значительное, что происходит в обычной повседневной жизни. Первополосные тексты – это почти всегда динамика социальной жизни. Тщательно отслеживаются все решения властей, важные для большинства. В «Московском комсомольце», например, огромное число рубрик и разделов по всем социальным направлениям, для самых различных возрастных, профессиональных и прочих специальных групп читателей. Можно сказать, «МК» (пусть, и в свойственной для себя манере) поднимает статус повседневности.

Сохраняют свое место разнообразные жанры и творческие формы – и очерк, и репортаж, и расследование, и интервью, и классическая корреспонденция, при этом значительная часть текстов в своей основе имеет реальную жизненную ситуацию. Это позволяет почувствовать естественный ход событий, узнать конкретные проблемы конкретных людей. Реальная жизненная ситуация дает возможность видеть многие проблемы комплексно, разобрать типичные ситуации, просчитать алгоритмы их решений, распространить информацию о позитивном опыте. Наконец, в них действуют живые лица, а не процессы и тенденции. Эмоциональное взаимодействие газеты с аудиторией, читателей друг с другом через воссоздание фрагментов реальной жизни очень важно для поддержания социальной стабильности. Масса разнообразных ситуаций рождает не фрагментарность, а, наоборот, создает впечатление естественной полноты жизни.

В то же время, стремясь к яркости, броскости, стараясь завладеть вниманием как можно большего числа читателей, газета постоянно балансирует на грани, отделяющей живое и естественное от скандала, сенсации, «наживки». Заголовки-провокации, субъективизм в оценках, непроверенные факты, преобладание «картинки» над смыслом, «фирменный стиль» и многое другое существенно снижают значимость и эффективность того, что хорошо чувствуют массовые издания, – быть ближе к реальной жизни своей аудитории, видеть в частных проявлениях, в обыденности и повседневности ее социальный смысл.

В итоге, если сравнивать качественные и массовые издания с позиций отражения в них социальных проблем, то приходится признать, что ни одна, ни другая группа не являются достаточно эффективной: одна – качественная пресса – не выработала достаточных средств, соответствующих форматам изданий, чтобы обеспечивать полноту и выразительность картины социального бытия; другая – массовая – более динамична и полнокровна в области поиска и предъявления реалий, но, также в соответствии с форматом, не может этим распорядиться и не дает качественного анализа. Информационная ниша остается свободной.

В других типологических группах печатной прессы также складывается неоднозначная ситуация. Например, активно развивается журнальная периодика. Но и здесь противоречивая ситуация: значительна группа деловых и экономических изданий, в которых социальная проблематика отстает даже от уровня понимания социальной

-87-

ответственности самим бизнесом; в глянцевой журналистике социальные проблемы накрыты плотным слоем «частного интереса»; весьма объемная группа профессиональных журналов социальные проблемы рассматривает преимущественно с внутрикорпоративных позиций, не всегда совпадающих с общенациональными. Ощущается недостаток универсально-тематических журналов социальной направленности: об образовании, здоровье, семье и диалоге поколений, социально-бытовой проблематике. Журнальный рынок примечателен еще и тем, что в нем можно найти отражение многочисленных социальных проблем, не получивших «прописки» в изданиях общенациональных. Неудовлетворенные информационные потребности уходят сюда, в многочисленные и разнообразные журналы, однако меняют при этом свой облик: из общих, из социальных они становятся частными, нередко приобретают утилитарный вид: очень важные с точки зрения формирования социальной общности проблемы решаются в более узком кругу – каждой группой по-своему. Однако эти частно-групповые интересы должны как-то согласовываться, складываться общая платформа. Для интеграции интересов усилий СМИ пока не хватает. Более активно развиваются сегменты журнального рынка, ориентированные на платежеспособную аудиторию, – и в этом случае общенациональные проблемы принимают несколько одностороннее освещение (например, журналы для родителей; а также журналы о здоровье, семье, образовании).

Особо следует отметить группу информационно-аналитических еженедельников: здесь присутствует качественный, адекватный потребности анализ социальных проблем. Заметно значительное оживление интереса к социальным проблемам, комплексный и глубокий подход к их освещению, солидный экспертный анализ, качественные современные журналистские технологии. Немаловажно и то, что в этих журналах формируются стандарты новой отечественной журналистики, а в плане контента – «повестка дня». Однако аудиторная ниша этой группы изданий количественно невелика, скорее это диалог в приватном кругу образованного гражданства, и решить все проблемы, стоящие перед социальной журналистикой, одним только этим журналам не под силу.

Интернет для социального журналиста незаменим прежде всего как источник информационных ресурсов; как возможность получения обратной связи с аудиторией (форумы онлайновых версий традиционных изданий); как альтернативные социальные сети (блоги) – источник тем и сведений о реальном состоянии массового сознания. Возможности интернета можно проиллюстрировать на таком примере: у традиционной прессы и некоммерческих организаций непростые отношения, нормальный информационный обмен здесь, по ряду причин, затруднен. Но и обществу, и НКО нужны каналы для коммуникации – и тогда «третий сектор» создает альтернативную коммуникационную сеть, активно осваивая интернет-пространство, где сегодня представлены различные информационные каналы: электронные версии традиционных специализированных СМИ, сайты благотворительных фондов, обществ, организаций, информационные порталы общественных, сайты специальных акций и программ. В плане контента особый интерес представляют собственные информационные ресурсы общественных организаций. В отсутствие удовлетворительной информации в традиционных СМИ НКО самостоятельно взяли на себя функции просвещения, распространения актуальных сведений и новостей,

-88-

организовали информационный обмен между донорами, спонсорами, волонтерами и теми, кто нуждается в помощи. При этом творческие методы и возможности заимствованы из традиционной журналистики – новости и репортажи, интервью, просветительские и аналитические статьи, расследования, ведется мониторинг печатных СМИ.

Одна из тенденций развития российского медиарынка последних лет – активное развитие региональной прессы. Обществу нужна школа гражданской свободы – разветвленная сеть гражданских институтов, общая привычка контролировать государство и его расходы, умение заставить власти, в том числе и местные, тратить деньги на развитие территорий, на обустройство обыденной жизни. Первостепенная роль региональных СМИ здесь очевидна.

В них возможна «примиряющая» модель, где реальная жизнь станет главной темой и основным средством, заполнив свободную нишу новой социальной журналистики. Анализ прессы территориальных сообществ – местной или муниципальной прессы («муниципальный» в ряде языков означает «относящийся к местному самоуправлению» и является производным от слова «муниципия» – так именовались самоуправляющиеся городские общины римских граждан) – особенно актуален в контексте социальной журналистики. Модели муниципальной прессы только складываются, и пока еще мало кто знает, какими они должны быть в российском исполнении. Муниципальные СМИ могут сыграть ключевую роль в функционировании местного сообщества, стать во главе решения проблем, связанных с организацией повседневной жизни, а могут оставаться «информационным ресурсом власти». И один, и другой опыт уже имеется.

Так, например, в Москве полтора десятилетия назад появились первые муниципальные издания; история их становления и развития довольно показательна. Сейчас в столице насчитывается более полутора сотен изданий. Их разовый тираж составляет огромную цифру – 6 миллионов экземпляров. Это окружные газеты, в некоторых округах их даже 2–3; так называемые газеты окружного уровня; районные – их также при каждой управе может быть не одна; есть детские и молодежные окружные и районные издания, которые сейчас активно развиваются; несколько окружных и районных журналов, издания московского правительства, некоммерческие (пока немногочисленные) издания и др. Кроме того, в последние годы в округах развиваются студии кабельного телевидения, местное радиовещание, получили хождение разнообразные информационные листки, появились так называемые «информационные зоны» и другие формы местного информирования населения.

Несмотря на заметное разнообразие форматов, общий типологический портрет муниципальной прессы был довольно однообразен. Страницы местных газет заполнены социально-бытовой информацией, всевозможными полезными сведениями, справками, местными историческими разысканиями, рассказами о тех, кто живет и работает по соседству, отчетами о событиях, происходящими вокруг, – местных праздниках, фестивалях, конкурсах, информацией о работе культурно-досуговых центров, о мероприятиях в области социальной защиты, воспитания детей и подростков, инициативах местных жителей, связанных, чаще всего, с вопросами благоустройства территорий и социально-бытового обслуживания. Главное же место занимает информация из органов местной власти, интервью

-89-

с главами округов и управ, их заместителями и чиновниками рангом пониже. Только на первый взгляд местная печать – «царство социального»: образование, здравоохранение, социальная защита, местное хозяйство, торговля, досуг, однако подходы к их освещению, как правило, являются поводом, чтобы показать активность властей.

В последнее время в столице, а еще раньше в других городах появилась альтернативная независимая местная пресса. Московскому проекту «Мой район» удалось за короткое время наладить связь с читателями, найти интересные местные темы, обозначить круг проблем для обсуждения, не ограничиваясь при этом узкобытовым спектром. Сейчас москвич находит в своем почтовом ящике уже несколько конкурирующих местных изданий и далеко не всегда делает выбор в пользу газеты от властей. Вот это уже нормальная ситуация.

В специализированной прессе социальной направленности, проявляют себя различные процессы и тенденции, дополняющие общий портрет социальной журналистики. Как правило, социальна она по предмету освещения, а по подходам – внутрипрофессиональная, цеховая. «Отраслевая», как ее называли раньше. Безусловно, такая пресса тоже имеет право на жизнь. Проблема в соотношении между изданиями для тех, кто занимается социальными проблемами по профессиональному долгу (и стремится решить их в свою пользу), и изданиями для широкой аудитории, которая заинтересована в ином освещении и решении проблем. Пока баланс складывается не в пользу общественности.

Некоммерческая пресса. Среди СМИ, специализирующихся на освещении социальных тем, отдельное место занимает пресса, учредителями и издателями которой являются некоммерческие организации. Большинство изданий НКО выходит в форме бюллетеней (в том числе электронных), вестников и малополосных газет. Такие издания часто освещают конкретный социальный проект или деятельность одной организации. Меньшее число выходит в форме журналов, газет интернет-изданий. Их тематика непосредственно связана со сферой деятельности НКО – правозащитой, экологией, благотворительностью, проблемами инвалидов, пенсионеров, детей-сирот. Одна из основных проблем прессы НКО – нестабильность. Деятельность большинства НКО в России напрямую зависит от финансирования по грантам. Это, как правило, 1–3 года. Поэтому многие издания, успев сформировать концепцию, обозначиться, собрать аудиторию, вынуждены закрываться – организации не удается найти дополнительных средств на поддержание их существования по истечении гранта.

При всей нестабильности и временами низком уровне профессионализма (в большинстве изданий НКО в качестве авторов выступают не профессиональные журналисты, а эксперты и сотрудники НКО), пресса третьего сектора имеет свои преимущества перед «большими» СМИ. Она в значительной степени обладает независимостью, возможностью писать о социальном, причем действительно животрепещущем, избегая заказных статей, политики, рекламы. Именно поэтому издания НКО пользуются спросом в своих целевых аудиториях. А для журналистов, специализирующихся в той или иной социальной теме, они являются по-настоящему ценным источником информации.

-90-

9. Коммуникативные механизмы: от чего зависит эффективность.

Начало и середина 90-х отмечены, наряду с принципиальным изменением взаимоотношений между прессой и широкой аудиторией, также и серьезными сдвигами в профессиональной среде. Условия, в которых протекала профессиональная деятельность отдельных журналистских «цехов», были очень разными – возможно, это стало одной из причин того, что многочисленные реалии повседневности оказались в информационной тени. Рейтинг их привлекательности для журналистов, по-видимому, оказался невысоким. В эту тень попала и социальная проблематика. Журналистика в целом, так много сделавшая для разрушения тоталитарного режима, оказалась неготовой к тому, чтобы выявлять и обсуждать «будничные драмы», которые неизбежно следуют за радикальными социальными изменениями. Это выразилось в преобладании манипулятивных технологий освещения проблем общества и качестве социального анализа.

Информационный монолог. Само по себе обращение к социальным проблемам еще не гарантирует полноценной коммуникации, хотя и привлекает внимание. Если аудитория СМИ не воспринимается как равноправный партнер диалога, как его участник, а является объектом воздействия, ей может быть адресована определенная информация. Часто – неполная либо недостоверная, имеющая целью не вовлечение в обсуждение и решение социальных проблем, а достижение какой-либо выгоды для тех, кто прямо или косвенно заинтересован в публикации. Такая модель взаимоотношений между аудиторией и прессой все еще остается доминирующей для многих региональных изданий. Формально они почти полностью посвящены социальным проблемам, но фактически представляют собой отчет о деятельности властных структур в области решения проблем местного сообщества. Это своего рода «информационная витрина». Информация о деятельности властных структур, безусловно, необходима обществу. Если она становится предметом обсуждения, критики, анализа, публикуется наравне с информацией из других источников, то это полезно и эффективно. Однако настоящего публичного обсуждения, полноценной дискуссии по поводу того, как решать те или иные конкретные проблемы, значимые для большинства, часто не происходит. Подтверждением тому служат ставшие популярными телесюжеты о целых замерзших городах, пожарах в школах и общежитиях, забытых деревнях. Эти российские «ужастики» – прямое следствие отсутствия общественного контроля за действиями местного руководства со стороны прессы. Опасность информационного монолога также в том, что он эксплуатирует потребительскую ментальность, порождает иллюзии пассивного ожидания. Важнейший жизненный материал, по сути, становится предметом манипулирования, средством укрепления авторитарных амбиций властных структур.

Спекуляции и упрощения. Рассматривая средство массовой информации исключительно как коммерческий проект, как бизнес, предприниматель ориентируется на большие тиражи и, спекулируя на естественном интересе к «человеческим» темам, снижает социальную жизнь до уровня бытовых неурядиц, скандалов, нелепиц, беззастенчиво эксплуатирует частную жизнь, избирая крайности, кризисные состояния. Серьезные социальные проблемы, лежащие в основе процессов повседневности, упрощаются, сводятся к банальностям, болезненным неестественным

-91-

проявлениям, смакуются детали – торжество пошлости взамен сущности. Но частная жизнь – отнюдь не антипод социальности, это оборотная сторона общественных отношений, чрезвычайно важная для человека сфера жизни. Криминализация бытовых и человеческих отношений, одно из проявлений социального кризиса, стала в прессе инструментом извлечения коммерческой прибыли, но не предметом анализа и серьезной общественной озабоченности. Отдавать темы частно-бытовой жизни, в том числе и все, что «ниже пояса», на откуп исключительно «массовой» прессе – значит проявлять моральную незрелость, духовную неразвитость и недостаток профессионализма. Спекулятивными упрощениями нередко грешат и вполне «приличные» коммерческие издания. Упрощения – характерная черта многих глянцевых журналов.

Негативизм. Необходимость баланса между негативом и позитивом – первоочередная профессиональная проблема. Следует различать критику и негативизм: объективная оценка по существу может быть только полезна, какой бы критичной она ни была. Однако по-настоящему деловая критика, конструктивный анализ того или иного решения, начинания, программы, проекта, особенно если инициатива исходит от властных органов, – совсем не то, что бездоказательная, некомпетентная критика, снисходительный тон, необоснованная высокомерность, обвинительный подтекст, оппозиционность всегда и во всем. Даже влиятельные серьезные издания демократического направления не всегда отдают себе отчет в том, что негативистская риторика не менее социально опасна, чем угодливое «поддакивание» властям: она развязывает руки и стимулирует безответственность чиновников, порождает чувства тревоги, пессимизма, апатии. К прессе перестают прислушиваться и в том случае, когда критика обоснованна, когда к обсуждению предлагаются разумные аргументы. Конфликтная коммуникация, конфронтация «из принципа» постоянно делает социальные приоритеты разменной монетой в борьбе за политическое влияние.

Сенсационность. Обычная практика: актуальную проблему журналисты не замечают, если ничего экстраординарного вокруг нее не произошло – как будто бы ждут «грома». Нет сенсации – нет и проблемы. Однако и чрезвычайное происшествие нередко остается без последующего анализа. Журналисты предпочитают ограничиваться сенсационным сообщением или сюжетом, строить версии, домысливая подробности, и не спешат поднимать ситуацию до социальной проблемы, находить причины, восстанавливать контекст, привлекать экспертов, искать пути решения проблемы. Легче сделать текст, в котором идет речь о сенсационных или трагических последствиях неразрешенных проблем, чем опубликовать материал по существу, хотя время, отпущенное на сенсации в социальной сфере, уже прошло.

Некомпетентность нередко лежит в основе освещения социальных проблем. На первый взгляд, социальные проблемы – это то, что не требует особых знаний, поиска новых тем – все и так на виду, проблемы касаются каждого, собственного социального и личного опыта достаточно, чтобы об этом писать. Бродячие социальные сюжеты буквально захлестнули прессу. Они и сегодня остаются актуальными, но уже не дают никакого эффекта: «картинка» уместна лишь в случае открытия темы, привлечения к ней внимания; затем нужен глубокий анализ, знания,

-92-

исследование вглубь; если же этого нет, новизна восприятия уходит, эмоции притупляются, тема становится избитой, банальной, общество от нее устает, по существу, не приступив к реальной работе. Так случилось со многими социальными проблемами. Нескончаемая череда судебных очерков, расследований, социальных репортажей, живописующих бытовую преступность, переполняют прессу. Реакция изумления, потрясения, гнева, отвращения сменились привыканием и безразличием. Сами по себе уродства не исчезли. Но от частой эксплуатации патология не вызывает соответствующей исключительной реакции, возникает опасность восприятия ее как нормы.

«Чернуха» надоела, а проблема остается неразрешенной. Но вернуться к ней, снова привлечь внимание уже гораздо труднее. Мнимая простота социальных тем значительно снижает качество социального анализа.

«Безгеройность» и морализаторство. Скучная, невыразительная, бесцветная форма часто сопутствует публикациям, раскрывающим опыт решения проблем. Так или иначе о проблемах и конфликтах удается рассказать ярко, но позитив, в котором так нуждается общество, выглядит в журналистских текстах откровенно серо, пресно. Такой текст – иногда сухой и бесстрастный, иногда умильно-восторженный – не привлекает внимания, остается незамеченным; обществу часто неизвестно о важных и хороших делах, потому что тексты о них страдают изложением прописных истин, откровенным морализаторством. Складывается ощущение, что «порок» привлекателен и овеян романтикой, а «добродетель» пугающе тосклива. То же происходит и с персонажами, которые интересны прессе. «Герой нашего времени» в журналистском воплощении – личность яркая, нестандартная, с выраженными лидерскими качествами. На другом полюсе журналистского внимания – криминальные личности; при этом в свете всех громких разоблачений и войны компроматов читателю никогда точно неизвестно, на каком именно фланге в действительности находится та или иная публичная личность, будь то министр, депутат, предприниматель. Создавая свой звездный пантеон, пресса сама делает персонажами, героями, ньюсмейкерами личностей, чей моральный облик далек от общепризнанных нравственных норм, подчеркивает их «отвязность». На этом общем фоне хорошие новости выглядят не ободряюще, а уныло. Фактически мы живем в «безгеройное» время: лидеры есть, а героев нет. Пресса редко находит их в среде нормальных людей.

Во всех рассмотренных негативных «сюжетах» наблюдается обращение к актуальной социальной проблематике, однако они вызывают дисфункциональный эффект. Здесь уместнее говорить о суррогатах, о проявлениях псевдосоциальности. Отсутствие концептуальности в освещении социальных проблем, в выработке коммуникативных стратегий оставили в 90-х гг. задачу гражданского воспитания нерешенной. О том, что это опасно, сказано немало слов. Опасна ситуация, когда социальные сюжеты в прессе обращены к актуальным проблемам, но не приближают решений. Они не дают надежды, а лишь усиливают деморализованность, апатию, разобщенность и поддерживают ощущение бессилия. Такое общественное самочувствие не прокладывает дороги к гражданственности, к настоящей социальности, которая способна сделать россиян современным, сильным и достойным уважения сообществом. И в том, что для значительной части аудитории средств массовой информации либеральная идея так и

-93-

осталась не свободой выбора, не богатством личных возможностей, а стихией, принесшей неисчислимые бедствия и крушения судеб, пресса сыграла не последнюю роль.

Не следовало бы описывать «как не надо», если бы эти технологии безвозвратно ушли в прошлое или, по крайней мере, четко осознавались как неэффективные и опасные. Однако они живучи. И сегодня информационный диктат властных структур в регионах, упрощения в коммерчески успешных изданиях, ставка на скандальность и сенсационность в новостной журналистике, негативизм и некомпетентность аналитики играют существенную роль в освещении социальной проблематики. Если раньше социальной тематики явно недоставало, то теперь налицо избыток суррогатных информационных продуктов. Ни те, ни другие не приближают к решению действительно важных социальных проблем. И все же конструктивные подходы набирают силу.

За прошедшее десятилетие, когда социальная журналистика переживала упадок, постепенно сложилось новое понимание ее целей, сути, творческого своеобразия. Журналисты, специализирующиеся в области освещения социальных проблем, солидарны в том, что одно лишь эмоциональное отражение социальных язв, преобладание конфликтных коммуникативных стратегий – это вчерашний день. Негатив неконструктивен – сейчас требуется осознание и понимание реалий, поиск и освоение социальных технологий, позитивное мышление. Все эти предпосылки заложили основу для развития другой социальной журналистики. Некоторые из этих позитивных тенденций обозначили себя вполне определенно.

Новости «с человеческим лицом». Для новостей приоритетными остаются области внешней и внутренней политики, финансы и экономика, чрезвычайные происшествия. Так структурируется новостной поток, например, в выпусках телевизионных новостей. Некоторое время назад, когда информационные программы усиленно искали интересные формы подачи материалов, один из телевизионных каналов предложил зрителям отмечать самую интересную новость в выпуске. В зрительском рейтинге лидером неизменно оказывалась новость «с простым человеческим лицом», которая, как правило, завершала выпуск. Встречи президентов, решения правительства почти никогда не становились лидерами зрительского рейтинга. Новости мирового масштаба имели шанс пробиться на первые места, если они непосредственно касались человеческих судеб, – например, природные или гуманитарные катастрофы. Из сообщений, выделенных зрителями, в конце недели формировалась специальная программа новостей недели, и она совсем не была похожа на программы, скомпонованные редакторами. Это наблюдение показывает, что в действительности интерес аудитории к социальной жизни, к повседневности, к «человеческим» новостям очень значителен и остается удовлетворенным не в полной мере – во-первых; жизнь полна интересными событиями там, где журналисты не привыкли их находить, зачастую они не видят в событии «состава новости» и не умеют об этом написать – во-вторых. Сейчас ситуация меняется: социальные новости нередко открывают новостные выпуски. В газетной журналистике все большее распространение получает жанр «расширенной новости», позволяющий раскрыть

-94-

социальный контекст любого события.

Меняется и само понятие новости. Здесь есть интересный опыт. С начала 90-х гг. идет интенсивный процесс образования специализированных информационных агентств, поиск ими информационных ниш. Агентства экономического профиля быстро заняли лидирующие позиции. Социальное направление привлекло несравнимо меньше ресурсов и внимания, таких информационных служб появилось всего несколько, однако они выстояли. Сейчас Агентство социальной информации (АСИ)(http://www.asi.org.ru/) – авторитетная и высокопрофессиональная информационная служба, специализирующаяся на распространении информации о социальной жизни и продвижении гражданских инициатив с весьма широким спектром интересов; выпускает ежедневные бюллетени новостей из всех регионов России, вестники, другую актуальную литературу. Информация агентства эксклюзивна и пользуется большим спросом. Немаловажно и то, что акцент в информационной политике АСИ делает на позитивной информации, опыте решения проблем, социальных инициативах, деятельности организации «третьего сектора».

Региональные агентства также поставляют новости социальной жизни, и эти новости нередко предпочитают столичные газеты. «Неполитические» новости глубинки подпитывают мегаполисы, они могут вывести на значительные темы общенационального масштаба, послужить началом серьезного разговора.

Ситуативный анализ с выходом на практические рекомендации. Глобальные, сущностные изменения общества для большинства обернулись ежедневными заботами, для которых пока нет алгоритма решений. Удаленность от повседневных проблем привела прессу к тому, что она не давала полной, своевременной информации, недостаточно отслеживала типичные проблемные ситуации. Сейчас информационная политика меняется в сторону осознания этих проблем. Ситуативный подход набирает популярность у журналистов. Критика и риторика все чаще уступают место прагматике. Суть таких публикаций – освоение новых реалий, выработка цивилизованных норм поведения, опора на свои силы. Часто используется метод включенного наблюдения и последующего репортажного описания ситуации в стиле «проверено на себе». Журналист как бы совмещает две роли: социальную и профессиональную. Программа действий, заложенная в таких публикациях, может содержать возможность выбора, давать общую ориентацию, предостерегать от ошибочных шагов, быть детально прописанной или всего лишь ознакомительной – важно, что она стимулирует собственную активность.

Возвращение очерка, репортажа, корреспонденции. Переместившись на периферию журналистского внимания, обычная жизнь с ее драматическими, но не сенсационными подробностями «увлекла» за собой туда же жанры, в основе которых детализированные описания целостных фрагментов жизни, сюжеты, портреты, естественные диалоги, – классическую корреспонденцию, зарисовку, репортаж, очерк – формы преимущественно неторопливые, описывающие, воздействующие на эмоциональную сферу личности. Фаворитами революционного десятилетия стали интервью, комментарии, проблемные статьи, аналитические обозрения и, конечно, расследования – в их форме проявилась напряженная идеологическая конфронтация, время интеллектуальных элит, наступление рациональной

-95-

этики. С потерей очерковых форм пресса утратила доверительную интонацию, а в ней-то особенно нуждались читатели, испытывавшие глубокий нравственный кризис. Сейчас интерес к текстам большого объема, беллетризированным житейским описаниям, отдельным человеческим судьбам возвращается. «Социальное измерение» журналистики вновь востребовано. Полная, целостная картина жизни, детали, живой поток жизни имеют колоссальный эффект. Немалую популярность приобрел и жанр «житейской истории» в различных его вариантах. Порой развлекательная форма такого очерка берет верх над замыслом, суть которого в том, чтобы поднять жизненный тонус поучительным примером из жизни, однако на фоне недостатка позитивной информации или ее унылого изложения воздействие житейских историй – из прошлого или настоящего, «звезд» или тех, кто «один из нас» – это положительное воздействие.

Публикация читательских писем, развитие интерактивных форм. Возможно, вновь появившиеся подборки читательских писем на страницах газет – самая живая и интересная информация о состоянии социума, какую можно встретить сегодня в прессе. Отказавшись в свое время от отделов писем, объявив публично о невступлении в переписку, журналисты, как оказалось, многого себя лишили. Сейчас письма возвращаются – и в них отклики, разнообразные мнения, полемика с журналистами и авторами других писем, просто любопытные факты и случаи из жизни. Социальный и интеллектуальный облик авторов «писем в газету», как и характер самих посланий, изменился. Письма-жалобы и письма-просьбы уступили место размышлениям, предложениям, откликам, полемике. Очень интересны читательские форумы, а также блоги: сейчас активно развиваются различные формы их использования в периодике. Развитие интерактивных форм открывает огромные возможности для формирования новой социальности, для интеграции общественных интересов. Мы опять «вступаем в переписку», значит, мы интересны и нужны друг другу.

Согласование позиций, общественная экспертиза. Это относительно новый подход: одномоментная публикация различных взглядов, позиций, мнений относительно актуальной социальной проблемы, предъявление в различных формах имеющихся в общественном понимании уровней знания о конкретной стороне жизни общества, требующей осмысления и решения. Это может быть редакционная статья или постановочный материал журналиста, дающий представление о сути разговора, мнения экспертов, представителей властных структур, разных аудиторных групп – по возрасту, опыту, профессиональной принадлежности, политической ориентации, данные исследований, тексты документов, экспресс-опрос «улицы», описание конкретных ситуаций, историческая справка, аналогии, прецеденты, цитаты. При таком подходе важна как согласительная, так и познавательная роль представленной информации. Журналист выступает здесь в роли организатора духовного сотрудничества, выявляет различные мнения. Высказанные суждения представляют собой разные уровни компетентности, но это и дает возможность услышать друг друга, цель таких акций – выявление спектра мнений и понимание проблемы большинством. Согласовывать можно лишь те позиции, которые высказаны, предъявлены к обсуждению. По существу, это шаг

-96-

вперед на пути разрешения общественных противоречий: сначала назревшая проблема обозначает себя через отдельные острые, нередко скандальные ситуативные проявления – «выстреливают» публикации сенсационного характера, привлекающие внимание, выражающие эмоциональное восприятие. В ответ могут появиться реакции со стороны «компетентных лиц», отражающие имеющиеся в наличии возможности разрешения проблемы – их, как, правило, оказывается недостаточно. В этой стадии роль прессы особенно важна: можно накалять ситуацию и далее, публикуя все новые и новые ситуативные «всплески». Однако сама по себе яркая картина бедствий эффективна лишь непродолжительное время. Требуется идти дальше – искать пути решения, для чего и нужна общественная экспертиза. Лишь в самое недавнее время проявила себя тенденция идти вглубь, представлять широкий контекст проблемы, привлекать к обсуждению не только тех, кому решать ее в служебном порядке, но и максимально возможный круг социально активных граждан. Все чаще такой подход в освещении социальных проблем используется в качественной прессе.

Дискуссия. Ее можно назвать экспертизой, развернутой во времени. Объектом дискуссий становятся наиболее важные и сложные проблемы, затрагивающие интересы большинства. Если экспертиза выявляет точки зрения, мнения, поднимает уровень компетентности, знакомит аудиторию с важной, но не всем известной информацией и тем самым приближает к согласованному решению, то о дискуссии можно сказать, что в момент ее зарождения обществу неизвестно решение – оно должно быть выработано в ходе дискуссии. Представление общества о проблеме меняется в ходе самой дискуссии. Принять решение на законодательном уровне крайне нелегко, даже если общественная полемика продолжается не один год. Однако вряд ли можно оценивать любые – затянувшиеся, вялые, неконструктивные – дискуссии только как неудачные. Во-первых, раньше решения приняли бы и без широкого обсуждения, в узком кругу – так не раз случалось с законопроектами по социальным вопросам. Вскоре в решениях, принятых без широкого обсуждения, всплывало множество несовершенств, оказывалось, что их надо менять. В этом смысле факт того, что проблема находится в центре общественного внимания, хотя бы отчасти предохраняет ее от поспешных бюрократических решений. Кроме того, вовлеченность большой аудитории в полемику позволяет видеть широкий контекст проблемы, предполагать возможные последствия, консолидировать общественность хотя бы вокруг одной, отдельно взятой проблемы.

В практике сегодняшней журналистики еще немало интересных находок – и социальные проекты, и интерактивные акции, и социальные расследования, иконкурсы. Все это значит, что в нашей прессе, активно осваивающей профессиональные стандарты мировой журналистики существует большой внутренний ресурс, который всегда будет подпитываться уникальным богатством культурной традиции и оживляться остротой информационной потребности.

Все, что говорилось о состоянии социальной журналистики, – о негативных тенденциях, о новом позитивном опыте, об обусловленности моделей социальной журналистики складывающимися типологическими особенностями СМИ – все это подтверждается при анализе главного социального сюжета последнего года, национальных проектов.

-97-

В откликах, последовавших вслед за объявлением о запуске проектов, присутствовали и эмоциональные суждения, и рациональная критика, и особенно политический подтекст. Политическая оценка явно преобладала над социальным анализом. Наученные горьким опытом «монетизации», инициаторы проектов с самого начала озаботились проблемой их информационного сопровождения. Встал далеко неоднозначный вопрос о его принципах и методах. Для одних участников процесса «информационное сопровождение» означало прямую пропаганду, что-то вроде PR – кампании властей; их политические оппоненты считали приемлемым бойкот и замалчивание, а также критику проектов, разоблачение их «истинной сути», состоящей в попытке удержать политическую власть накануне выборов. Прозвучало и такое мнение: сконцентрироваться на собственно социальной составляющей, выйти за рамки проектов и использовать политический вызов для того, чтобы привлечь внимание к социальной сфере; для этого нужно активно искать адекватные средства.

Практика освещения в СМИ национальных проектов ярко показала политизированность подходов: позитивно-информационный ракурс демонстрировали новостные телевыпуски, оппозиционно-иронический стиль доминировал в публикациях некоторых влиятельных печатных СМИ. Первые стремятся подтвердить серьезность и решимость властей, вторые не скрывают скептического отношения. И в одном, и в другом случае легко прочитывается политический подтекст. Однако постепенно появляется и другое: национальные проекты начинают привлекать все большее внимание к социальным проблемам, СМИ явно стремятся разобраться в них, найти новые информационные подходы и при этом в качестве основного источника информации используются не пресс-службы, а конкретные ситуации из жизни. Манипулятивные механизмы, которые описывались выше, тоже работают. Важно, однако, главное: как бы ни задумывались проекты, им удалось «развернуть» прессу лицом к обществу.

10. Перспективные задачи социальной журналистики. Наиболее актуальными задачами социальной журналистики следует считать повышение ее статуса в профессиональном и общественном сознании, что может произойти за счет усиления ее концептуальности и тщательной разработки каждым изданием собственных коммуникативных стратегий. Нужны полнота информации об обществе, глубокий анализ, адекватные творческие формы. При условии решения этих задач журналистика в действительности могла бы стать технологическим пространством, местом создания, апробации и развития социальных технологий. В российской традиции решать проблемы «всем миром», жить и действовать в мобилизационном режиме: возникла проблема, случилась беда – действуем хаотично и бессистемно, создаем все новые и новые проблемы, забывая о том, что механизм действий во многих случаях известен. Быть способной к выработке алгоритмов решений, по существу, есть показатель профессиональной зрелости журналистики, это и есть ее социальное качество.

Краткий обзор состояния социальной журналистики показывает, что проблема поиска адекватных, эффективных, современных средств для публичного представления интересов общественного большинства в средствах массовой информации существует. Роль российских СМИ в решении социальных проблем не поддается однозначной оценке:

-98-

в 90-е гг. пресса не справилась со своими задачами, сегодня ее деятельность представляется более эффективной, но до подлинной социальности и прессе, и обществу еще далеко.

Два десятилетия назад объявленные сверху перестройка и гласность едва ли предвещали последующее развитие событий. Но – и это исторический факт – сегодня мы живем уже в другой стране, в другое время. Сформировались новые журналистские профессии – политическая журналистика, экономическая и деловая журналистика. Они стали профессиональным ответом на вызовы эпохи. И именно в этих сферах осваивались новые технологические стандарты, новые для отечественной журналистики жанры и творческие решения – комментарий, качественная аналитика, экспертные опросы, колумнистика, расследования, прогнозы, утвердился принципиально иной стиль в отношениях прессы и с властью, и с обществом – то, что сегодня прочно вошло в практику. Свой шанс пресса не упустила.

Слово – за социальной журналистикой. По времени политический вызов совпал с интервенцией новых информационных технологий, кардинально меняющих коммуникации, мышление, образ жизни, всю философию человеческого бытия. Это открывает журналистам поистине бесконечные горизонты, подтверждает саму возможность открытия новых способов взаимодействия. Необходима модернизация творческого арсенала социальной журналистики, обогащение профессиональных технологий. Журналистике нужно вернуться в пространство человека. Главные задачи: полнота информации об обществе, качество социального анализа, участие граждан в информационном обмене.

Контрольные вопросы

Каковы объем и содержание понятия «социальная журналистика»?

В чем состоят причины, проявления и последствия социального кризиса в России на рубеже веков?

Какие типы, виды и модели социальной политики вам известны?

В чем сущность основных социальных программ, проводимых сегодня российским государством?

Назовите наиболее актуальные социальные проблемы, представленные в СМИ.

Какие эффективные механизмы их освещения используются в различных типах СМИ?

Литература

Жуков В. Российские преобразования: социология, экономика, политика. – М., 2003

Изменяющаяся Россия в зеркале социологии. – М.: Летний сад, 2004.

Смирнов С.Н., Сидорина Т.Ю. Социальная политика. – М.: ГУ ВШЭ, 2004.

Социальный капитал и социальное расслоение. – М.: Альпина, 2003.

Социальная политика: Энциклопедия / Под ред. Волгина Н.А., Сулимовой Т.С. – М.: Альфа-Пресс, 2006.

Социальная журналистика в гражданском обществе / Под ред. Т.И. Фроловой. – М.: АСИ, 2006.

Рывкина Р.В. Социология российских реформ. – М.: ГУ ВШЭ, 2004.

-99-

Фролова Т.И. Социальная журналистика и ее роль в общественном диалоге. – М.: Пульс, 2003.

Халтурина Д.А., Коротаев А.В. Русский крест / Факторы, механизмы и пути преодоления демографического кризиса в России. – М.: URSS, 2006.

Глава VII. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ В РОССИЙСКИХ СМИ

1. Сегодняшний день средств массовой информации России тесно связан с освещением экономической жизни страны. В этой ситуации крайне важно, чтобы журналист, взявшийся писать на экономические темы, имел адекватное представление о процессах, происходящих в экономике страны, понимал, как строится политика государства, бизнеса, общественных институтов в этой области, как она отражается в итоге на жизни граждан, которые выступают как участники экономических отношений.

Сначала кратко охарактеризуем явление, к которому относится понятие экономика. Существуют несколько не подменяющих друг друга основных подходов: экономика это совокупность общественных отношений в сфере производства, обмена и распределения продукции; экономика это народное хозяйство данной страны или его часть; и, наконец, это понятие часто применяется для обозначения экономической науки, изучающей функционирование, структуру, закономерности существования экономики и взаимодействия экономических агентов общества в этой сфере.

Обращение к пониманию экономики как совокупности общественных отношений в области производства, обмена и распределения продукции требует сразу же признать, что в этом плане экономика тесно взаимодействует со всеми остальными процессами и элементами деятельности человека и общества: испытывая их влияние и воздействуя, в свою очередь, на них. Государство, например, (в условиях рыночной экономики) может выступать как собственник ряда субъектов производства и распределения, финансовых систем, и как регулятор экономической жизни общества в целом (путем проведения – прямо или косвенно – определенной экономической политики). В деятельности политических институтов (программах, избирательных лозунгах) общества выражаются разные подходы к целям и способам осуществления экономической политики государства, а в случае прихода той или иной политической силы к власти – в конкретных действиях государства. Как неоднократно отмечалось исследователями, духовная сфера жизни общества (традиции его, менталитет нации, конкретная духовная практика) зачастую оказывает реальное воздействие на ход и результаты, особенности экономической жизни общества. Вспомним, к примеру, классическое исследование Макса Вебера о роли протестантской этики в возникновении и развитии раннего капитализма в Европе и Северной Америке.

Таким образом, экономика как особая субъектно-предметная часть общественных отношений тесно связана с другими элементами общества. Более того, функционирование экономики порождает ряд феноменов, значимых в иных сферах жизнедеятельности. Так экономические интересы разных экономических агентов влияют на появление,

-100-

деятельность и функционирование отражающих эти интересы политических и социальных структур (партий, общественных организаций), на их программы и цели. Современная рыночная экономика, приобретшая всеобъемлющий характер, привела к коммерциализации, превращению по преимуществу в товар большинства продуктов современной культуры. Сходные процессы проходят и в сфере обыденной жизни людей.

Теперь обратимся  непосредственно к самой экономике: совокупности ее элементов, правилам и целям функционирования различных экономических систем, ее структуре.

Теоретики экономики выделяют такие фундаментальные вопросы ее существования как ЧТО, КАК, ДЛЯ КОГО И КОГДА. Разные ответы на эти вопросы позволяют выделять разные типы экономических систем, то есть по-разному функционирующих взаимосвязанных экономических элементов, образующих экономическую структуру общества. В упрощенном виде выделяют традиционную, командную и рыночную модели экономических систем. Традиционная основана на натуральном, преимущественно сельскохозяйственном, производстве. Командная экономическая система основывается преимущественно на общественной (государственной) собственности на средства производства. Производство, обмен и распределение материальных благ управляются централизованно.

Упомянутые экономические системы существуют сегодня в рудиментарном состоянии. Основой современной мировой экономической системы выступаетрыночная, которая выстраивается на частной собственности, свободе выбора и конкуренции. Как считает большинство экономистов, сегодня не существует чистых экономических систем, в большинстве развитых стран функционирует смешанная экономика, сочетающая элементы всех трех систем. Рыночная экономика здесь дополняется активной деятельностью государства (сообществ государств, например, ЕС), а также в небольшой степени традициями.

Субъектами рынка, в деятельность которого включено все население, являются согласно экономической теории три группы – домохозяйства (относящиеся к сектору потребления), фирмы, занимающиеся производственной деятельностью, и государство как совокупность институтов, имеющих политическую и юридическую власть для контроля за хозяйственными субъектами и рынком.

Кроме того, рыночная экономика порождает инфраструктуру и структуру рынка. К инфраструктуре рынка относятся институты, системы, службы, которые опосредуют движение товаров и услуг, обслуживают рынок и обеспечивают его нормальное функционирование (например, банки, предприятия торговли, биржи, аудиторские и консалтинговые фирмы, информационные центры и т.д.). Кстати, этот подход позволяет рассматривать и журналистику в целом (но разные ее части в разной степени) как часть инфраструктуры рынка. Что касается рыночной структуры, то это внутреннее строение, расположение отдельных элементов рынка. Они классифицируются с самых разных точек зрения. Так, по объектам рыночных отношений выделяют рынок промышленных товаров, рынок сырья, ценных бумаг, потребительских товаров и услуг и т.д. Выделяют также рынок покупателей и продавцов. По географическому показателю можно говорить о мировом рынке, региональном,

-101-

национальном, местном. Рыночная структура включает использование и отраслевого признака, характера продаж, соответствие (или несоответствие) действующему законодательству (например, «теневой» рынок).

Завершая краткое описание экономической системы и ее основных составляющих, следует сказать, что ее функционирование осуществляется на двух уровнях – макро и микро. На первом объектом изучения (в том числе и способами, характерными для журналистики) является экономическая система в целом и ее крупные сектора: например, национальный доход, экономический рост, общий уровень занятости, национальные сбережения и пр. Микроэкономика отражает поведение отдельных экономических объектов: потребителей, инвесторов, работников, фирм и т.д. Между двумя этими частями экономики в современном обществе усиливается взаимосвязь. Так, к примеру, сегодня мы наблюдаем, как укрепление курса российского рубля сказывается на действиях отдельных экономических субъектов: экспортеров и импортеров товаров, политике внутренних производителей, поведении покупателей и т.д.

2. Перед переходом к анализу места и функций журналистики в сфере экономических отношений и экономической деятельности в России необходимо тезисно описать изменения, происходившие в стране последние десятилетия, и, прямо или косвенно, отразившиеся на экономике, в частности. Кратко эти изменения можно охарактеризовать как смену парадигмы развития и функционирования российского общества и государства. Эта смена происходила не в самых благоприятных условиях и самый характерный пример – распад Советского Союза как самая крупная геополитическая катастрофа второй половины XX в. Попытки реформировать политическую и экономическую систему страны на базе существовавших политических и экономических структур также (в отличие, к примеру, от Китая) оказались мало удачными. В силу ряда политических, экономических и социальных причин объективного и субъективного характера (резкое падение цен на нефть, крайняя милитаризованность советской экономики, неудачное политическое и экономическое руководство страной в последние годы Советской власти, внутриполитическая борьба во второй половине 80-х гг. прошлого века). В результате, период трансформации страны начался в условиях слабости нового российского государства, распада прежней идеологической и политической системы, глубокого и системного экономического кризиса, что в совокупности повлекло за собой крайне неблагоприятные социальные последствия. Стоит напомнить, что в начале 90-х гг. прошлого века ВВП страны упал наполовину, золотовалютные резервы стремились к нулю, страна накопила за 80–90-е гг. огромный внешний долг.

В результате, трансформация экономики и экономических отношений носила во многом  вынужденный, хаотичный характер. Узловыми пунктами этого процесса явились либерализация цен на большую часть производимой продукции, введение рыночного курса рубля. Что повлекло за собой дальнейший экономический спад, рост инфляционных процессов и, как результат, резкое падение жизненного уровня большинства населения страны, постоянный дефицит бюджета. Проведенная затем приватизация, как неоднократно отмечал один из ее отцов, Анатолий Чубайс, преследовала изначально политическую цель – создание в России мощного слоя собственников.

-102-

Но возникновение в ведущих отраслях страны (прежде всего, добыче ресурсов) по сути назначенных властью собственников (через систему залоговых аукционов) привела к появлению такого политико-экономического феномена как олигархия. А неспособность большинства населения к деятельности в новых экономических условиях обрекла на неудачу ваучерную приватизацию с ее политической и экономической целью создания массового среднего класса собственников.

Но, несмотря на крайнюю сложность и запутанность происходившей в стране политико-экономической трансформации, сопровождавшейся ожесточенной политической борьбой, постепенно происходит выстраивание (хотя и крайне медленное и неравномерное) новой экономической системы. Частная собственность постепенно становится ведущим звеном экономики (сегодня 60% ВВП России производится ею), развивается сеть финансовых институтов, становится многочисленным средний класс в лице менеджеров высшего, среднего и низшего звеньев управления экономикой, развивается инфраструктура и структура российского рынка. Дефолт 1998 г., несмотря на его печальные последствия для финансовой системы страны, для мелкого и среднего бизнеса, для благосостояния граждан, привел, в конечном счете, к оздоровлению российской экономики.

Последние годы характерны для страны следующими политическими и социально-экономическими обстоятельствами:

Ÿ           политической стабилизацией, связанной с усилением политической власти государства и резким ослаблением олигархической верхушки;

Ÿ           улучшением внешнеэкономических обстоятельств России (резкое повышение цен на энергетические ресурсы страны);

Ÿ           устойчивым и высоким ростом ВВП России, в том числе в сфере промышленного производства;

Ÿ           ростом бюджета страны и его профицита;

Ÿ           последовавшим вследствие всего этого улучшением условий жизни населения, осуществлением ряда крупных социальных программ.

Конечно, развитие страны еще носит весьма противоречивый характер: высок уровень бюрократизации управления, крайне высока коррупция, противоречивы результаты усиления роли государственных предприятий в экономике страны. Но в целом можно говорить о том, что экономическое развитие страны, взаимодействие экономики с другими сферами жизни общества приняли достаточно устойчивый характер. Одновременно выстраиваются устойчивые информационные связи, характеризующие взаимодействие экономики с другими элементами общества и информационное взаимодействие внутри экономической системы между ее субъектами. Частью этой информационной системы выступает и российская журналистика.

3. Экономические отношения очень рано стали предметом информационного интереса общества в целом и различных субъектов экономической деятельности. Вспомним только один факт. Первые информационные издания в Европе носили во многом экономический характер (например, издания знаменитого в свое время банкирского дома Фуггеров). По мере развития журналистики в мире происходит следующее: возрастает объем и качество используемой ею в интересах общества финансово-экономической информации, возникают и развиваются

-103-

издания, обслуживающие разнообразные интересы субъектов экономической деятельности. Экономическая информация становится составной частью всех средств информации (сегодня – от газет до Интернета). Существование сложных и разветвленных экономических отношений порождает массу новых способов передачи экономической информации, резко повышает ее значимость, делая ее, в конечном счете, одним из важнейших товаров в системе современной рыночной экономики. Стоит напомнить, что появление рекламы, этого своеобразного информационного продукта, резко сказалось на условиях существования журналистики в целом, превратив ее самою в значимый продукт рыночной экономики.

Развитие российской журналистики в целом, и экономической, в частности, проходило в стране в рамках мировой парадигмы, то есть становления и усложнения рыночной экономики. Этот процесс был прерван, как известно, в 1917 г. Но как не парадоксально, это не прервало существование и развитие журналистики экономической. Просто она получила новые функции, цели и средства их осуществления от новой политико-экономической системы. Говоря короче, она стали информационным агентом командовавшей экономикой политической системы.

Экономическая проблематика присутствовала в советской журналистике с самого момента ее возникновения. Она была представлена в большом спектре изданий: общесоюзных, общеполитических («Правда», «Известия» и т.д., республиканских, областных и местных; была создана (видоизменяясь со временем) система специализированных изданий (газеты «Экономическая газета», «Социалистическая индустрия», «Советская торговля», система многотиражных изданий предприятий и пр.) Обязательные отделы промышленности, сельского хозяйства существовали практически в каждой газете, на радио и телевидении.

В рамках созданной политико-экономической системы журналистика выполняла, прежде всего, контролирующие, мобилизационные функции в сфере экономической деятельности от лица управления данной системой. Была представлена в ней частично и информационная функция (но в искаженном виде).

В истории экономической проблематики советской журналистики, имевшей большое общественно-политическое значение, были и периоды проблемно-аналитического подхода к этой теме. В двадцатые годы XX в. они были связаны с отражением фракционной борьбы внутри правящей коммунистической партии, которая касалась и хода, масштабов, методов развития и управления создававшейся социалистической  экономикой. В 60-е гг., когда советская экономика вступила в фазу перманентного кризиса, перемежавшегося с периодами подъема, журналистика зачастую использовалась сторонниками разных взглядов на реформирование и развитие социалистической экономики. Можно вспомнить, например, дискуссию вокруг реформ, предлагавшихся группой сторонников тогдашнего председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина, ожесточенные споры сторонников жестко централизованной плановой экономики и первого в стране варианта рыночного социализма. Все эти споры стали жертвой благоприятной конъюнктуры на мировом рынке нефти и политики, получившей образное название «застоя». Но, в конечном счете, они (как и идеологические дискуссии будущих либералов, почвенников, государственников и т.д.) стали основой будущего

-104-

многообразия в политической и экономической, духовной сферах общества.

Однако, перед этим обществу, и журналистике, в частности, пришлось пережить сложный и неоднозначный период перестройки. Именно перестроечная экономическая журналистика породила жанр расследовательской журналистики в экономической сфере, под знаменем которой проходила ожесточенная критика словом сложившейся экономической системы, отрицалась ее возможность саморазвития, предлагались некоторые весьма абстрактные экономические модели  будущего. В этом во многом сказывался утопический, оторванный от реального опыта рыночной экономики на Западе взгляд советских сторонников рыночной модели. В результате экономисты и экономические журналисты сумели способствовать разрушению командной экономической системы, но оказались бессильны помочь обществу в создании новой. Тем более, что степень изолированности всех политических и экономических субъектов деятельности в Советском Союзе от передового мирового опыта была самой длительной и самой тотальной.

Поэтому период становления рыночной экономики в России, получивший название «дикого капитализма», проходил практически без влияния  журналистики как явления, отражающего консолидированные и достаточно проявленные интересы общества в целом. Сказалась на этом постоянно проявлявшаяся в прессе борьба политических группировок, экономических группировок и кланов.

Этот период можно рассматривать как достаточно трагичный именно для экономической журналистики, основанной, прежде всего, на конкретных, точных фактах, на конкретном знании.

Но естественно, что со временем, интересы групп, объединенные национальной идеей, государством, ценностями гражданского общества начинают сближаться, создавая тем самым платформу для возникновения национальной экономической журналистики. Можно также предположить, что начало этому процессу положили лидеры новой экономической журналистики, не имевшие исторических связей с предыдущим периодом функционирования отечественных СМИ.

4. «Коммерсант» официально начинался как информационный кооператив «Факт», который был зарегистрирован 15 июня 1988 г. В. Яковлевым. Весной 1989 г. «Факт» превратился в информационное  агентство «Постфактум», а уже в декабре вышел пилотный номер еженедельной газеты «КоммерсантЪ».

Успех к изданию пришел, на наш взгляд, во многом потому, что В. Яковлев восстановил статус факта как основы журналистики вообще и деловой, экономической, в частности. При профессиональной работе с фактом невозможны двойные стандарты ни в одной области деятельности редакции. Новая журналистика потребовала новых подходов в работе с контентом, со способами подачи информации, с жанровой палитрой. В «Коммерсанте» в те годы всеми доступными способами борются с «писательщиной», с попытками подменить конкретные факты лирическими отступлениями, историческими параллелями и пр. Возникает технология «жесткого макета», в котором весь номер был поделен на постоянные рубрики, что, с одной стороны, делало издание более профессиональным, технологичным, с другой – упрощало жизнь читателям. Именно в «Коммерсанте» реализуется принцип «перевернутой пирамиды»,

-105-

появляется «лид» (lead – англ.), отвечающий на вопросы что? где? когда? Зарождается стиль «только факты». Издание внедряет в повседневную практику ссылки на источники информации – «мнения экспертов», и «наблюдателей», кардинально меняет роль заголовка в журналистском тексте, превращая его в «локомотив» читательского интереса. Зарождается особая стилистика, появляется своя интонация, которая потом многие годы выгодно отличает «КоммерсантЪ» от неизбежно возникших конкурентов.

Работа на поле экономической журналистики  подразумевает экономическую самостоятельность и финансовую состоятельность издания, работу редакционного коллектива как рыночного механизма. Именно в «Коммерсанте» были заложены и во многом реализованы подходы к возникновению регулярного менеджмента в повседневной деятельности редакции. Менеджмента, основанного на процедурах, нормативных редакционных документах.

«КоммерсантЪ» дал жизнь журналу «Эксперт». В июне 1995 г. группа журналистов, наладивших издание иллюстрированного еженедельного журнала «КоммерсантЪ-weekly» (в это время газета ушла в ежедневную нишу и стала называться «КоммерсантЪ-daily») решила начать собственное дело. При поддержке В. Потанина, выделившего стартовый капитал, был создан журнал «Эксперт», первый номер которого вышел уже  в июле 1995 г.

Надо сказать, что издание сразу громко заявило о себе, продекларировав ряд принципов, уже ставших непривычными для российской журналистики: неангажированность, работа на целевую аудиторию, максимальная беспристрастность и точность в подаче фактов. Несмотря на все трудности, опираясь на наш взгляд, даже не на строго выверенные технологии, а больше на интуицию лидеров, «Эксперт» выстроил к 2000 г. оригинальную систему добычи и интерпретации факта в интересах своей целевой аудитории.

Это были, безусловно, «прорывные», инновационные медиа-продукты, впервые внедренные в российской прессе, пионерные медиа-технологии, основанные на переработке оригинальной, самостоятельно добытой  фактуре, на точном, конкретном знании. Очень скоро «Эксперт» оценил не только этическую состоятельность подобных подходов, но и их коммерческую привлекательность – до 80% рекламных продаж стали инициироваться спецпроектами и спецприложениями – продуктами рейтингового агентства. «Эксперт» не останавливается на достигнутом – выпускает в свет знаменитую книгу «Семь нот менеджмента», в 1998 г. проводит первый конкурс годовых отчетов. В 1999 г. запускается первый региональный проект – «Эксперт. Северо-Запад». Это решение сыграло во многом решающую роль в становлении современной информационной группы «Эксперт», заложив основы ее региональной экспансии. Некоторое время спустя были открыты «Эксперт-Урал», «Эксперт-Сибирь», «Эксперт-Казахстан», «Эксперт-Волга», «Эксперт-Украина», сформировалась оригинальная медиа-структура, не имеющая по своему устройству аналогов на российском информационном пространстве.

Роль и место «Эксперта» в становлении экономической российской журналистики сегодня не менее значимо, чем роль «Коммерсанта». Связанные между собой происхождением, одной школой, каждый в итоге развил свое направление. До сегодняшнего дня нет в своем сегменте равных ежедневной газете «КоммерсантЪ», так же как и при

-106-

жесточайшей конкурентной борьбе «Эксперт» не уступает звания самого влиятельного делового еженедельника России.

Картина становления экономической журналистики была бы неполной без рассказа об РБК (РосБизнесКонсалтинг). Информационное агентство с таким труднопроизносимым названием было зарегистрировано в 1993 г. В 1995 г. агентство создает свой сервер в Рунете, в 1996 позиционирует его как информационную онлайн-систему, транслирующую ход торгов с российских торговых площадок. Надо сказать, что с этого момента РБК несколько раз «угадывает» рынок, умело расшифровывает его посылы, чувствует основные тренды. Главная удача – перед самым кризисом 1998 г. создается мощный портал, а во время кризиса – дается бесплатный доступ на него любому желающему. Решение судьбоносное, определившее лидерство РБК в своей рыночной нише на многие годы вперед. Свободный доступ на портал вызвал настоящий бум посещений, который диверсифицируется в прибыльный бизнес – интернет-рекламу. Именно с 1998 г. РБК не уступает свое лидерство в Рунете по посещаемости (до 4 млн. посещений в месяц).

Сегодня РБК – лидер в области масс-медиа и разработки программных решений для среднего и крупного бизнеса. Два направления деятельности РБК – масс-медиа и IT – поддерживают и стимулируют друг друга. Компании принадлежат 100% акций компаний «РосБизнесКонсалтинг», «РБК Холдинг», «РБК СОФТ», «РБК-Центр», «РБК-ТВ». На сегодняшний день 62% дохода РБК приносят медиа-услуги, 38% – программирование и системная интеграция. В 2002 г. РБК провел первичное публичное размещение акций (IPO), а в 2003 – запустил российское бизнес-телевидение, которое уже вышло на прибыльный режим, также были запущены проекты «РБК-Украина» и «Утро-Украина», которые также чрезвычайно динамично развиваются. В 2006 г. холдинг вышел в сегмент печатных СМИ – был запущен журнал «РБК» и газета «РБК-daily».

5. Успех первых деловых изданий, начавших работать в начале и середине 90-х гг. прошлого века, вызвал в конце 90-х лавинообразный выход изданий на рынок экономической и околоэкономической прессы. «Профиль», «Компания», «Русский фокус», «Еженедельный журнал» – всех не упомнить. Надо сказать, что и лидеры не стояли на месте: «КоммерсантЪ» трансформировался в издательский дом, который помимо одноименной газеты сегодня издает «Коммерсант-Украина», журналы «Деньги», «Автопилот», «Молоток», «Коммерсант-Власть», множество специальных и отраслевых приложений, одиннадцать региональных приложений. Газета перешла на цвет и по прежнему остается одним из самых доходных медиа-проектов России (по данным, приводившимся в различных интервью, около 150 млн. руб. чистой прибыли в год).

«Эксперт» за время с 2000 г. продолжил, как мы уже говорили, региональную экспансию, открыв приложения «Эксперт-Урал», «Эксперт-Сибирь», «Эксперт-Казахстан», «Эксперт-Украина», «Эксперт-Волга», продолжает издавать начатый еще в 1996 г. «Эксперт-Оборудование». При активном участии «Эксперта» создан Институт общественного проектирования. За последние годы был запущен и стал популярным Конкурс русских инноваций, приступило к работе маркетинговое агентство «Эксперт-Дата», продолжается многолетнее исследование,

-107-

посвященное российскому среднему классу, был запущен информационный портал «Эксперт Online 2.0», Инновационное бюро «Эксперт», задумана и начала осуществляться активная экспансия в Интернет. Финансовый годовой оборот проектов «Эксперта» (по разным открытым источникам) достиг примерно 20 млн. дол. США. Тем не менее, «Эксперт» за это время также пережил смену собственников – сначала журналистский коллектив в 2005 г. выкупил пакет у «Проф-Медиа» и стал владельцем 100% акций своего бизнеса. Затем пакет был выкуплен у основной массы владельцев тремя ключевыми собственниками, занимающими одновременно ведущие менеджерские позиции в проекте – В. Фадеевым, главным редактором журнала; А. Приваловым, генеральным директором ЗАО «Эксперт» и Т. Гуровой, первым заместителем главного редактора журнала. После этого летом 2006 г. было объявлено о продаже 30% пакета структурам Олега Дерипаски. В планах группы «Эксперт», так сейчас называется многопрофильное медийное хозяйство, дальнейшее развитие бизнеса и создание медиа-холдинга, в составе которого, как было сообщено в официальном пресс-релизе, получат развитие как новые издательские проекты, так и проекты в области интернета и телевидения. Схема сделки выглядит так: «...все активы группы «Эксперт» передаются новой компании «Медиа-холдинг „Эксперт“». Новая компания осуществляет дополнительную эмиссию акций в размере блокирующего пакета. Эмиссия выкупается Русско-Азиатской инвестиционной компанией (РАИнКо), подконтрольной Олегу Дерипаске. Деньги направляются в инвестиции. Другие два источника инвестиций – текущая прибыль и долгосрочная кредитная линия»[3]. По данным того же источника, объем инвестиций составит порядка 1,4 млрд. рублей (50 млн. дол.) на ближайшие пять лет. Предполагается, что реализация уже запланированных проектов позволит через четыре года достичь уровня выручки 3 млрд. рублей. Минимальная оценка ежегодной прибыли медиа-холдинга через пять лет – 600 млн. рублей.

Цели, которые ставит на ближайшие годы «Эксперт» весьма амбициозны – планируется довести тираж журнала «Эксперт» до 120 тыс. экземпляров (сейчас 70−90 тыс.), также планируется продолжить развитие сети региональных и зарубежных отделений – в Воронеже, Ростове-на-Дону и  других городах.

На основе нового информационно-аналитического портала, посещаемость которого будет доведена до 150 тыс. посещений в день, планируется сформировать целое семейство сайтов: о личных финансах, о кино и книгах, англоязычный информационно-аналитический сайт, информационные b2b−ресурсы.

Подобная активность лидеров экономической, деловой журналистики, их успехи, как мы уже говорили, вызвал живейший интерес со стороны множества потенциальных издателей. В России стали появляться все новые и новые игроки, рассчитывающие на интерес со стороны деловой аудитории.

Говоря о представленности экономической информации в современной прессе, мы должны выделить три аспекта этой проблемы: экономическая информация в федеральной общеполитической прессе; она же в региональной и местной прессе; и, наконец; существование и активное развитие такой разновидности прессы как деловая. Каждая из

-108-

этих разновидностей российской журналистики выполняет свои тематические и иные обязанности в сфере экономики.

Говоря о федеральных общеполитических изданиях, мы должны выделить те экономические направления, которые наполнены, помимо экономики, и политическим, социальным и другого рода смыслом. При этом надо помнить, что само описание тех изданий, которые или частично, или полностью связаны со сферой экономики, говорит об огромности и разнообразии того проблемно-тематического поля, в рамках которого функционирует экономическая информация.

Говоря о наличии экономической информации в общественно-политических изданиях, мы выделяем, прежде всего, направления, имеющие общегосударственный, макро-общественный и международный смысл. Речь, прежде всего, идет о таких темах:

Ÿ           бюджетный процесс в РФ, его организация, механизмы, формирующие принятие и последующее исполнение бюджета России;

Ÿ           национальные проекты, их ход и вся проблематика, связанную с ними;

Ÿ           основные экономические программы правительства РФ, строящиеся на основании принятого бюджета;

Ÿ           тема естественных монополий (Газпром, РАО ЕС, ОАО РЖД и т.д.);

Ÿ            частно-государственное партнерство, объявленное «столбовой» дорогой развития российской экономики;

Ÿ           создание и функционирование государственных корпораций, отражающих повышение роли госкапитализма в экономике страны;

Ÿ           тема «бедных и богатых», тесно связанная со всеми вышеперечисленными темами. Стоит особо отметить, что российская пресса пока не в состоянии адекватно развить именно это направление как систематическое и обращается к нему только в периоды обострения политической жизни, часто в конъюнктурных интересах того или иного «заказчика»;

Ÿ           тема «среднего класса» как логическое продолжение темы предыдущей. Считается, что остроту процесса общественной поляризации как раз снимет возникновение «среднего класса», постепенное осознание им своей общественной миссии как стабилизирующего элемента гражданского общества;

Ÿ           тема взаимосвязи криминалитета и российской экономики, коррупционной составляющей в процессах современного экономического строительства в России;

Ÿ           тема взаимоотношений России и СНГ в свете попыток восстановления единого экономического пространства бывшего СССР и как следствие – укрепления позиций России в глобальном мироустройстве;

Ÿ           тема создания образа экономической России в зарубежных СМИ. Успех экономических реформ во многом зависит от того, каков сегодня образ России вне ее границ, как ее воспринимает мировое общественное мнение и деловые круги других стран, насколько они готовы учитывать интересы России в глобальных экономических раскладах;

Ÿ           тема взаимодействия России и остального мира в свете глобальных мировых экономических процессов;

Ÿ           участие граждан страны в финансово-экономической деятельности путем вложения сбережений в банковскую систему, покупки акций и т.д.

-109-

Системная трансформация привела к возникновению в стране новых социальных групп и общностей, в частности делового сообщества, то есть людей, занятых в управлении общественным производством, в бизнесе. Новая социальная общность породила новые информационные потребности, вызвала к жизни новый тип коммуникаций, механизмом осуществления которой и является сегодня деловая пресса.

Массивы информации, с которой работает деловая пресса, охватывают все сферы человеческой деятельности. Центром притяжения в этой системе коммуникаций является хозяйственная деятельность человека. Поскольку она является основой его существования, мы можем говорить о всеобъемлющем характере деловой информации. Именно этим обстоятельством определяется широта тематической палитры деловой прессы.

Спектр интересов деловой прессы постоянно растет. Развитие рыночных отношений ведет к расширению бизнес-коммуникаций, характер и структура которых подвижны во времени. Растущие потребности в таких коммуникациях порождают новые виды изданий и дают мощный импульс для развития изданий известных, обеспечивая их переход в новое качество.  Так, например, очевиден успех специализированных и узкоспециализированных изданий в сегменте деловой прессы. Резкий рост их численности с середины девяностых годов отразил стремительно растущий спрос на специализированную экономическую информацию в условиях формирования и развития рынка.

На структуру бизнес-коммуникаций влияет также усложнение социальной структуры общества и усложнение информационного взаимодействия людей. Раньше условия роста компании обеспечивались, в основном, расширением сбыта, а значит – воздействием на потребителя. Сегодня ни одна компания не может ограничиться этим. Важнейшим условием роста становится гармонизация отношений по всему спектру взаимодействия бизнеса и общества. И в этом спектре отсутствует иерархия приоритетов. Все направления взаимодействия одинаково важны.

Рост объемов информации оказывает влияние на иерархию функций прессы. Здесь меняются приоритеты. Пресса все реже встает в позу «учителя жизни» и все в большей степени выполняет функцию лоцмана в информационном море. Она формирует структурированные информационные потоки. Именно этот процесс отражает рост специализированных изданий. Подобно тому, как в промышленности производители все больше и больше сегментируют потребителей, пресса сегментирует аудиторию – по тематике, по гендерному распределению, по возрасту, по образованию, по уровню доходности и так далее.

Сегментация читательских аудиторий ведет к росту видового разнообразия деловой прессы. Мы можем говорить о двух противоположных тенденциях в тематической и информационной палитре, присущих деловой прессе. Есть универсальные деловые издания и специализированные. Например, газеты «Ведомости» и «Коммерсант» в системе деловой прессы являются универсальными, поскольку они стремятся отразить весь спектр текущей деловой информации, то есть отвечают базовому принципу универсальной модели – «отовсюду обо всем». Соответственно, тематическая палитра этих изданий также носит универсальный характер.

-110-

Вместе с тем, усложнение конкуренции на рынках вызывает все большую потребность в специальных знаниях. Отвечая на эту потребность, деловая пресса создает все более специализированные источники информации, тематическая палитра которых строго ограничена заявленной тематикой.

Среди журналистов распространено представление о том, что деловая пресса нацелена на людей, принимающих ответственные решения в сфере экономики, бизнеса и политики.

Действительно, в аудитории деловых СМИ всегда присутствуют ответственные государственные служащие, руководители фирм и компаний. Однако их численность в составе аудитории обычно не является определяющей. Социальной базой читательской аудитории деловой прессы являются специалисты, то есть лица, причастные не к принятию решений, а к их подготовке, выработке. Это, прежде всего, люди из групп организаторского труда – образованные, социально активные, работающие во всех сферах народного хозяйства, в науке (в первую очередь прикладной) и на государственной службе. Среди читателей деловой прессы немало студентов высших учебных заведений.

Наконец, границы аудитории деловой прессы расширяются до неопределенности, когда речь заходит, например, о корпоративных изданиях. В частности, издания, ориентированные на потребителей, охватывают едва ли не все аудитории, поскольку мы все являемся потребителями каких-либо товаров. А поскольку охватить всех невозможно, в корпоративной прессе сегментация информационных потоков принимает весьма жесткие формы. Внутрикорпоративные издания, как правило, не выходят за рамки производств. Клиентские издания ориентированы на вполне определенные, описанные языком маркетинга, аудитории.

Потребление деловой информации носит утилитарный характер. Это прагматичное чтение, связанное, прежде всего, с профессиональной деятельностью читателя. Как правило, оно включает в себя ежедневную универсальную деловую газету, универсальный деловой еженедельник и специализированный ежемесячный журнал. Газета удовлетворяет потребности в новостях, еженедельник – в анализе и комментарии, а ежемесячное издание является источником специализированной информации. Можно сказать и так: газета дает общую картину мира, еженедельник ее анализирует, а ежемесячник углубляет специальные знания.

Любое сообщение приобретет деловой характер, если мы смотрим на него с точки зрения интересов участников хозяйственной деятельности. Даже такие сферы деятельности человека, как культура и спорт, деловое издание стремится рассматривать сквозь призму интересов своей аудитории. И этому способствует все большая коммерциализация сфер человеческой деятельности и человеческих отношений в целом.

Контрольные вопросы

Каковы важнейшие направления деятельности экономической журналистики?

В чем причины успеха пионеров деловой журналистики в России?

Функции деловой прессы среди СМИ.

-111-

Литература

Деловая пресса России: настоящее и будущее / Сост. В. Давыдов, М. Дзялошинская. – М.: Глобус, 1999.

Менеджмент СМИ в 2002 году: Материалы семинара / Под общ. ред. В.Л. Иваницкого. – М.: Пульс, 2002.

Станковская И.Т., Стрелец И.А. Экономическая теория: Учеб. – М.: Эксмо: Ирбис, 2007.

Тертычный А.А. Жанры периодической печати: Учеб. пособие. – М.: Аспект Пресс, 2000.

Деловой еженедельник «Город N» на рынке ростовской прессы. – http://www.relga.rsu.ru/n20/press20.htm

Ханова Ажа. Французский журнал «Экспансьон» на рынке деловой прессы.–  http://www.relga.rsu.ru/n40/jur40.htm

Фатымина Виктория. Экономические проблемы в ежедневной прессе ФРГ // Научно-культурологический журнал «Релга». – № 10 [112]. – 2005.

Дьякова Е.Г., Трахтенберг А.Д. Массовая коммуникация и проблема конструирования реальности: анализ основных теоретических подходов. – Екатеринбург: УрО РАН, 1999. – http://humanities.edu.ru/db/msg/46243

Сайт РБК – http://www.rbc.ru

Сайт «Эксперта» – http://www.expert.ru

Сайт ИД «КоммерсантЪ» – http://www.kommersant.ru

Сайт газеты «Ведомости» – http://www.vedomosti.ru

-112-

в раздел библиотека



[1] Луман Н. Реальность массмедиа. М., 2005, С. 161.

[2] Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М., 2003. С. 325.

[3] http://www.expert.ru/articles/2006/10/20/media/

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти